Пути развития феодальных отношений

 

гигантского неосвоенного фонда, который императоры использовали в качестве могущественного орудия в своей социальной политике и политической борьбе. Жалуя с разной степенью прав и льгот землю гражданским и военным чинам, императоры лавировали между группировками знати, стремясь упрочить трон.

Юридический статус земельной собственности являлся главным фактором, определявшим имущественные и социальные условия жизни всего византийского крестьянства. Разложение сельской общины было ускорено налоговой реформой Никифора I (802—811) и оживлением товарно-денежных отношений. Кроме главного поземельного налога натурой (синоны), были введены другие налоги. Строго соблюдалась эпиболэ в ее новой форме: заброшенный соседом участок уже не присоединяли к земле общинников, а давали им право его обрабатывать взамен уплаты налогов. Эпиболэ теперь стали называть «аллиленгием», т.е. «солидарной ответственностью». Общинники по-прежнему в складчину вооружали обедневших стратиотов. С Никифора I (и до конца империи) казна стала взимать со всех жителей деревни «капникон» («подымное»), т.е. подворную подать с домохозяина, независимо от его имущественного положения. Ранее ее платили только «парики» (присельники) церкви.

С тех пор эта категория крестьян (парики) все чаще упоминается в источниках. Безземельный крестьянин получал от господина земли участок на условиях уплаты части урожая либо определенной суммы денег, или за отработки в хозяйстве господина. Иногда эти обязанности сочетались в разных пропорциях по воле собственника земли. В X-XI вв. взносы в пользу господина приобретали нередко ту форму, которую имел тогда главный поземельный налог в пользу казны. К концу X в. он стал все чаще собираться в денежной форме.

Специфика частновладельческой эксплуатации в Византии состояла в том, что ее уровень определялся обычаем, приравнивавшим официально взносы париков к арендной плате, более чем вдвое превышавшей государственный налог. Поскольку господин перекладывал на париков и казенные налоги с его земельной собственности, их взносы господину втрое превышали платежи крестьян-собственников своих участков. Основное отличие парика от свободного общинника состояло в отсутствии у парика собственности на обрабатываемую им землю, а от свободного арендатора чужой земли — в отсутствии защищенного публичной властью договора с господином земли и в непременном проживании в пределах господской вотчины. В силу всего этого, хотя парик юридически оставался свободным и полноправным подданным

153

163

С защитой торговых интересов связан и последний поход уже христианской Руси на Константинополь в 1043 г. Его возглавил сын Ярослава Мудрого новгородский князь Владимир. Поход был неудачным: флот росов был разметан бурей и сожжен «греческим огнем» под Константинополем. Отношения, однако, были улажены. В 1047 г. русы уже помогали Константину IX Мономаху (1042-1055) разбить очередного узурпатора. Мономах выдал свою дочь за другого сына Ярослава Мудрого — Всеволода. Торговые и культурные связи Руси с Византией и ее владениями в Крыму не прерывались до конца XI в., несмотря на господство в причерноморских степях сначала печенегов, а с последней четверти столетия и в течение всего XII в. — половцев. Почти полное прекращение на длительный срок русско-византийских связей было обусловлено сначала захватом Константинополя крестоносцами в 1204 г., а затем — разорением Киева татаро-монголами в 1240 г.

3. Византия в конце XI-XII столетии

Последний (третий) этап средневизантийского периода охватывает время от воцарения Алексея I Комнина (1081 г.) до взятия Константинополя крестоносцами в 1204 г. Это была эпоха Комнинов (1081-1185). Четверо из них оставили глубокий след в истории Византии, а вслед за уходом последнего, Андроника I (1183-1185), перестала существовать и сама империя как единое государство. Комнины полностью отдавали себе отчет в критическом положении своего государства и энергично, как рачительные домохозяева (их и винили-то современники в том, что они превратили империю в свою вотчину), принимали экономические, социальные, политические меры для его спасения. Крушение империи они отсрочили, но упрочить надолго ее государственную систему не смогли.

Аграрные отношения. Экономическая и социальная политика Комнинов.

Аграрные отношения. Экономическая и социальная политика Комнинов. Для истории Византии XII в. характерно проявление двух противоположных тенденций, наметившихся уже в XI в. С одной стороны, имел место подъем сельскохозяйственного производства (в новейшей историографии это время обозначают как «эпоху экономической экспансии»), с другой — прогрессировал процесс политической дезинтеграции. Расцвет экономики не только не вел к укреплению государственной системы, но, напротив, ускорял ее дальнейшее разложение. Традиционная организация власти в центре и в провинциях, прежние формы отношений внутри правящего класса стали объективно преградой для дальнейшего общественного развития.

164


Династия Комнинов (1081-1185)

Комнины оказались перед неразрешимой альтернативой: для упрочения центральной власти и обеспечения доходов казны (необходимого условия для содержания сильной армии) они должны были по-прежнему защищать мелкое землевладение и сдерживать рост крупного, как и раздачу пожалований и привилегий. Но такого рода политика ущемляла интересы военной аристократии, которая привела их к власти и оставалась их социальной опорой. Разрешить эту проблему Комнины (прежде всего Алексей I) пытались двумя путями, избегая коренной ломки общественно-политической системы, считавшейся незыблемой ценностью. Мысль о переменах в «таксисе» (освященном веками правопорядке) была чужда менталитету византийцев. Введение новшеств почиталось грехом, непростительным императору.

Во-первых, Алексей I стал реже, чем его предшественники, предоставлять частным лицам, церкви и монастырям освобождение от налогов и право селить на своей земле на положении париков разорившихся и не уплачивавших налогов в казну крестьян. Скупее стали и пожалования земли из фонда государства и из имений правящей семьи в полную собственность. Во-вторых, раздачу льгот и пожалований Алексей I стал жестко обусловливать личными связями и отношениями. Его милости были или наградой за службу престолу, или залогом для ее несения, а предпочтение при этом отдавалось людям, лично преданным, прежде всего — представителям обширного клана Комнинов и породненных с ними фамилий.

Политика Комнинов могла принести лишь временный успех — она страдала внутренними противоречиями: новые формы отношений между представителями господствующего класса могли стать основой для возрождения государства лишь при коренной перестройке централизованной системы управления, но именно ее упрочение оставалось по-прежнему главной целью. Мало того, раздача пожалований и привилегий соратникам вела неизбежно, сколь бы ни были они в данный момент преданы трону, к росту крупного землевладения, ослаблению свободного крестьянства, падению доходов от налогов и усилению тех самых центробежных тенденций, против которых она была направлена. Военная аристократия одолела чиновную знать, но, сохранив прежнюю систему власти и центральный аппарат управления, она нуждалась в услугах «бюрократов» и при проведении своих реформ оказалась их заложницей, ограничиваясь полумерами.

К рубежу XI—XII вв. в парикии оказалась значительная часть крестьянства. Укрепилась крупная вотчина. Жалуя ее господину экскуссию (полное или частичное освобождение от налогов),

166


 

§ 1. Основные черты феодального строя Западной Европы к концу XI в.

Утверждение феодального строя в странах Западной Европы в IX—XI вв.

Утверждение феодального строя в странах Западной Европы в IXXI вв. В большинстве государств Западной Европы завершается процесс формирования феодальных отношений. В одних странах, например в Италии и Франции, феодальный строй в основных чертах сложился уже в X в.; в Англии и Византии этот процесс завершился в основном только к концу XI в., в Германии — к началу XII в. Еще медленнее шла феодализация в Скандинавских странах. Но к концу XI в. феодальные отношения утвердились в большинстве стран Западной Европы и в Византии.

Господствует феодальная земельная собственность в виде вотчины в сочетании с мелким индивидуальным крестьянским хозяйством. Основная масса крестьян находится уже в той или иной форме зависимости от землевладельца и подвергается, эксплуатации с его стороны. Эта эксплуатация выражается в феодальной ренте и осуществляется с помощью различных средств внеэкономического принуждения. Ранее свободная сельская община превращается к этому времени в зависимую общину, а традиционные формы общинного землепользования заимствуются феодалами для организации эксплуатации крестьянства.

На раннем этапе развития феодализма господствовало натуральное хозяйство; обмен был незначителен, торговые связи не развиты; ремесло еще только начинало отделяться от сельского хозяйства. В западноевропейских странах у лично зависимых крестьян, особенно в крупных поместьях, преобладала отработочная рента и связанная с ней барщинная система хозяйства. Широко распространяется также натуральный оброк с крестьян, находившихся в более легкой зависимости. Денежная рента была развита еще слабо. Установление феодальных отношений в Европе в IX-XI вв. в целом привело к подъему экономики и скачку в развитии производительных сил. Развивалось ремесло, постепенно отделяясь от сельскохозяйственных занятий, и обмен, возрождались на новой

172

феодальной основе пришедшие в упадок римские города, возникали новые предгородские поселения, рыночные центры, порты для морской торговли как в Южной, так и в Северной Европе.

Характерной чертой социально-политических отношений, сложившихся в Европе к середине XI в., была неразрывная связь между феодальной собственностью на землю и политической властью феодала. Крупная вотчина представляла собой не только хозяйственную единицу, но и как бы маленькое независимое государство — сеньорию. По отношению к населению своих владений феодал был не только землевладельцем, но и государем — сеньором, в руках которого находился суд, администрация, военные и политические силы. Такая организация общества обусловила господство в Европе в X—XI вв. (в некоторых странах и позже) политической раздробленности.

Крестьянство.

Крестьянство. В наиболее тяжелом положении повсеместно находились лично зависимые крестьяне, в некоторых странах (например, во Франции) уже в X—XI вв. составлявшие значительную часть крестьянства. Они зависели от своего сеньора и в личном, и в поземельном, и в судебно-административном отношении и подвергались особенно тяжелой эксплуатации. Таких крестьян можно было отчуждать (обычно только вместе с землей); они были стеснены в распоряжении своим наследственным наделом и даже своим движимым имуществом: и то, и другое считалось собственностью феодала. Кроме того, зависимые крестьяне выполняли ряд унизительных повинностей и облагались платежами. В категорию таких крестьян постепенно вливались и бывшие рабы. В ряде стран этот наиболее зависимый слой именовался сервами, хотя они уже не были рабами в античном значении этого слова.

Несколько легче было положение лично свободных крестьян, находившихся, однако, в поземельной и судебной зависимости от своих сеньоров. В целом по Западной Европе они составляли весьма значительную часть крестьянства. Они могли более свободно распоряжаться своей движимостью, а иногда и земельным наделом с согласия феодала, однако также платили ему ренту. В некоторых странах (Англии, Германии, на юге Франции, в Италии) сохранялся в IX—XI вв. еще небольшой слой свободных крестьян — земельных собственников аллодиального типа, зависимость которых от сеньора носила в первую очередь судебный и политический характер.

Феодалы. Феодальная иерархия.

Феодалы. Феодальная иерархия. Отношения между феодалами в государствах Западной Европы строились по принципу так называемой феодальной иерархии («лестницы»). На ее вершине находился король, считавшийся верховным сеньором всех феодалов, их сюзереном — главой феодальной иерархии. Ниже его стояли

173

Между замком феодала и крестьянской деревней отношения складывались противоречиво. С одной стороны, в повседневной жизни между ними существовали взаимная вражда и недоверие. Но с другой стороны, крестьяне зачастую видели в своем сеньоре покровителя и защитника от насилий других феодалов, спасались от них в стенах его замка. Там же собирались они иногда, чтобы посмотреть на рыцарские турниры, послушать заезжего жонглера (скомороха) или певца.

Большую роль в жизни крестьян играла приходская церковь, также удовлетворявшая духовные потребности крестьян, мировосприятие которых пронизывала религиозность. Но кроме того, церковь — самое крупное здание деревни — являлась для ее населения центром общественной жизни: местом собраний, хранилищем ценностей, убежищем в случае вражеских набегов.

§ 2. Франция в IX-XI вв.

Возникновение Французского королевства.

Возникновение Французского королевства. Начало Французскому королевству положил Верденский договор 843 г., по которому Франкское государство было поделено между сыновьями Людовика Благочестивого (см. гл. 4). После смерти Лотаря в 855 г. его королевство распалось: старшему из его сыновей, Людовику, унаследовавшему императорский титул, досталось королевство Италия, второму, Карлу, — Юго-Восточная Галлия, составившая королевство Прованс (в дальнейшем Бургундия, или Арелат), младшему, Лотарю, — области между Северным морем и Вогезами — так называемая Лотарингия (впоследствии это название закрепилось лишь за землями в верховьях Мааса и Мозеля). Территория бывшего Франкского государства продолжала мыслиться как общее достояние потомков Карла Великого, поэтому смерть кого-то из них, как правило, влекла за собой перекройку границ, временные объединения и новые разделы. Чаще всего яблоком раздора становилась Лотарингия — средоточие родовых поместий Каролингов, где своя династия не сложилась. Поделенная в 870 г. между Карлом Лысым и Людовиком Немецким по Мерсенскому договору, она вскоре была восстановлена в прежних границах и в течение нескольких десятилетий переходила из рук в руки, но в конце концов вошла в состав Восточно-Франкского королевства на правах племенного герцогства. Западно-Франкское королевство, или, как оно стало со временем называться, Франция, вернулось к границам 843 г. и оставалось в их пределах до конца XIII в.

В этническом отношении Французское королевство представляло собой довольно сложное образование. На крайнем юго-западе страны, в Гаскони, проживали баски, на крайнем северо-

179

184

повсеместно), судебно-административные и фискальные функции переходили постепенно в руки епископов и избиравшихся из горожан скабинов, выполнявших преимущественно судебные обязанности. Контроль за деятельностью графов (в пограничных марках — маркграфов) и епископов осуществляли «императорские посланцы». Однако и при Каролингах процесс децентрализации власти усиливался, поскольку широко практиковалась раздача иммунитетных прав епископам и светским лицам. Иммунитетные территории выходили из юрисдикции графов.

Политическая раздробленность Италии не была преодолена и после распада империи Карла Великого, хотя по Верденскому договору 843 г. она обрела статус независимого королевства. С конца IX в. титул короля Италии постоянно оспаривали представители франкской знати. Непрочность верховной власти позволила венграм совершить в первой половине X в. ряд грабительских набегов на страну. Юг Италии подвергался частым нападениям арабов (сарацин), к концу IX в. овладевших Сицилией.

С середины X в. Северная и Средняя Италия становятся объектом притязаний со стороны германских королей. Сопротивление местного населения их завоевательной политике делало позиции императорской власти достаточно эфемерными. Более прочным оказывалось владычество графов, маркграфов и высшего духовенства — епископов, архиепископов, аббатов. Хотя формально многие земли Северной и Средней Италии вошли в состав империи, реальную силу императоры обретали лишь в то время, когда находились здесь со своим войском. Военные походы в Италию стали в XI—XII вв. одним из важных направлений политики германской империи, причем особенно привлекательными для ее правителей становились быстро развивавшиеся и богатевшие итальянские города.

Формирование феодальных отношений.

Формирование феодальных отношений. В Италии складывание феодальных отношений происходило в VIII—IX в. в процессе синтеза романских и германских элементов, путем взаимовлияния порядков, характерных для местного римского населения и привнесенных варварами. В Лангобардском королевстве этот процесс протекал достаточно Медленно и был ускорен франкским завоеванием.

В раннее средневековье в Италии шло два встречных процесса. С одной стороны, происходили изменения в хозяйственной системе, утвердившейся во владениях римской знати, которая основывалась на труде сервов, колонов и либертинов. Главной тенденцией здесь стало наделение землей сервов и других непосредственных производителей, расширение их экономической

185

самостоятельности и снижение нормы эксплуатации. Стирались различия в социальном статусе разных категорий работников, превращавшихся в прикрепленных к наделу зависимых крестьян. В то же время среди римского населения сохранялась прослойка мелких свободных собственников земли, самостоятельно ведущих свое хозяйство.

С другой стороны, в лангобардскую эпоху на землях, занятых варварами, существовали порядки, характерные для разлагавшегося родоплеменного строя. Большая семья (у лангобардов — фара), обладавшая правами на пахотный надел, который обрабатывался сообща ее членами, постепенно дробилась на малые индивидуальные семьи, получавшие права на землю. С возникновением у лангобардов аллода стал заметно расти в VIII в. слой свободных мелких собственников, близких по своему хозяйственному положению к римским посессорам. Дифференциация в их среде вела к возникновению свободных арендаторов — либелляриев, получавших землю по договору (либелла) в наследственное пользование с широкими правами распоряжения наделом и фиксированной рентой (денежный чинш или часть урожая). Число либелляриев росло и за счет сервов и колонов, обретавших, как правило, за выкуп личную свободу.

В IX—X вв. либеллярии и другие наследственные держатели (эмфитевты, прекаристы) составляли в Северной и Средней Италии широкую прослойку мелких держателей, постепенно оказывавшихся в разных формах личной зависимости от земельных собственников. Эта тенденция наметилась еще в пору франкского господства, когда раздавались иммунитеты и бенефиции, быстро превращавшиеся в наследственные феоды. Складывавшаяся в VIII—IX вв. феодальная вотчина, в том числе на церковных и монастырских землях, отличалась незначительными размерами домена — в ней преобладали наделы, обрабатывавшиеся либелляриями, колонами, сервами, либертинами, которые оказывались не только поземельно, но и лично зависимыми от вотчинника. Слой крупных земельных собственников составляли потомки римской знати, лангобардская верхушка (герцоги и королевские чиновники), представители франкской знати. Обширные вотчины возникали и на церковных и монастырских землях — при франках позиции католической церкви заметно усилились. Некоторые монастыри — Боббио, Фарфа, Монтекассино и др. — уже в IX в. стали крупнейшими земельными собственниками.

В Южной Италии, лишь частично затронутой лангобардским завоеванием, процесс феодализации шел медленнее, чем в центральных и северных областях полуострова. В раннее средневековье

186

196


Саксонская династия

(Людольфинги — Оттоны)

культурные влияния в придворных кругах женитьба Оттона II на Феофано. Оттон III сумел привлечь к своему двору из разных стран нескольких известных современников, самым знаменитым из которых был Герберт Орильякский — папа Сильвестр II.

В Германии центрами образования и культуры, как и раньше, были крупные аббатства (Лорш, Корвея и др.), но наряду с ними все большее значение начинают приобретать и центры некоторых епископств (Хильдесхайм, Падерборн).

Хотя «Оттоновское возрождение» было слабым даже по сравнению с «возрождением» Каролингским, оно отмечено серьезными успехами по крайней мере в историописании. Приближенный к семье Оттонов монах Видукинд из знатного саксонского рода в своей «Истории саксов» прославляет прошлое и настоящее родного племени. Характерно, что к далеким итальянским предприятиям Оттона I отношение у саксонского «патриота» Видукинда весьма прохладное. Крупнейший исторический памятник поры саксонских императоров — «Хроника» Титмара, епископа Мерзебургского. Начатая как история отдельного епископства, «Хроника» превратилась в уникальное сочинение, описывающее исторические события как по всей империи, так и у ее соседей на востоке, в том числе и на Руси.

Очень своеобразной фигурой «Оттоновского возрождения» была монахиня Росвита (Гросвита), которую часто называют первой немецкой писательницей. Она сочинила несколько латинских поэм и драм как церковного, так и светского содержания, а также апологетическую историю правления Оттона I в стихах.

§ 5. Северная Европа в IX-XI вв.

«Эпоха викингов» в Северной Европе.

«Эпоха викингов» в Северной Европе. IX — середина XI в. вошли в историю Северной Европы под названием «эпохи викингов». Это был период их широкой экспансии, в которой разрозненные военные набеги, а позже более организованные походы, возглавленные скандинавскими конунгами (королями), переплетались с развитием международной торговли, с колонизацией и открытием новых земель. В самой Скандинавии этот период ознаменовался усилением распада родоплеменных отношений и зарождением предпосылок для возникновения первых государственных образований.

В «эпоху викингов» произошли глубокие сдвиги в материальной и духовной культуре скандинавских народов. Развертывается внутренняя колонизация — частичное освоение и заселение лесных зон Скандинавского полуострова. Возникают новые типы быстроходных и маневренных кораблей, на которых викинги плавали по

198

Северному и Балтийскому морям, поднимаясь по европейским рекам — по Сене до Парижа и по днепровскому водному пути до Константинополя; суда викингов бороздили Средиземное море и Атлантику, вплоть до Исландии и островов у побережья Северной Америки. На основе развернувшейся международной торговли поднялись важные ее центры в Северной Европе — Хайтабю в Дании (в области теперешнего Шлезвига), Бирка на озере Меларен (в Южной Швеции), Скирингосаль в Южной Норвегии. Успехи в строительном и фортификационном деле выразились, в частности, в сооружении системы уникальных по конструкции военных кольцевых укреплений в Ютландии и на примыкающих к ней островах.

Экспансия викингов в IX — первой половине X в.

Экспансия викингов в IX — первой половине X в. Этимология термина «викинг» до конца не выяснена; возможно, слово происходит от «вик» — бухта, порт, где базировались участники морских походов, но предлагались и другие объяснения. На Западе они были известны под именем норманнов («северных людей»), а на Руси — варягов.

Первые упоминания о нападении викингов восходят к самому концу VIII в. В 793 г. отряд скандинавов напал на монастырь на Северо-Восточном побережье Англии, разграбил и сжег его. Вскоре подобные разбойничьи нападения сделались подлинным бедствием для населения приморских районов Англии, Ирландии, Франкского королевства, Германии, Южного побережья Балтийского моря. Повсюду эти внезапные появления вооруженных и безжалостных язычников несли смерть, разграбление и порабощение захваченных врасплох местных жителей, которые долгое время не были способны оказывать им сопротивление. Духовенство было склонно объяснять это бедствие божьей карой за грехи, и даже была составлена молитва: «Боже, избави нас от неистовства норманнов!» Со временем правители стран, подвергавшихся нападениям норманнов, сумели организовать защиту от них и начались более регулярные военные действия. Отпор, который он встретил со стороны франков, побудил датского конунга Годфреда приступить к постройке оборонительного вала, защищавшего Ютландию с юга. Эта цепь укреплений известна под названием Даневирке («Датский вал»), возведение ее началось в начале IX в., но продолжалось и в следующем столетии.

Датским завоевателям удалось разграбить и подчинить своей власти обширные территории в разных частях Европы. Они переселялись на острова Северной Атлантики — Фарерские, Шетландские, Оркнейские и Гебридские. После 870 г. выходцы из Норвегии открыли и начали заселять Исландию. Первым поселенцем здесь был Ингольф Арнарсон, обосновавшийся на юго-

199

210

обрабатываемые барщинным трудом феодально зависимых крестьян. Из инструкции управляющему вотчиной (Gerefa) и латинского трактата «Об обязанностях разных лиц» (в вотчине. — Ред.), относящихся к этому времени, мы знаем, что в этих феодальных вотчинах работали три основные группы крестьян: гениты — потомки свободных кэрлов, чья зависимость, возникшая в результате пожалования земли, на которой они жили, в бокленд, была относительно легкой; гебуры — основная рабочая сила в маноре, выполнявшая тяжелую барщину, — получали землю и инвентарь от господина и находились в тяжелой зависимости от него; котсетли — держатели мелких наделов, по своему правовому положению близкие к гебурам.

К этому времени завершается и процесс формирования нового господствующего слоя военно-служилой знати, так называемых тэте, пришедших на смену прежним королевским дружинникам — гезитам. Тэны, как правило, уже были мелкими и средними феодальными землевладельцами, предшественниками будущих рыцарей.

К середине XI в. Англия была в значительной мере феодализирована. Однако процесс феодализации не был еще завершен: наряду с феодальными вотчинами сохранялось еще много свободных общин и даже свободных крестьян-собственников, игравших заметную роль в органах самоуправления и в войске.

Возобновление и конец датских нашествий.

Возобновление и конец датских нашествий. В конце X в. датские короли, объединившие к этому времени под своей властью не только Данию, но и южную часть Скандинавского полуострова, возобновили набеги на Англию и в 1016 г. установили там свою власть. Король Кнут (1016—1035) был одновременно королем Англии, Дании и Норвегии. Стремясь найти опору в лице крупных англосаксонских землевладельцев, он подтверждал многие из присвоенных ими привилегий и прав.

Датское владычество в Англии оказалось непрочным. Используя внутренние раздоры в датском государстве, англосаксы продолжали борьбу с чужеземным гнетом. Вскоре после смерти Кнута его большая держава распалась и на английский престол вступил представитель старой англосаксонской династии Эдуард по прозвищу Исповедник (1042-1066).

§ 7. Испания в VIII — середине XI в.

Мусульманское завоевание Испании.

Мусульманское завоевание Испании. К концу VII в. арабы завершили покорение византийских владений в Северной Африке, и в 709 г. их первый отряд высадился на территории Вестготского королевства. Кроме арабов в завоевании участвовали коренные

211

жители Северной Африки — берберы, незадолго до того принявшие ислам. В 711 г. началось их вторжение в Испанию. Вестготское войско значительно превосходило врага численно, однако потерпело сокрушительное поражение в первой же крупной битве; к 714 г. сдались все крупные крепости королевства. Арабы и берберы (в христианском мире их обычно называли маврами) захватили вестготские владения и к северу от Пиренеев, однако их продвижение в глубь Франкского королевства было остановлено Карлом Мартеллом.

Слабость Вестготского королевства была обусловлена острыми внутренними социальными и политическими противоречиями. Крестьянство было отягощено повинностями и государственными налогами; знать вела ожесточенную борьбу за престол, поскольку принцип наследования королевской власти здесь так и не утвердился; огромное влияние католической церкви вызывало недовольство части светской знати, а также проживавших в стране ариан и иудеев. Поэтому основная масса населения довольно безразлично отнеслась к вторжению арабов, а некоторые представители господствующей верхушки (например, архиепископ Севильи) даже помогали им. Серьезное сопротивление мавры встретили лишь на гористом севере полуострова, где несколько позже сформировались испано-христианские государства.

Мусульманская Испания.

Мусульманская Испания. До 755 г. мусульманская Испания (или ал-Андалус) входила в состав Дамасского халифата. Когда власть там захватили Аббасиды, представитель свергнутой династии Омейядов Абд ар-Рахман сумел утвердиться в ал-Андалусе и провозгласил себя эмиром. Его столицей стал город Кордова. В 929 г. эмир Абд ар-Рахман III окончательно утвердил независимость арабской Испании от других исламских государств, присвоив себе титул халифа. X век был вершиной политического могущества ал-Андалуса, однако вызревавшие в это время тенденции феодальной раздробленности вызвали в 1008—1031 гг. серию междоусобиц и дворцовых переворотов, что привело к распаду халифата на несколько десятков независимых княжеств-тайф, крупнейшими из которых были Кордовская, Толедская, Севильская, Валенсийская, Сарагосская тайфы.

В экономическом отношении мусульманская Испания представляла собой процветающий регион раннесредневековой Европы. На юге полуострова были созданы ирригационные системы, позволившие значительно поднять урожайность традиционных культур (зерновых, винограда и др.) и начать культивирование новых (сахарный тростник, рис, хлопок, некоторые овощи и фрукты). В центральных районах страны получило широкое распростране-

212

Наварра и Арагон.

Наварра и Арагон. Общественный строй Наварры и Арагона в раннее средневековье был более архаичен, чем в Астуро-Леонском королевстве и Каталонии. Этот район был очень слабо освоен римлянами, влияние вестготов и франков также было поверхностным. В рассматриваемый период здесь преобладало баскоязычное население, романизировавшееся очень медленно. Землевладение феодального типа развивалось главным образом в долинах больших рек, в горах же сохранялись свободные крестьянские общины. Запоздалым было и формирование феодальной иерархической структуры. Об утверждении в этих государствах феодального строя можно говорить не ранее, чем с середины XI в.

На рубеже Х-ХI вв. при короле Санчо Великом Наварра со столицей в Памплоне была сильным государством, подчинившем себе Арагон и Кастилию. После смерти Санчо (1035 г.) его держава распалась; Наварра, оттесненная от арабской границы своими более активными соседями, постепенно отошла от участия в Реконкисте. В дальнейшем ее судьба оказалась все теснее связанной с судьбой Франции. Арагон, напротив, ведет в XI в. последовательно наступательную политику, понемногу расширяя свои владения за счет мусульманских эмиратов долины Эбро. Общность целей во внешней политике с графством Барселонским предопределила слияние их в XIIв. в единое государство.

Обращение Константина.

Обращение Константина. К IV в. культура Римской империи была преимущественно языческой, и в течение нескольких последующих столетий позднеантичному обществу предстояло пережить трудный процесс духовного перерождения, находясь в атмосфере культурного двоеверия. Несмотря на то, что христиане еще подвергались гонениям за веру, новая религия широко распространилась на территории Римской империи. Об этом свидетельствует, в частности, возникновение крупных христианских центров в Риме, Антиохии, Иерусалиме, Александрии, в ряде городов Малой Азии и других областях. Однако в это время сама церковь не была внутренне единой: среди христианских учителей и проповедников имелись расхождения относительно словесного выражения истины христианской веры. Но христианство, еще в начале IV в. гонимое «извне» языческим обществом и государством, раздираемое «изнутри» сложнейшими богословскими спорами, встречает новое V столетие, будучи единственной официально признанной религией Римской империи. Свершение этого «чуда из чудес», как часто впоследствии называли «торжество христианства» в IV в., связано с именем императора Константина I (274-337).

Обращение Константина к христианству, учитывая, что сам обряд крещения он принял лишь перед смертью, не может рассматриваться только как результат политического расчета или поиска духовной истины.

Поворот произошел, когда в ходе ожесточенной политической борьбы за власть Константин увидел во сне знак Христа — крест, с повелением выступить с этим символом против врага, и исполнив это, одержал решающую победу в сражении с Максенцием (312). Император придал этому видению совершенно особый смысл — как знак избрания его Христом для победы над врагом, и более того, как принятие им креста, христианства, лично от самого Христа, а не через церковь, для осуществления связи между Богом и миром посредством своего императорского служения. Именно таким образом воспринималась его роль и христианами того времени, поэтому и мог не крещеный император принимать столь

220

активное участие в решении внутрицерковных, догматических вопросов, а не только в укреплении официального положения христианства в империи.

С издания Миланского эдикта (313) христиане становятся под защиту государства и получают равные с язычниками права. Христианская церковь уже не подвергается гонениям, даже в правление императора Юлиана (361—363), прозванного Отступником, — не за нетерпимость к христианству, но за ограничение прав церкви и объявление веротерпимости к христианским неканоническим учениям (ересям) и язычеству. Христианство становится официальной государственной религией, а к концу столетия при императоре Феодосии I (379-395) объявляется религией нетерпимой и к язычеству, и к ересям.

Оформление христианской догматики. Вселенские соборы.

Оформление христианской догматики. Вселенские соборы. Эпоха перехода от античности к средневековью являлась важнейшим этапом в становлении христианского вероучения. В IV в. церковь не была внутренне единой. Поэтому, когда в 323 г. Константин I стал единодержавным правителем всей империи, он выступил инициатором созыва церковного собора, который должен был заложить основы кафолической, вселенско-единой христианской церкви. Но отличие Вселенских соборов состоит в том, что они были призваны дать точное общецерковное определение по основным вопросам христианского вероучения, истинам веры (догматике) и правилам церковной организации и дисциплины (канонам). Эти постановления считались важнейшими и обязательными для всего христианского мира.

Оформление основных догматов проходило благодаря активной деятельности отцов церкви. К их числу относятся те христианские учителя и писатели, которых церковь признала наиболее авторитетными толкователями христианства. Изучением их наследия занимается патристика (учение самих отцов церкви и учение об отцах церкви). Христианской догматике посвятили свои труды выдающиеся богословы IV-V вв., часто именуемые «вселенскими учителями»: святые отцы — Афанасий Александрийский, «великие каппадокийцы» (Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский), Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Августин Блаженный и многие другие. Творения отцов церкви являются составной частью Священного Предания, которое вместе со Священным Писанием (38 книгами Ветхого и 27 книгами Нового Заветов) и составило христианское вероучение.

В центре внимания Первого и Второго Вселенских соборов была выработка единого взгляда на догмат о Св. Троице (тринитарное учение).

В центре внимания Первого и Второго Вселенских соборов была выработка единого взгляда на догмат о Св. Троице (тринитарное учение). Собравшиеся в 325 г. в Никее иерархи обсуждали учение

221

239

и духовенства, к обмирщению церкви: и клирики и даже монахи подражали в быту сеньорам, зачастую обзаводились семьями и конкубинами, передавая церковное имущество по наследству.

Иначе складывалась судьба церкви в Восточно-Франкском королевстве, где феодализация протекала более замедленными темпами и явления, характерные для западно-франкской и итальянской церкви, были выражены менее отчетливо. Упадок церковной жизни оказался здесь кратковременным. Оттон I, подчеркивая преемственность своей власти от Каролингов, видел в церкви важнейшую опору государства. К началу XI в. в германских землях оформляется система имперской церкви. (см. гл. 6).

Как и при Каролингах, христианизация соседних языческих народов становится частью экспансионистской политики германских императоров. В X в. усилиями германских миссионеров христианство утверждается в Чехии, Польше и Венгрии. Тогда же началась насильственная христианизация славянских племен междуречья Эльбы и Одера, продолжавшаяся вплоть до XIII в. В X в. немецкие миссионеры дали импульс распространению христианства в Скандинавии. Таким образом, к началу II тысячелетия христианство утвердилось на всей территории Западной, Центральной и Восточной Европы, исключая лишь Прибалтику, а также часть Испании и Сицилию, занятые арабами.


Города оказали значительное воздействие на экономику средневекового общества, сыграли очень важную роль в его социально-политической и духовной жизни. XI столетие — время, когда в большинстве стран Западной Европы в основном сложились города, как и все главные структуры феодализма, — является хронологическим рубежом между ранним средневековьем (V—XI вв.) и периодом наиболее полного развития феодального строя (XI— XV вв.), средневековой цивилизации в целом.

Городская жизнь в раннее средневековье.

Городская жизнь в раннее средневековье. Первые столетия средних веков в Западной Европе характеризовались почти полным господством натурального хозяйства, когда основные жизненные средства добываются в самой хозяйственной ячейке, силами ее членов и из ее ресурсов. Крестьяне, составляющие подавляющую массу населения, производили сельскохозяйственные продукты и ремесленные изделия, орудия труда и одежду для собственных нужд и для уплаты повинностей феодалу. Принадлежность орудий труда самому работнику, соединение сельского труда с ремеслом, — характерные черты натурального хозяйства. Лишь немногие специалисты-ремесленники проживали тогда в немногочисленных городских поселениях, а также в поместьях крупных феодалов (обычно в качестве дворовых людей). Небольшое число сельских ремесленников (кузнецы, гончары, кожевники) и промысловиков (солевары, углежоги, охотники) наряду с ремеслом и промыслами занимались и сельским хозяйством.

Обмен продуктами был незначителен, он основывался прежде всего на географическом разделении труда: различиях в природных условиях и уровне развития отдельных местностей и регионов. Торговали преимущественно добываемыми в немногих пунктах, но важными в хозяйстве товарами: железом, оловом, медью, солью и т.п., а также предметами роскоши, не производившимися тогда в Западной Европе и привозимыми с Востока: шелковыми тканями, дорогими ювелирными изделиями и оружием, пряностями и т.д. Главную роль в этой торговле играли странствующие, чаще всего иноземные купцы (греки, сирийцы, арабы, евреи

243

и др.). Производство продуктов, специально рассчитанное на продажу, т.е. товарное производство, в большей части Западной Европы почти не было развито. Старые римские города приходили в упадок, происходила аграризация экономики, а на варварских территориях города только возникали, торговля была примитивной. Конечно, и начало средневековья отнюдь не было «безгородским» периодом. Сохранялись еще позднерабовладельческий полис в Византии и западноримские города, в разной мере запустевшие и разрушенные (Милан, Флоренция, Болонья, Неаполь, Амальфи, Париж, Лион, Арль, Кёльн, Майнц, Страсбург, Трир, Аугсбург, Вена, Лондон, Йорк, Честер, Глостер и многие другие). Но они по большей части играли роль либо административных центров, либо укрепленных пунктов (крепостей-бургов), либо резиденций епископов и т.д. Их небольшое население мало чем отличалось от деревенского, многие городские площади и пустыри использовались под пашни и пастбища. Торговля и ремесла были рассчитаны на самих горожан и не оказывали заметного влияния на окружающие деревни. Больше всего городов сохранилось в наиболее романизированных областях Европы: могучий Константинополь в Византии, торговые эмпории в Италии, Южной Галлии, в вестготской, а затем арабской Испании. Хотя и там позднеантичные города в V—VII вв. пришли в упадок, некоторые из них были относительно многолюдны, в них продолжали действовать специализированные ремесла, постоянные рынки, сохранялись муниципальная организация и цехи. Отдельные города, прежде всего в Италии и Византии, являлись крупными центрами посреднической торговли с Востоком. На большей же части Европы, где не было античных традиций, существовали отдельные городские очаги и немногие ранние города, поселения городского типа были редки, малолюдны, не имели заметного экономического значения.

Таким образом, в масштабах Европы городской строй как общая и завершенная система в раннее средневековье еще не сложился. Западная Европа отставала тогда в своем развитии от Византии и Востока, где процветали многочисленные города с высокоразвитым ремеслом, оживленной торговлей, богатыми постройками. Однако и существовавшие тогда пред- и раннегородские поселения, в том числе на варварских территориях, сыграли значительную роль в феодализационных процессах, выступая центрами политико-административной, стратегической и церковной организации, постепенно сосредоточивая в своих стенах и развивая товарное хозяйство, становясь пунктами перераспределения ренты и главными очагами культуры.

244

249

Этот процесс, имел длительный характер и не был завершен в рамках феодализма. Однако в X-XI вв. он стал особенно интенсивным и привел к важному качественному сдвигу в развитии общества.

Простое товарное хозяйство при феодализме.

Простое товарное хозяйство при феодализме. Товарные отношения — производство на продажу и обмен, — концентрируясь в городах, стали играть огромную роль в развитии производительных сил не только в самом городе, но и в деревне. Натуральное в своей основе хозяйство крестьян и господ постепенно втягивалось в товарно-денежные отношения, появлялись условия для развития внутреннего рынка на основе дальнейшего разделения труда, специализации отдельных районов и отраслей хозяйства (разные виды земледелия, ремесел и промыслов, скотоводство).

Само товарное производство средних веков не следует отождествлять с капиталистическим или видеть в нем прямые истоки последнего, как это делали некоторые видные историки (А. Пиренн, А. Допш и др.). В отличие от капиталистического простое товарное производство было основано на личном труде мелких, обособленных непосредственных производителей — ремесленников, промысловиков и крестьян, которые не эксплуатировали в широких масштабах чужой труд. Все более втягиваясь в товарный обмен, простое товарное производство, однако, сохраняло мелкий характер, не знало расширенного воспроизводства. Оно обслуживало сравнительно узкий рынок и вовлекало в рыночные отношения лишь небольшую часть общественного продукта. При таком характере производства и рынка все товарное хозяйство при феодализме в целом также являлось простым.

Простое товарное хозяйство возникло и существовало, как известно, еще в античную эпоху. Затем оно приспосабливалось к условиям разных общественных систем и подчинялось им. В той форме, в которой товарное хозяйство было присуще феодальному обществу, оно выросло на его почве и зависело от господствующих в нем условий, развивалось вместе с ним, подчинялось закономерностям его эволюции. Лишь на определенном этапе феодальной системы, по мере развития предпринимательства, накопления капитала, отделения мелких самостоятельных производителей от средств производства и превращения рабочей силы в товар в массовом масштабе простое товарное хозяйство стало перерастать в капиталистическое. До этого времени оно оставалось неотъемлемым элементом экономики и социального строя феодального общества, так же как средневековый город — главным центром товарного хозяйства этого общества.

250

Население и внешний вид средневековых городов.

Население и внешний вид средневековых городов. Основное население городов составляли люди, занятые в сфере производства и обращения товаров: различные торговцы и ремесленники (сами же сбывавшие свой товар), огородники, промысловики. Значительные группы людей были заняты продажей услуг, в том числе обслуживанием рынка: матросы, возчики и носильщики, трактирщики и содержатели постоялых дворов, слуги, цирюльники. Наиболее представительной частью горожан были профессиональные торговцы из местных жителей и их верхушка — купцы. В отличие от немногочисленных странствующих купцов раннего средневековья они занимались и внешней, и внутренней торговлей и составляли особый общественный слой, заметный по численности и влиянию. Выделение купеческой деятельности, формирование особого слоя занятых ею лиц было новым и важным шагом в общественном разделении труда.

В крупных городах, особенно политико-административных центрах, обычно жили феодалы со своим окружением (прислуга, военные отряды), представители королевской и сеньориальной администрации — служилая бюрократия, а также нотариусы, врачи, преподаватели школ и университетов и другие представители нарождающейся интеллигенции. Во многих городах заметную часть населения составляло черное и белое духовенство.

Горожане, предки которых обычно были выходцами из деревни, еще долго сохраняли свои поля, пастбища, огороды как вне, так и внутри города, держали скот. Отчасти это объяснялось недостаточной товарностью тогдашнего сельского хозяйства. Сюда же, в города, часто свозились поступления из сельских усадеб сеньоров: города служили местом их концентрации, перераспределения и сбыта.

Размеры средневековых западноевропейских городов были весьма невелики. Обычно их население исчислялось 1 или 3-5 тыс. жителей. Даже в XIV-XV вв. большими считались города с 20—30 тыс. жителей. Только немногие из них имели население, превышающее 80—100 тыс. человек (Константинополь, Париж, Милан, Венеция, Флоренция, Кордова, Севилья).

Города отличались от окружающих деревень своим внешним видом и плотностью населения. Обычно они были окружены рвами и высокими каменными, реже деревянными, стенами, с башнями и массивными воротами, которые служили защитой от нападений феодалов и нашествий неприятеля. Ворота на ночь закрывались, мосты поднимались, на стенах дежурили дозорные. Сами же горожане несли сторожевую службу и составляли ополчение.

251


Средневековый город (Кёльн в конце XII в.):

1 — римские стены; 2 — стены X в.; 3 — стены начала XII в.; 4 — стены конца XII в.; 5 — торгово-ремесленные поселения; б — резиденция архиепископа; 7 — собор; S — церкви; 9— старый рынок; 10 — новый рынок. Одним пути развития феодальных отношений из наиболее распространенных типов городов средневековья были так называемые «многоядерные» города, возникающие в результате слияния нескольких «ядер»: первоначального поселения, позднейшего укрепления, торгово-ремесленного посада с рынком и т.п. Так, например, возник средневековый Кёльн. В его основе лежат римский укрепленный лагерь, резиденция местного архиепископа (конец IX в.), торгово-ремесленное поселение с рынком (X в.). В XI—XII столетиях территория города и его население резко возросли

Городские стены со временем становились тесными, не вмещали всех построек. Вокруг стен, окружавших первоначальный городской центр (бург, сите, град), постепенно возникали предместья — посады, слободы, населенные главным образом ремесленниками, мелкими торговцами и огородниками. Позднее предместья в свою очередь обносились кольцом стен и укреплений. Центральным местом в городе была рыночная площадь, рядом с которой обычно располагались городской собор, а там, где было самоуправление горожан, — еще и ратуша (здание городского совета). Люди одинаковых или смежных специальностей нередко селились по соседству.

Поскольку стены мешали городу расти вширь, улицы делались крайне узкими (по закону — «не шире длины копья»). Дома, часто деревянные, тесно примыкали друг к другу. Выдающиеся вперед верхние этажи и крутые крыши домов, расположенных напротив друг друга, чуть не соприкасались. В узкие и кривые улицы почти не проникали лучи солнца. Уличного освещения не существовало, как, впрочем, и канализации. Мусор, остатки пищи и нечистоты обычно выбрасывались прямо на улицу. Здесь же нередко бродил мелкий скот (козы, овцы, свиньи), рылись куры и гуси. Вследствие тесноты и антисанитарного состояния в городах вспыхивали особенно опустошительные эпидемии, часто случались пожары.

Борьба городов с феодальными сеньорами и складывание городского самоуправления.

Борьба городов с феодальными сеньорами и складывание городского самоуправления. Средневековый город возникал на земле феодала и поэтому должен был ему подчиняться. Большинство горожан первоначально составляли несвободные министериалы (служилые люди сеньора), крестьяне, издавна жившие на этом месте, иногда бежавшие от своих прежних господ либо отпущенные 'ими на оброк. При этом они нередко оказывались в личной зависимости от сеньора города. В руках последнего сосредоточивалась вся городская власть, город становился как бы его коллективным вассалом или держателем. Феодал был заинтересован в возникновении городов на своей земле, так как городские промыслы и торговля давали ему немалый доход.

Бывшие крестьяне приносили с собой в города обычаи и навыки общинного устройства, которые оказали заметное влияние на организацию городского управления. Со временем она, однако, все более принимала формы, соответствующие особенностям и потребностям городской жизни.

Стремление феодалов извлечь из города как можно больше доходов неизбежно привело к коммунальному движению: так принято называть борьбу между городами и сеньорами, происходившую

253

263

Экономическое развитие Западной Европы в XIII—XIV вв. Районы значительного развития:

1 — виноградарства; 2 — зернового хозяйства; 3 — скотоводства; 4 — центры промыслового рыболовства; 5 — области значительного производства шерсти и тканей. Крупнейшие центры; 6 — оружейного дела; 7 — металлообработки; 8 — судостроения; 9 — крупнейшие ярмарки. Места добычи: 10 — серебра; 11 — ртути; 12 — поваренной соли; 13 — свинца; 14 — меди; 15 — олова; 16 — важнейшие торговые пути.

Aг — Аугсбург, Ант — Антверпен, Б — Бар, Бд — Буда, Бр — Бремен, Брг — Брюгге, Брд — Бордо, Брл — Бристоль, Брс — Барселона, Бц — Больцано, Вн — Вена, Виц — Венеция, Вр — Вроцлав, Гд — Гданьск, Гмб — Гамбург, Грн — Гранада, Дбр — Дубровник, Дев — Девентер, Жн — Женева, Кдс — Кадис, Кл — Кёльн, Кп — Копенгаген, Л — Ланьи, Лб — Любек, Лбс — Лиссабон, Лн — Лион, Лнд — Лондон, Ли — Лейпциг, Мес — Мессина, М-К — Медина дель Кампо, Мл — Милан, Мр — Марсель, Нп — Неаполь, Нр — Нюрнберг, Нрб — Нарбона, П — Провен, Пр — Прага, Прж — Париж, Прс — Портсмут, Р — Рига, Рн — Руан, Pc — Росток, Свл — Севилья, Ст — Стокгольм, Cан — Сантандер, Т — Труа, Тлд — Толедо, Тул — Тулуза, Фл — Флоренция, Фр — Франкфурт-на-Одере, Фрф — Франкфурт-на-Майне

торговли охватывал Балтийское и Северное моря. В ней принимали участие северо-западные области Руси (особенно Нарва, Новгород, Псков и Полоцк), Польша и Восточная Балтика — Рига, Ревель (Таллин), Данциг (Гданьск), Северная Германия, Сканди-

264

навские страны, Фландрия, Брабант и Северные Нидерланды, Северная Франция и Англия. В этом районе торговали преимущественно товарами более широкого п

относительно высокий уровень товарно-денежных отношений, развитие простого товарного уклада стали подрывать натурально-хозяйственную экономику. Такая перестройка аграрной экономики, организации жизни деревни была сопряжена с рядом трудностей, особенно для феодалов; нехваткой рабочих рук (в том числе держателей), запустением части пашенных земель, падением доходности многих владений.

Если эти явления и можно расценивать как «аграрный кризис» (В. Абель), то только имея в виду аграрный строй классического феодализма — старую вотчинную систему. Сложно видеть в этих явлениях общую «хозяйственную депрессию» (М. Постан) и тем более вообще «кризис феодализма» (Р. Хилтон и др.). Нельзя согласиться и с тем, что причиной кризиса были лишь «естественные» факторы (хотя они и сыграли важную роль): убыль населения в результате эпидемии чумы, прокатившейся по Европе в середине XIV в., оскудение почв, ухудшение климата. Во-первых, явления упадка в аграрном хозяйстве не были повсеместными, их не было в Нидерландах, в странах Пиренейского полуострова; в ряде других областей Европы они были выражены слабо. Во-вторых, эти явления во многих странах сосуществовали с заметными успехами крестьянского хозяйства, не говоря о городском производстве и торговле, особенно в XV в.

Изменения, происходившие в деревне Западной Европы XIV— XV вв., представляли собой дальнейшую ступень эволюции феодального строя в условиях и под воздействием возросшей роли товарного хозяйства. Действительный кризис феодализма как социальной системы в целом даже в наиболее передовых странах Европы наступил много позднее — в XVI или даже XVII вв.

Таким образом, города, горожане не только держали ведущие позиции в области средневековой торговли и ремесел, мореплавания, создания многообразных связей и общностей нового типа. Они оказывали повсеместно большое, хотя очень различное в разных странах, влияние на аграрный строй, на положение крестьян и феодалов, на развитие феодального государства. Велика была роль городов, городского сословия также в развитии средневековой культуры, прогрессу которой в X—XV вв. они значительно способствовали.

Предпосылки и характер крестовых походов.

Предпосылки и характер крестовых походов. Крестовые походы — это военно-колонизационные движения западноевропейских феодалов, части горожан и крестьянства, осуществлявшиеся в форме религиозных войн, под лозунгом освобождения христианских святынь в Палестине из-под власти мусульман, либо обращения язычников или еретиков в католичество. Классической эпохой Крестовых походов считают конец XI—XIII вв., однако попытки возродить их предпринимались до конца средневековья, а использование символики и атрибутов крестоносного движения характерно и для нового времени, вплоть до современности.

Первые крестовые походы отличались массовым характером и стихийностью. Помимо крупных сеньоров и рыцарей из разных стран в них принимали участие крестьяне и купечество североитальянских и южно-французских городов. Постепенно социальная база движения сужалась и они все более становились чисто рыцарскими экспедициями. Крестовые походы конца XII—XV вв. часто организовывались монархами крупных государств Западной Европы при поддержке пап и итальянских морских республик, прежде всего Венеции.

Термин Крестовые походы появился не ранее 1250 г. и стал общепринятым с XVII—XVIII столетий. Участники первых Крестовых походов, нашивавшие на одежды знак креста, называли себя пилигримами, а походы — паломничеством (peregrinatio), деяниями (gesta) или экспедицией (expeditio), священной дорогой (via sacra). Причинами походов был большой комплекс экономических, социальных, внешнеполитических и религиозно-психологических факторов. Начавшийся рост товарно-денежных отношений в странах Западной Европы усиливал расслоение традиционных структур общества, порождал, с одной стороны, рост материальных потребностей феодальной верхушки, с другой — непривычную нестабильность. Право майората, когда лишь старшие сыновья знатных сеньоров получали отцовские фьефы, а младшие должны были сами заботиться о приобретении домена и средств к жизни, содействовало росту агрессивных настроений рыцарской

271

молодежи. Борьба за землю и за крестьян приводила к файлам кровавым столкновениям знатных родов и кланов, а возможности испомещения за счет внутренней колонизации становились все более и более ограниченными.

Постепенно укоренялось представление, что истинный источник богатств находится на Востоке. Итальянские купцы из Венеции, Бари, Амальфи, позднее — Пизы и Генуи привозили на Запад из Византии и с Леванта драгоценности и специи, шелковые ткани, парадное вооружение и многие предметы роскоши. Люди начали верить в то, что овладеть богатствами Востока (неверного, враждебного, но столь притягательного) — дело отнюдь не невозможное и даже богоугодное. Первые успехи Реконкисты на Пиренеях уже готовили почву для еще более широких движений под лозунгом священной войны ради Господа. Эта идея была привлекательна не только для знати, но и для части горожан и крестьян, надеявшихся на освобождение от сеньориального гнета и получение новых земель. Демографический подъем, переживаемый Европой, не был решающим фактором Крестовых походов, как иногда утверждается, но он создал возможности участия значительных масс народа в дальних экспедициях.

Римско-католическая церковь сыграла большую роль в подготовке Крестовых походов, дав им не только лозунги и оформление, но и саму нравственную и психологическую, а нередко и материальную основу. К концу XI в. папство уже могло опираться на положительные результаты Клюнийского движения, рационализацию хозяйства монастырей и укрепление авторитета церкви, достигнутого в борьбе с симонией, невежеством духовенства, посягательством светской власти на церковное имущество. Но сам канун Крестовых походов был тяжелым временем смут и голода («семь тощих лет»), эпидемий чумы и других болезней, косивших обессиленный люд в Лотарингии и Германии, Англии и Брабанте. К этому добавлялись и стихийные бедствия, особенно небывало суровые зимы и наводнения в Северной Европе в 1089—1094 гг. Бегство крестьян от сеньоров принимало все более угрожающий характер.

Росла религиозная экзальтация, усилились крайние проявления аскетизма, отшельничества. Во всей Европе распространялись апокалиптические ожидания скорого конца света. Ждали Божьей кары за грехи, раздавались призывы проповедников покаянием, посещением Святой Земли и особым религиозным подвигом достичь спасения. Благочестивые паломничества в Иерусалим становились массовым явлением. Возвращавшиеся пилигримы распространяли преувеличенные слухи о преследовании христиан

272

277


Государства крестоносцев на Бляжвем Востоке

Редкой штриховкой показана территория крестоносных государств в период их наибольшей экспансии (X1-XI1 вв.): частой штриховкой — в первой половине XIII в.; указаны годы установления и падения власти крестоносцев

возмущение рядовых участников заставило их продолжить поход. 15 июля 1099 г. Иерусалим был взят приступом. Три дня победители грабили его, учинив невиданную резню жителей и защитников. Взятие Иерусалима вызвало бурное ликование на Западе. И хотя многие рыцари затем возвратились в Европу, новые массы людей двинулись в 1100-1101 гг. на Восток на подмогу Христову воинству. «Франки» (В основном ломбардские рыцари) сумели взять у сельджуков Анкару (ее возвратили Византии), но затем потерпели ряд поражений и не оказали существенного влияния на судьбы Святой Земли.

Государства крестоносцев на Востоке.

Государства крестоносцев на Востоке. После завоевания Иерусалима было решено избрать из числа князей правителя и наделить его титулом защитника Гроба Господня. Правитель (им стал Готфрид Бульонский) приносил вассальную присягу церкви в лице

католического патриарха Иерусалимского. Но после смерти Готфрида в 1100 г. в условиях угрозы новому государству, рыцари предложили его брату Бодуэну Фландрскому, графу Эдессы, принять королевскую корону. Так возникло Иерусалимское королевство, включавшее, кроме столицы, первоначально лишь порт Яффу и Вифлеем с округами. В 1101-1109 гг. к ним добавились Хайфа, Кесария, Акра, Триполи, Сайда и Бейрут, а в 1124 г. — Тир. Монарх Иерусалимского королевства был номинальным сюзереном всех

других государей Латинского Востока, приносивших ему оммаж Государства крестоносцев в Сирии и Палестине состояли из Иерусалимского королевства (1099-1291), графства Эдесского

278

286

Европы. Некоторые технологические новинки (например, ветряная мельница) и сельскохозяйственные культуры: гречиха, арбузы, абрикосы, лимоны были завезены в ту эпоху с Востока. Крестоносцы познакомились с производством сахара, голубиной почтой. Предметы восточного быта, оружие, редкостные изделия, ковры, сладкие вина и пряности входили в моду, порождая еще большую потребность сеньоров в деньгах и усиливая переход от натуральной к денежной ренте в хозяйстве феодалов. В Западной Европе Крестовые походы углубили социальное, имущественное и юридическое неравенство крестьян и сеньоров, способствовали оформлению рыцарства как сословия.

Крестовые походы содействовали укреплению централизации Франции и Англии, оттоку наиболее беспокойных элементов рыцарской вольницы. Со времен Крестовых походов ведут отсчет интересы Франции и Англии на Востоке. Не случайно владения крестоносцев (именуемых нередко «франками») называли Францией на Востоке. В ходе походов были ослаблены позиции Византии и арабского мира в морской торговле и заложены основы морского могущества Генуи и Венеции. Необходимость перевозки значительного числа людей и товаров, поддержания регулярных связей с Левантом привела к совершенствованию судов, освоению новых маршрутов навигации.

На первых порах вырос, а затем, с упадком движения снизился авторитет папства. Католическая церковь, тем не менее, существенно расширила зону своего влияния, консолидировала земельную собственность, создала новые структуры в виде духовно-рыцарских орденов. Вместе с тем, Крестовые походы усилили конфронтацию Запада и Востока. Они активизировали джихад как ответную агрессивную реакцию мусульманского мира. Четвертый крестовый поход, гораздо в большей мере, чем схизма 1054 г., разделил христианские церкви, заложив в сознание православного населения образ поработителя и врага — латиняна. Они укрепили на Западе психологический стереотип, компонентой которого было недоверие, а нередко и враждебность не только к миру ислама, но и к восточному христианству.

В результате Крестовых походов возрос обмен книжным и некнижным знанием между Западом и Востоком. Резко усилилась социальная мобильность населения. Прежние узкие рамки orbis terraram Запада были существенно — впервые после античности — расширены.

§ 1. Франция в XI—XIII вв.

Особенности оформления феодальных отношений.

Особенности оформления феодальных отношений. Францию часто называют страной классического феодализма, подчеркивая тем самым законченность и выраженность его форм. Это определение, однако, приложимо лишь к северной и центральной частям страны, где синтез римских и варварских начал получил наиболее полное воплощение. Там же сложились и наиболее благоприятные условия для развития земледелия, в первую очередь зернового хозяйства. Территорию в бассейне рек Сены и Луары, в районах Парижа и Орлеана отличали благоприятные географические условия — наличие плодородных земель, рек и сухопутных дорог, относительно высокая плотность населения. К концу XI в. слой феодалов численно вырос и распался на несколько групп. От крупных сеньоров, нередко восходящих к потомкам каролингской знати, отделились многочисленные боковые ветви, образовавшие значительную группу средних феодалов. Количественно преобладали мелкие феодалы, выходцы из слуг и вассалов короля и светских магнатов. Другим важным источником пополнения низших слоев феодалов были выходцы из сельской общины, ставшие воинами-профессионалами.

Уже в XI в. слой феодалов полностью отделился от других слоев, некогда питавших его истоки, и превратился в замкнутую привилегированную группу, принадлежность к которой определялась рождением. Феодалы монополизировали к этому времени практически всю собственность на землю, что отразила господствующая в обществе правовая норма «нет земли без сеньора». Аллоды общинников составляли исключение даже на юге, где их было больше, феодальных чем на севере. Под власть сеньоров попали общинные угодья, использование которых для зависимых крестьян теперь было связано с уплатой определенных повинностей. Оформились баналитетные права сеньоров: монополия на печь, виноградный пресс и мельницу, которые раньше были коллективной собственностью общины.

288

Важным показателем завершенности процесса оформления феодального слоя являлась сложившаяся в его среде последовательная иерархия — от низших групп «однощитных» рыцарей, не имевших вассалов, через 3—4 промежуточные ступени более состоятельных феодалов — к властителям значительных территорий: герцогам Нормандии, Бретани, Бургундии, Аквитании, графам Шампани. Иерархию французских феодалов отличала правовая норма: «Вассал моего вассала не мой вассал». Она охраняла привилегии магнатов от посягательств центральной власти, обеспечивая вместе с тем внутреннюю сплоченность этого слоя.

Реализовав монополию на землю, феодалы во Франции приобрели значительную политическую власть. Благодаря широко развитой практике субинфеодации, т.е. передачи сеньорами части своей земли вассалам, политические прерогативы распределились в среде феодалов преимущественно в зависимости от размеров и статуса их земельных владений. Главной политической прерогативой являлось право судопроизводства, судебные штрафы от которого служили важным дополнительным источником сеньориальных доходов. Крупные феодалы могли обладать правом высшей юстиции. В целом процесс оформления господствующего слоя во Франции прошел быстрее, чем во многих других странах Западной Европы, и отличался большей законченностью.

Формирование феодально зависимого крестьянства происходило медленнее, но также завершилось в XI в. Основной категорией крестьян в XI в. являлись сервы, находившиеся в поземельной и в личной зависимости. Для многих групп крестьянства, однако, отсутствовало обязательное прикрепление к земле.

Изменения в аграрном строе в XI—XIII в. Внутренняя колонизация и положение крестьянства.

Изменения в аграрном строе в XIXIII в. Внутренняя колонизация и положение крестьянства. Социально-экономическое развитие Франции в это время отличали заметные сдвиги и прогресс в развитии производительных сил, следствием которых явилось повышение продуктивности сельского хозяйства (см. гл. 19). Усовершенствованные за счет железных деталей орудия труда, многократная (до 4 раз) вспашка земли, использование лошадей на сельскохозяйственных работах существенно улучшили обработку почвы и ускорили темпы производства. Этому же способствовало и распространение на севере страны трехполья. В южных областях в силу особенностей климата и почв долго сохранялись двухполье и легкий плуг. Там наряду с зерновыми культурами большие площади занимали виноградники, технические культуры и плодовые деревья.

Происходили массовые расчистки под пашню залежных земель и лесов, достигшие апогея во второй половине XII в. В результате

289

реже стал голод из-за неурожая, засухи или наводнений. Заинтересованные в расширении пригодных для земледелия площадей феодалы и церковь нередко выступали организаторами расчисток. Однако подъем нови был делом главным образом самих крестьянских общин, которые и придавали ему подлинно массовый характер. Внутренняя колонизация, в ходе которой осваивались новые территории, возникали новые поселения, во Франции окончилась раньше, чем в других странах Западной Европы. Крестьяне-пришельцы (госпиты) имели более льготные по сравнению с сервами условия пользования землей. Они не несли барщины, уплачивая натуральный оброк и небольшую сумму денег, были лично свободны, оставаясь только в поземельной и судебной зависимости от феодалов.

Расширение посевных площадей и значительный рост урожайности позволили крестьянину производить в собственном хозяйстве не только необходимый, но и прибавочный продукт. Производительность труда росла преимущественно в крестьянском хозяйстве, так как на своем участке крестьянин трудился гораздо усерднее, чем на барщине. Поэтому сеньорам стало выгоднее реализовать феодальную ренту не в форме принудительных барщинных отработок, а в виде части урожая, собранного крестьянами в их хозяйстве. В XII—XIII вв. началась постепенная ликвидация барской запашки и раздача крестьянам в наследственное держание земель, входивших до того в домен. Это привело к замене барщинных повинностей продуктовой рентой. Процесс сокращения и даже ликвидации барской запашки получил наиболее выраженные формы именно во Франции и особенно в хозяйствах светских феодалов. В церковных землях эти перемены происходили медленнее и в меньших масштабах.

Города в XI—XIII вв. Прогресс производительных сил и связанное с ним отделение ремесла от сельского хозяйства способствовали развитию городов как экономических центров ремесла и торговли. Во Франции начиная уже с X в. расцветают старые городские поселения, основанные еще римлянами и пришедшие в упадок в V-IX вв. (Бордо, Тулуза, Лион, Марсель, Ним, Пуатье, Париж, Руан и др.). Появляются и новые городские поселения. К XIII в. в стране было множество крупных, средних и мелких городов, общее число которых в ходе последующего развития вплоть до XX в. увеличилось незначительно.

Особенностью развития Южной Франции в XI-XII вв. был именно ранний расцвет ее городов. Этому способствовали их торговые связи со Средиземноморским регионом, а также участие в крестовых походах.

290

Активная внешняя торговля благоприятно отразилась и на состоянии ремесла, особенно суконного. Ним и Монпелье, например, славились производством тонкого сукна, идущего на экспорт. Широкие возможности сбыта товаров, ослаблявшие необходимость детальной регламентации ремесла, определили такую специфическую особенность социально-экономического развития южных городов, как почти полное отсутствие цехов до конца XIV в. В условиях так называемого «свободного ремесла» контроль не столько за объемом производства, сколько за качеством товаров осуществляли органы городского управления.

Южные города рано приобрели и политическую самостоятельность, чему способствовали не только их экономический подъем, но и традиции позднеантичного муниципального устройства.

В процессе освобождения из-под власти сеньора южные города использовали в основном не средства вооруженной борьбы, а финансовые сделки, выкуп. Это обстоятельство наряду с вовлечением части южного дворянства в торговлю смягчили противоречия между горожанами и дворянством и сделали возможным их политический союз на юге Франции.

В течение XII в. почти во всех южных городах была установлена коллективная форма власти консулат (правление консулов — выборных лиц от проживающего в городах дворянства и духовенства, а также от ремесленной верхушки). Управление принадлежало Большим советам, которые состояли из полноправных горожан, т.е. жителей, имевших собственность в городе и плативших налоги. Процесс этот шел без участия далекой от южных городов королевской власти. Обретя большую степень самостоятельности и ориентированные по преимуществу на внешнюю торговлю, южные города не сыграли значительной роли в деле государственной централизации Франции. Напротив, их подъем питал сепаратистские тенденции в развитии южных провинций.

Иначе сложилась историческая судьба городов Севера. Экономический подъем наиболее значительных из них — Арраса, Бовэ, Санлиса, Амьена, Нуайона, Лана и Реймса — наметился лишь к XII в. и был связан с развитием в Северо-Восточной Франции главным образом производства суконных и льняных тканей. Основным средством достижения политических и экономических прав городов на Севере явились восстания, часто неоднократные, приобретавшие особенно ожесточенные формы в тех случаях, когда борьба шла против духовных сеньоров. В ходе восстаний в этих городах против горожан выступала организованная сила церкви, которая использовала, в частности, такое распространенное и испытанное средство, как интердикт (запрет богослужения).

291

Обычно горожане заключали тайный союз, члены которого были связаны присягой. Борьба сопровождалась изгнанием сеньора и его рыцарей из города или их убийством. В случае успеха феодалы были вынуждены предоставлять городу большую или меньшую самостоятельность, часто расценивая эту уступку как временную меру.

Серию кровопролитных восстаний в городах Северной Франции, развернувшихся с конца XI и в начале XII в. и получивших название коммунального движения, открыл город Камбре. После ряда попыток (967, 1024, 1077) он получил коммунальную хартию на самоуправление. Его примеру в XII в. последовали Сен-Кантен, Бовэ, Нуайон, Лан, Амьен, Суассон, Корби, Реймс и др. В ходе движения города добивались неодинаковых результатов. Некоторые из них получили права коммуны (см. гл. 8). Другие города, как правило, игравшие менее значительную экономическую роль, добивались только некоторых привилегий экономического или политического характера: права личной свободы жителей, привилегий в области торговли или управления (города Лорисс, Бомон). Города, таким образом, вступали с сеньорами в договорные отношения, условия которых были зафиксированы в хартиях городских вольностей. Данные сеньорами, они утверждались королем. Освобождение обычно шло в несколько этапов, и бывало так, что борьба с сеньорами осложнялась внутренними противоречиями в городе — между ремесленниками и патрициатом или противоречиями в ремесленной среде. Борьбу облегчала, как правило, принадлежность города нескольким сеньорам, как это случилось в Бовэ, где власть над городом делили епископ, капитул и шателэн, представлявший интересы короля.

Коммунальное движение положило начало политическому союзу городов с королевской властью. Города при этом искали помощи у короля в борьбе против сеньоров и часто находили ее, так как монархия желала ослабления власти крупных феодалов. В этом союзе города всегда находились на положении подчиненного и неполноправного партнера, который платил налоги, покупал хартии привилегий и их подтверждение новым королем, предоставлял государству займы, которые оставались безвозвратными ссудами. Король же получал от городов военную, денежную и политическую помощь в борьбе с внешним врагом и во внутренней политике, направленной на ослабление политического могущества крупных феодалов.

На территории своего домена французские короли избегали давать городам права коммуны, уступая им лишь часть привилегий под контролем назначенного центральной властью чиновника, как

292

это случилось с Парижем, Орлеаном и Буржем. Таким образом, результативность борьбы городов за самостоятельность определялась не только их экономической или политической значимостью, но и принадлежностью города королю или иному сеньору. Поддержка королем городов носила не всегда последовательный характер, так как он руководствовался финансовыми или политическими расчетами.

Завоевание городами политической самостоятельности способствовало быстрому росту их экономического могущества. Основу его составляло развитие ремесла, которое привело к возникновению новых специальностей и цехов. В городах Северо-Восточной Франции существовало 25 специальностей только в сукноделии. В Амьене число ремесленных специальностей, организованных в цехи, равнялось 80, в Аббевиле — 64, в Сен-Кантене — 53. Во второй половине XIII в. по решению прево (должностное лицо короля) Парижа Этьена Буало записываются уставы 100 цехов («Книга ремесел Парижа»), в частности, 22 цехов только в области производства металлических изделий. К началу XIV в. число зарегистрированных цехов в Париже достигло 350.

В Северной Франции развивалась хозяйственная специализация областей, послужившая здесь в отличие от Юга основой для формирования внутренних экономических связей. Торговля железной рудой, солью, скотом и сукном из Нормандии, полотном, сукном, высококачественным вином из Шампани и Бургундии, разнообразными ремесленными изделиями из Парижа с ориентацией на внутренний рынок делала эти области экономически зависимыми друг от друга и таким образом связывала их. Проявлением торгово-экономических межгородских связей явилась организация в начале XIII в. в Париже «Ганзы речных купцов», объединившей руанских и парижских купцов, торговавших по Сене. К ней присоединились купцы Бургундии с Верхней Соны и Йонны. Затем появилось товарищество купцов, торгующих по Луаре. Деятельность торговых объединений стимулировала рост производства в городах по Сене, Уазе, Марне, Сомме, Верхней Соне и Средней Луаре. Эта особенность экономического развития северофранцузских городов позволила им сыграть решающую роль в централизации страны.

К XIII в. относится расцвет знаменитых шампанских ярмарок, которые проходили в городах, расположенных на Марне и Сене с их притоками (см. гл. 8). Присоединение Шампани в 1284 г. к королевскому домену закрепило ее экономические связи с Парижем. В XIII в. определилось место Парижа как крупнейшего экономического центра Северной Франции и политической столицы

293

государства. Его население было весьма многочисленным: 70 тыс. жителей; в Руане проживало около 50 тыс. человек, но большинство других городов было среднего размера — до 5—6 тыс. жителей. На фоне экономического подъема в городах начинается процесс имущественной дифференциации, который не в состоянии были предотвратить цеховые ограничения. Из среды горожан выделяется зажиточная купеческая и ремесленная верхушка, владевшая движимой и недвижимой собственностью и захватившая в свои руки городское управление. Ей противостояла основная масса ремесленников и торговцев, ущемленных в политических правах и лишенная доступа к городскому управлению. В Париже «Ганза речных купцов» захватила в свои руки городское управление, ее торговый дом стал административным центром столицы — его ратушей (hotel de ville). На печатях Ганзы был изображен корабль с горделивой надписью — «плывет и не тонет». Статуты Этьена Буало на этом этапе еще санкционировали свободное вступление в цех при условии уплаты небольшого взноса. Не во всех цехах требовали изготовления шедевра, в ряде случаев допускалось свободное ремесло, не всегда ограничивались количество учеников и объемы производства. Однако сама запись статутов была вызвана волнениями основной массы ремесленников, требовавших от зажиточных мастеров соблюдения цеховых постановлений. Состав плательщиков городских налогов (тальи) обнаруживает близость многих мастеров к беднякам и неравенство между цехами, в частности выделение богатых цехов — сукновалов, ювелиров и некоторых других. В XIII в. по городам прокатилась волна выступлений ремесленников против патрициата, осложненных внутрицеховыми и межцеховыми противоречиями. Так, например, в Бовэ «малый народ» убивал богатых горожан, пытаясь добиться права участия в выборах органов городского управления для всех цехов. Эти волнения служили поводом для вмешательства королевской власти в дела городского управления и проведения с конца XIII в. политики постепенной ликвидации коммунальных вольностей.

Влияние товарно-денежных отношений на французскую деревню.

Влияние товарно-денежных отношений на французскую деревню. В XII и особенно XIII в. жизнь французской деревни развивалась под значительным воздействием экономически сильных городов. Это вызвало сравнительно быструю замену продуктовой ренты денежной. В условиях наметившейся ранее тенденции к сокращению домена основным поставщиком сельскохозяйственных товаров на рынок стал французский крестьянин. Преимущественная связь деревни с городским рынком через крестьянское хозяйство составила одну из важнейших особенностей французской экономики, которая определилась в этот период.

294

Следствием отмеченных изменений явился начавшийся в XII в. выкуп крестьян на волю. Бывший серв выкупал четыре основные повинности, характеризующие личную зависимость во Франции: побор с наследства (право «мертвой руки»), брачный побор, произвольную талью и поголовный побор. Земля при этом оставалась собственностью феодала, за пользование которой крестьянин платил денежную ренту — ценз, отчего крестьянин стал называться цензитарием, а его земельный участок — цензивой. В таком случае рента была фиксированной. Крестьянин мог распоряжаться своим держанием, закладывать или продавать его. При отчуждении участка сеньор получал дополнительную плату. Сохранялась судебная зависимость крестьян от феодала, однако в качестве лично свободных людей (вилланов) крестьяне могли обращаться в королевский суд, апеллируя на решения сеньориального суда.

Выкуп мог быть индивидуальным или коллективным, его сумма определялась договором, оформленным в виде хартии. Иногда она была настолько обременительна, что крестьяне предпочитали не менять своего положения, и тогда «освобождение» могло быть принудительным.

Распространение продуктовой и денежной форм ренты, участие крестьян в торговле повышали самостоятельность крестьянского хозяйства и диктовали необходимость предоставления личной свободы, хотя и не были единственной причиной этого процесса. Большую роль в его развитии сыграла борьба крестьян, которую в этот период отличает их стремление улучшить не только свое экономическое положение, но и социальный статус. В XII—XIII вв. в деревнях Франции идет борьба крестьян за расширение экономических, административных и юридических прав сельской общины. Этот процесс шел параллельно коммунальному движению в городах и мог иметь своим результатом образование сельской коммуны, для которой были характерны статус личной свободы жителей, право выборного управления, самостоятельного сбора ренты в пользу сеньора, выбора прокуратора — доверенного лица в ее внешних контактах, право низшей юстиции по конфликтам, возникающим между ее членами. Права сельской общины закреплялись письменной хартией. Все это укрепляло крестьянскую общность, обеспечивая ее противостояние феодалам, которые в условиях развития товарно-денежных отношений пытались увеличить размеры денежной ренты.

Рост рентных платежей значительно затруднял крестьянам реализацию продукции на рынке. Большая сумма выкупных платежей побуждала крестьян обращаться к ростовщикам и оборачивалась

295

долговой кабалой для них. Особенно тяжелыми были условия выкупа свободы у церковных феодалов. Заметным бременем на крестьянах лежала и церковная десятина («большая» — с урожая зерна и «малая» — со скота, шерсти и продуктов животноводства). Наконец, именно с XIII в. определились посягательства государства на доходы крестьянского хозяйства. Все это создавало напряженную обстановку в деревне, которая часто разряжалась открытыми выступлениями крестьян.

В 1251 г. во Фландрии и Северной Франции началось самое крупное в XIII в. восстание «пастушков», как называли себя крестьяне. Особенностью его явился ярко выраженный антицерковный характер. Громя монастыри и церкви, крестьяне двигались к Парижу и далее на юг к Туру и Орлеану. Восстание свидетельствовало о глубоком недовольстве в среде крестьянства.

Политическая раздробленность в XI—XII вв. Факторы процесса централизации.

Политическая раздробленность в XIXII вв. Факторы процесса централизации. Во Франции, как и повсюду в Европе, процессу централизации предшествовал довольно длительный период ослабления королевской власти и политической раздробленности. До XII в. положение французского короля было крайне затруднительным по нескольким причинам. Среди них следует назвать ограниченные материальные возможности правящей династии и компактную структуру земельных владений крупных феодалов, создающую благоприятные условия для их политической автономии. Домен Капетингов представлял собой сравнительно небольшую полосу земли по Сене и Луаре, тянущуюся от Компьеня до Орлеана и окруженную со всех сторон феодальными княжествами — герцогствами Нормандия, Бургундия, Бретань и графством Шампань, во много раз превосходящими по своим размерам его территорию еще в XII в. Специфика вассальной системы во Франции позволяла королю рассчитывать лишь на помощь непосредственных вассалов. Отсутствовал в обществе дополнительный социальный резерв в виде свободного крестьянства, который могла бы использовать монархия, подобно тому как это было в Англии, Швеции или Кастилии. Королевская власть имела выборный характер. Своеобразие экономического и политического развития юга и севера страны, усиленное наличием двух народностей, усугубляло политическую раздробленность. Тем не менее процесс государственной централизации начал последовательно осуществляться во Франции, в первую очередь в ее северной части.

Одним из решающих факторов этого явилось возникновение и развитие городов и товарно-денежных отношений, которое нарушило хозяйственную замкнутость отдельных территорий. Это сделало возможным достижение экономического единства —

296

необходимого условия политического объединения. Развитие городов вызвало также становление в обществе новой социальной силы — сословия горожан, заинтересованных в усилении королевской власти, с которой они связывали надежду на ликвидацию феодальной анархии и создание благоприятных условий для торговли (устранение таможенных границ, единство мер и весов, защита от иностранных купцов).

Возник политический союз городов и королевской власти. Он приобрел исключительное значение в ходе процесса централизации во Франции из-за узкой социальной базы королевской власти и политической силы крупных феодалов. Союз городов с королевской властью как осознанная монархией линия ее внутренней политики оформился в результате освободительного движения городов, хотя не сразу и с отмеченными выше особенностями. Тем не менее Людовик IX (1226-1270) в своем поучении сыну завещал хранить союз с городами, сила которых, по его словам, должна была служить гарантией безопасности монархии.

Другим фактором, содействовавшим процессу централизации, были изменения в расстановке сил внутри слоя феодалов. Рост хозяйственной самостоятельности крестьян, улучшение их социального статуса, возрастающий отпор крестьянства затрудняли реализацию по отношению к нему внеэкономического принуждения. Феодалы вынуждены были сплотиться вокруг королевской власти. К этому их толкала также надежда на извлечение дополнительных доходов от службы в королевской армии и растущем государственном аппарате, от государственной эксплуатации крестьянства. В сильной королевской власти особенно нуждались мелкие и средние феодалы, не располагавшие ни достаточными материальными средствами, ни средствами внеэкономического принуждения. Противниками централизаторской политики оставались крупные феодалы, более всего дорожившие своей политической самостоятельностью, властью над населением и доходами с него. Королевская власть как представительница порядка в обществе поддерживала то одну, то другую группу феодалов, используя для собственного усиления внутрифеодальные противоречия.

Рост королевского домена.

Рост королевского домена. Процесс государственной централизации прошел, не без труда и отступлений, через несколько этапов. До конца XII в. французские короли решали проблему усиления собственной власти в пределах домена. На первых порах результатами развития городов, подобно королю в его домене, воспользовались крупные феодалы — герцоги и графы. Поэтому централизация разделилась на два этапа — централизация по провинциям и общегосударственное объединение. Этапы не всегда были

297

четко разграничены по времени, что существенно осложняло утверждение центральной администрации над местными органами управления.

Начало XIIв. явилось переломным моментом в укреплении королевской власти. Людовик VI (1108-1137) и его канцлер аббат Сугерий положили конец сопротивлению феодалов — сеньоров Монтлери, Пюизе и Томаса де Марль в королевском домене. Их замки были разрушены или заняты королевскими гарнизонами. Людовик VII(1137-1180) начал увеличивать королевский домен, присоединив города Бурж и Санс. Благодаря браку с Элеонорой Аквитанской он распространил свое влияние и на юг страны. Затем, однако, последовал их развод и новое замужество наследницы богатой Аквитании с Генрихом Плантагенетом, графом Анжуйским, вассалом французского короля. В 1154 г. Генрих стал английским королем, и это событие существенно осложнило в будущем взаимоотношения Франции и Англии.

Значительное увеличение домена произошло в правление Филиппа II Августа (1180—1223). Ему принадлежит заслуга борьбы с самым крупным соперником французской монархии — английским королем. При Генрихе II Плантагенете резко увеличились континентальные владения Англии, куда входили Анжу, Мэн, Турень, Нормандия, Пуату, а после женитьбы на бывшей королеве Франции Элеоноре — Аквитания (см. гл. 11). Его владения превышали домен французского короля. Филипп II, искусный политик и дипломат, используя нарушения английским королем вассальных обязательств, начал борьбу с ним. Наибольших успехов Филипп II добился в борьбе с английским королем Иоанном II Безземельным. Объявив его владения во Франции конфискованными, он завоевал в 1202-1204 гг. Нормандию, которая считалась самой ценной жемчужиной английской короны. Война приобрела значение европейского конфликта, так как Иоанн привлек на свою сторону императора Оттона IV, графа Фландрского и некоторых других феодалов. Но в 1214 г. французы разгромили англичан в битвах при Ларош-о-Муане близ Анжера и при Бувине (во Фландрии). Большую помощь королю оказали города домена и крестьянство. Не случайно от этого времени сохранилось большое число коммунальных хартий, дарованных Филиппом II.

Альбигойские войны.

Альбигойские войны. Следующее значительное увеличение домена произошло за счет южных областей страны, которые до начала XIIIв. жили почти обособленно от северной ее части. Задачу присоединения юга к домену облегчила сложившаяся там внутренняя обстановка.

298

Экономическое процветание южнофранцузских городов, их политическая самостоятельность способствовали обострению социальных противоречий в этом регионе. Они проявились в идеологической борьбе, вызванной развитием еретических учений вальденсов и катаров в 40-е годы XII в. Центр активного распространения ереси на юге Франции — город Альби — дал ей название «альбигойской ереси», вскоре превратившейся в массовое народное движение с антифеодальной и антицерковной направленностью.

Приверженцы дуалистической идеи о добре и зле, катары считали земной мир и католическую церковь созданием дьявола, отрицая ряд догматов христианства, они были преисполнены жаждой духовного очищения. Они требовали ликвидации церковной иерархии, церковного землевладения и десятины. Вальденсы ратовали за возвращение евангелической простоты и равенства раннехристианских общин. Часть их выступала с проповедью бедности и отказа от богатств. «Никто не должен ничем владеть», — учил основатель ереси вальденсов Петр Вальдо из Лиона.

Основную массу альбигойцев составляли горожане и крестьянство. Однако к движению примкнули рыцари и знать. Даже граф Тулузский Раймонд склонялся к альбигойству. Причастность привилегированных слоев к ереси диктовалась желанием использовать земельные богатства церкви, а также политическими расчетами. Они сводились к стремлению сохранить политическую автономию юга, тогда как католическая церковь на этом этапе находилась в тесном политическом союзе с Капетингами. Была угроза распространения ереси в Северной Франции. Но, главное, движение давало удобный повод для вмешательства. В 1209 г. папе Иннокентию IIIудалось организовать крестовый поход против альбигойцев с участием северофранцузских феодалов. Их военным предводителем являлся барон Симон де Монфор. В 1213 г. в битве при Мюрз крестоносцы одержали решительную победу. После ожесточенного сопротивления были взяты города Безье и Каркассон. Однако Раймонду Тулузскому удалось удержать Тулузу, Ним, Бокер и Ажан. После гибели Симона де Монфора в борьбу вмешался французский король Людовик VIII. В итоге двух успешных походов в 1224 и 1226 гг. он присоединил к домену графство Тулузское и часть земель по Средиземноморскому побережью (1229). Последний оплот альбигойцев — крепость Монтсегюр была взята только после 10-месячной осады; оставшиеся в ней 200 еретиков были уничтожены (1244). Однако Аквитания осталась в руках Плантагенетов.

299

Война нанесла жестокий удар по экономическому могуществу южных городов, от которого они постепенно оправились, хотя и потеряв прежнюю независимость от королевской власти.

Государственное управление в XIII в.

Государственное управление в XIII в. В середине и второй половине XIII в. расширение королевского домена было подкреплено созданием общегосударственного аппарата управления. Его основу составили центральные органы, выросшие из королевской феодальной курии: Королевский совет — верховный орган управления; Парижский парламент (верховный суд) и финансовое ведомство — Палата счетов. Основной линией развития государственного аппарата была постепенная замена службы по вассальным обязательствам службой, оплачиваемой государством, которую несли специально обученные чиновники — легисты, знатоки законов и часто выходцы из неблагородных сословий. Королевский совет как постоянный орган при короле состоял из приближенных к нему крупных феодалов, принцев крови, а также легистов. Во главе отдельных административных округов, на которые был разделен домен, стояли бывшие управляющие королевскими поместьями — прево. Округа соединялись в более крупные единицы — бальяжи (на севере) и сенешальства (на юге). Возглавлявшие их бальи и сенешали как чиновники короля соединяли в своих руках административную, судебную и военную власть. Король назначал их из числа крупных феодалов, стремясь обрести в них политических союзников.

Королевская власть постепенно утрачивала свою патримониальную основу и превращалась во власть, представляющую «общее благо» и имеющую публично-правовой характер. Существенное значение при этом имела тенденция к замене выборной власти короля наследственной. Представители правящей династии Капетингов пытались реализовать наследственный принцип, коронуя наследника при живом отце. Государство не считается теперь личной собственностью короля, которая могла быть разделена между наследниками или подарена частным лицам. Утверждается принцип неотчуждаемости домена. Король перестает рассматриваться как частное лицо, когда он должен был, подобно любому другому феодалу, приносить клятву сеньору, во владениях которого им приобреталась земля. Чтобы избежать унизительной процедуры принесения оммажа короли перекладывают ее на своих чиновников, а затем вообще отказываются от нее. Король становится законодателем. Укореняются понятия о священной природе королевской власти и государственной измене.

Наиболее крупные и важные реформы внутреннего управления были проведены в царствование Людовика IX (1226—1270). На

300

территории королевского домена были запрещены судебные поединки (решения тяжб с помощью поединка спорящих сторон, широко применявшиеся в сеньориальном суде). Появилась возможность перенести дело в королевский суд. На решение любого суда — сеньориального или городского — могла быть подана апелляция в королевский суд. Парижский парламент становился верховной судебной инстанцией королевства. Наиболее важные дела, в первую очередь уголовные, были только в ведении королевского суда. Общественному порядку и ослаблению феодальных усобиц в государстве содействовал запрет Людовика IX вести частные войны на территории домена, а также установление правила, действующего на земле всего королевства и получившего название «40 дней короля». В течение этого срока сеньоры, оказавшиеся перед угрозой военного конфликта, могли апеллировать к королю.

В королевском домене была введена единая монетная система; королевская монета получила право хождения по всему государству наряду с местными монетами сеньоров. Право чеканки собственной монеты имели тогда около 40 сеньоров. Постепенно королевская монета стала вытеснять из обращения местную монету. Отличаясь высоким содержанием серебра или золота, она широко использовалась как во внешней, так и во внутренней торговле. Это содействовало экономическому единству страны.

Людовик IX, снискавший себе имя «Святого», пытался реализовать идеал «христианнейшего государя», объявив целями своей внутренней и внешней политики мир и справедливость. Он выступил организатором VII и VIII крестовых походов против «неверных» и добился мира с соседями в Европе. Им были заключены договор с королем Арагона, который содействовал спокойствию на юге Франции, и в 1259 г. — с королем Англии. Английский король Генрих III сохранил Гиень, за которую давал клятву верности французскому королю. Неоднократно Людовик IX выступал в роли арбитра в спорных европейских делах.

Но о тщетности его усилий добиться «справедливости» внутри страны красноречиво свидетельствовали многочисленные городские волнения и случившееся в период его царствования восстание «пастушков». Вместе с тем проведенные им реформы имели прогрессивное значение для углубления процесса централизации. Последующее усиление налогового гнета, рост злоупотреблений со стороны центральной и местной властей и тяготы войн побудили современников этих явлений считать время Людовика IX «золотым веком» в истории страны.

301

§ 2. Франция в XIV-XV вв.

Крестьяне и феодалы в XIV в.

Крестьяне и феодалы в XIV в. Утверждение денежной ренты и экономической самостоятельности крестьянского хозяйства способствовали значительной дифференциации крестьянства. Большая свобода в пользовании цензивой, в частности возможности ее заклада или продажи при условии выплаты в пользу феодала определенного взноса, привели к появлению в деревне значительной прослойки обедневших крестьян. Заклад земли и долговая кабала чаще всего не спасали от разорения, так как выплата долга ложилась дополнительным бременем на хозяйство крестьянина. Будучи не в состоянии справиться с этими трудностями, иногда вынужденный продать часть своего надела, крестьянин, чтобы прокормить семью, уплатить ренту и государственные налоги, должен был наниматься на сезонные работы к сеньору или к своим зажиточным соседям. Так появился наемный труд в деревне, существующий в рамках мелкотоварного хозяйства. Возникает особая категория сельского населения — наемные работники.

Параллельно этому процессу формируется новый вид крестьянского держания — аренда земли, часто в виде издольщины. Она отличалась от цензивы, которая как форма наследственного держания с фиксированной рентой обеспечивала возможности сохранения части прибавочного продукта в хозяйстве крестьянина и делала его положение относительно стабильным. Аренда, условия которой земельный собственник менял в свою пользу в зависимости от рыночного спроса, уменьшала сопротивляемость крестьянского хозяйства процессу имущественного и социального расслоения. Согласно статистическим данным, в Пикардии в конце XIII в. на 100 жителей деревни приходилось 12 неимущих крестьян. В одной из областей 330 крестьян имели в держании небольшие участки земли и были вынуждены дополнительно работать по найму: 36 крестьянских хозяйств имели обычное по размеру держание, но не располагали упряжкой; только 16 хозяйств имели упряжку и плуг; 3 хозяйства считались зажиточными.

Существенные изменения происходили и в положении феодалов. Стремлению увеличить ренту мешали почти полное исчезновение барщинного хозяйства, личная свобода крестьянина и утверждение фиксированной денежной ренты. Кроме того, усиление королевской власти сделало ее соперником феодалов в деле эксплуатации крестьянства и тем самым ограничивало размеры сеньориальных поборов. Участившиеся со стороны короля требования военной феодальной службы увеличивали расходы феодалов и также содействовали обеднению части их. Многие сыновья мел-

302

ких и средних феодалов не могли приобрести звания рыцарей из-за дороговизны процедуры посвящения.

XIV век принес значительные изменения в природу вассальных отношений. Благодаря развитию в условиях товарно-денежных отношений так называемой фьеф-ренты (вассальная служба, при которой сеньор не уступал вассалу земли, но делился частью имеющейся в его распоряжении ренты) и особенно системы денежных контрактов отношения в среде феодалов перестают быть связанными непосредственно с землей, ее наследованием и вассальной присягой. Личностные связи, за которыми прежде скрывались связи по земле, уступают место вещным отношениям по преимуществу. Королевская власть использует эти новые формы для того, чтобы нарушить прежнюю норму вассального права и приблизить к себе основную массу феодалов используя их на государственной и военной службе.

Социальная жизнь в городе в XIV в.

Социальная жизнь в городе в XIV в. Неспособность цеховых уравнительных постановлений сдержать процесс имущественного и социального расслоения стала очевидной уже в XIII в. Этот процесс становится еще заметнее в XIV в., вызвав существенные изменения в структуре цеха и взаимоотношениях между цехами. Он проявлялся в выделении зажиточных мастеров внутри цеха, их попытках контролировать производство, в зависимости от них основной массы ремесленников и в «замыкании» цеха, которое закрыло подмастерьям доступ к званию мастера. Это усложнило социальные противоречия в городе, побудив подмастерьев организовать свои союзы — «компаньонажи» — и подняться на борьбу против зажиточных мастеров (см. гл. 8).

Основная масса ремесленников не была представлена в городских муниципалитетах и не могла контролировать налогообложение. В городе имелось большое число неквалифицированных ремесленников, внецеховой бедноты, пришлых из деревень. Эта прослойка жила случайными заработками, была готова включиться в социальную борьбу на стороне ремесленной массы или стать объектом политических спекуляций городской верхушки. Возникали сложные отношения зависимости между цехами смежных специальностей —- красильщиков и суконщиков, мясников, живодеров и дубильщиков кожи и т.д., которые свидетельствовали о попытках торгового капитала организовать крупное производство. В ряде отраслей ремесленного производства складываются условия для формирования раздаточной, системы: городские купцы начинают активно вовлекать деревенские промыслы в городское производство (сучение шерсти и др.).

303

Успехи процесса централизации. Усиление королевской власти в начале XIV в.

Успехи процесса централизации. Усиление королевской власти в начале XIV в. Конец XIII — начало XIV в. в политической истории Франции был ознаменован оформлением сословной монархии, или феодальной монархии с сословным представительством. Основанием для становления новой формы государства служил процесс централизации страны и дальнейшего усиления королевской власти. Оно было связано, в частности, со значительным расширением к тому времени территории королевского домена. Успехи французского короля в борьбе с английским на юге страны были подкреплены присоединением к домену короля — Лангедока (бывшее графство Тулузское), части Аквитании в 1308-1309 гг., а также областей по течению рек Дордони и Гаронны и в 1285 г. — Наварры. Англичане сохранили только узкую полосу вдоль Бискайского побережья. Важными приобретениями были графство Шампань, присоединенное к королевскому домену после брака Филиппа IV (1285-1314) с дочерью и наследницей графа, и богатый город Лион в центре страны (1307). В начале XIV в. домен короля занимал уже 3/4 территории королевства. Это укрепило притязания короля на власть в качестве верховного суверена, желавшего превратить все население страны в своих подданных. Для этого Филипп IV, ломая иерархию, устанавливал прямые связи с арьер-вассалами; с помощью суда и налогов включал в сферу своей политики крестьянство, зависимое от светских и церковных феодалов.

Расширяя компетенцию королевского суда и Парижского парламента как высшей судебной инстанции, монархия сокращала юстицию светских и церковных феодалов, а также сферу городского суда. В первой половине XIV в. парламент становится постоянным органом с фиксированным числом членов (100 прокуроров, адвокатов, советников). Его деятельность была направлена на нивелировку местных обычаев и постепенную выработку общегосударственного права.

В правление Филиппа IV закладываются основы государственно-налоговой системы. Введенный им косвенный налог с продаваемых в стране товаров получил в народе название «дурного». Для пополнения казны Филипп IV не брезговал и прямым грабежом. Меняя содержание драгоценного металла в монете, он снискал себе славу фальшивомонетчика. Филипп IV неоднократно изгонял евреев-ростовщиков из королевства, конфискуя в пользу казны их имущество и беря с них большие суммы за право вернуться в государство. Он требовал займы у городов и, не возвращая долгов, разорял городские финансы. Это облегчало ему осуществление политики, направленной на постепенную ликвидацию

304

коммунальных вольностей и подчинение городского управления королевскому чиновнику.

Члены городского управления в свою очередь перекладывали тяжесть налогов на ремесленников. Эта ситуация вызвала антиналоговые городские восстания. Наиболее крупным из них было восстание 1306 г. в Париже, непосредственным поводом к которому явилась новая порча монеты. Городская беднота обратила свой гнев не только против королевских чиновников финансового ведомства, но и против богатых горожан, подвергнув разгрому их дома. Королю пришлось укрыться в замке рыцарей ордена Тамплиеров и пережить несколько унизительных дней его осады. Затем последовала жестокая расправа с восставшими.

Оформление налоговой системы было тесным образом связано с реформами в армии. Смысл их заключался и замене феодального ополчения наемной армией из числа французских рыцарей и чужеземцев. Побуждая феодалов выкупать военную службу, король стремился создать военную организацию с жесткой дисциплиной и подчинением королю. Известным стимулом для этих реформ Филиппа IV явилась война во Фландрии. Граф Фландрии находился на положении вассала французского короля, но территория его графства номинально входила в состав французского государства, не будучи французской ни по населению, ни по языку. Исключение составляли лишь некоторые пограничные области. Однако Франция притязала на богатые города Фландрии — Гент, Ипр и Брюгге, которые являлись центрами издавна развитого здесь сукноделия и торговли. Филипп ГУ воспользовался внутренней борьбой в этих городах, став на сторону патрицианско-бюргерской верхушки. Но введение им тяжелых налогов вызвало широкое народное движение. В городах борьба за политическую независимость Фландрии слилась с выступлением ремесленников против патрициата. В 1302 г. в Брюгге они вырезали французский гарнизон и местный патрициат. Это событие, получившее название «Брюггской заутрени», послужило сигналом для восстания городских и сельских масс всей Фландрии. Филипп IV двинул против них свою армию, которая в том же 1302 г. в битве при Куртре потерпела поражение. Это был один из редких в истории того времени случаев, когда рыцарская конница оказалась разбитой городским ополчением. Собранные на поле битвы шпоры французских рыцарей были вывешены в знак победы на воротах города, отчего это событие получило название «битвы шпор». Неудачная война во Фландрии побуждала французского короля вновь и вновь требовать военной службы или выкупа ее дворянами, притом не только его непосредственными вассалами. Требования

305

выкупа сочетались с попытками ввести прямой налог на имущество или доходы населения, в том числе и привилегированного. Эта политика вызвала большое недовольство светских и церковных феодалов. Однако для общественного мнения она была оправдана военной необходимостью, кроме того, господствующий класс был заинтересован в феодальной экспансии во Фландрии.

Консолидация сословий и рост их политической активности.

Консолидация сословий и рост их политической активности. Наряду с усилением королевской власти второй существенной стороной образования сословной монархии явился процесс оформления сословий и рост их политической активности. Наиболее выраженные формы этот процесс приобрел в среде горожан. Сословия дворян, духовенства и горожан пытались защищать свои привилегии перед лицом окрепшей королевской власти, консолидируясь на разных территориальных уровнях, главным образом в рамках провинций. Их привилегии были обычно подтверждены письменными хартиями.

В этих условиях монархии пришлось делить прерогативы — судебные, налоговые, военные — не с отдельными крупными вотчинниками, а с сословными группами, которые обладали хотя и ограниченной, но все-таки властью на местах. Королевская власть, претендуя на высший суверенитет, не располагала тем не менее для его реализации достаточными средствами и была вынуждена просить помощи — денежной, военной и политической — у сословий. Результатом этого процесса явилось образование органа сословного представительства — собрания, на котором монарх советовался с сословиями при решении наиболее важных вопросов внутренней и внешней политики. Члены этого собрания, в отличие от собраний королевской курии, должны были быть выборными, а кроме того на них присутствовали представители городского сословия. Теряя коммунальные вольности, городское сословие получило политическое признание в рамках государства. Общегосударственный орган сословного представительства — Генеральные штаты — был впервые созван в связи с борьбой Филиппа IV с папой Бонифацием VIII.

Борьба с папством и возникновение Генеральных штатов.

Борьба с папством и возникновение Генеральных штатов. Усиление королевской власти при Филиппе IV привело к конфликту с папством. Король существенно ограничивал имущественные и судебные права церкви. Непосредственным предлогом конфликта явилась налоговая политика монархии в отношении церковных земель. Противоречия между королем и церковью переросли рамки внутреннего вопроса, так как французская церковь подчинялась римскому папе. Папа Бонифаций VIII в 1296 г. запретил светской власти взимать поборы с духовенства, а духовенству платить их

306

без разрешения папы. Филипп IV ответил на это запрещением вывоза из Франции золота и серебра, что исключило поступления в папскую казну денег от французского духовенства. Бонифаций VIII решил вынести обсуждение вопроса о внутреннем положении во Франции на церковный собор 1 ноября 1302 г. Свою решительную позицию он подкреплял, как некогда Григорий VII, притязаниями на примат духовной власти над светской.

Филипп IV расценил его политику как вмешательство во внутренние дела Франции. Королевскими легистами была организована кампания с обвинениями Бонифация VIII в злоупотреблениях. Выступив с ответными обвинениями, Бонифаций VIII заготовил буллу об отлучении Филиппа IV от церкви. В обстановке широкого недовольства в стране королевской политикой эта мера могла вызвать серьезные осложнения для монархии. Опережая события, Филипп IV созвал в 1302 г. Генеральные штаты, на которых были представлены духовенство, дворянство и горожане (по 2 депутата от каждого города). На ассамблее, где рассматривался вопрос об осуждении папы как еретика, король оказался перед лицом оппозиции части духовенства, дворянства и городов, главным образом южных. Но Филипп IV сумел заручиться поддержкой своих сторонников, особенно от городских депутатов, и разрядить внутреннее напряжение в стране. Чтобы низложить папу Филипп IV отправил в Италию своих агентов — Гийома Ногаре и Гийома Плезиана. Не жалея денег, те привлекли политических врагов папы в Италии на свою сторону, ворвались в папский дворец и подвергли Бонифация VIII домашнему аресту. Не перенесший оскорблений Бонифаций VIII вскоре умер. В 1305 г. под давлением Филиппа IV на папский престол был избран французский прелат под именем Клемента V.

Желая закрепить победу, Филипп IV с помощью легистов организовал судебный процесс против Ордена тамплиеров с обвинением его в ереси. Духовно-рыцарский Орден тамплиеров, основанный в XII в. для поддержки крестоносного движения (см. гл. 9), находился под особым покровительством пап. Уже в XIII в. он превратился в могущественного земельного собственника. Орден перенес центр своей деятельности в Европу, где занимался ростовщическими операциями. Французский король, желая ликвидировать орден, преследовал политические и экономические цели. Он хотел избавиться от независимого противника внутри страны, к тому же действующего в тесном контакте с римским папой, а также конфисковать земли и казну ордена. В этой борьбе Филипп IV опять прибег к помощи общественных сил, созвав Генеральные штаты в 1308 г. Орден, не признанный

307

виновным в ереси, был, однако, распущен по решению церковного собора в 1312 г.

Под давлением короля папа Клемент V перенес свой двор в Авиньон на Роне, этой мерой открыв 70-летний период так называемого Авиньонского пленения пап (1309-1378), попавших под контроль французского короля.

Структура сословного представительства.

Структура сословного представительства. Особенностью сословного представительства во Франции являлось наличие представительных учреждений на разных территориальных уровнях: местных органов, провинциальных и Генеральных штатов. Многие из местных штатов — ассамблеи баронов, рыцарей и консулов в графствах Ажене и Керси, сенешальствах Тулузы, Каркассона и Бокера, провинциальные штаты Лангедока и Нормандии — известны уже с середины XIII в. Генеральные штаты возникли на этапе общегосударственной централизации, позже органов местного значения и некоторых провинциальных штатов.

В системе представительства Франции отсутствовало жесткое соподчинение ее звеньев. Большие размеры страны делали не всегда реальным созыв Генеральных штатов. В течение XIV и XV веков часто созывались отдельно штаты в областях Лангедойля и Лангедока, которые одновременно рассматривали одни и те же вопросы, являясь таким образом сессиями Генеральных штатов. Наряду с ними собирались местные или областные штаты. Три сословия Генеральных штатов заседали отдельно, формируя три палаты — духовенства, дворянства и городских представителей. Первая палата состояла из прелатов, которых лично приглашал король. Кроме того, в нее на провинциальных собраниях духовенства или в монастырях выбирались прелаты или должностные церковные лица. От светских феодалов присутствовали, как правило, крупные феодалы по приглашению короля. В третьей палате (с конца XV в. она стала называться палатой «третьего сословия») заседали представители городов — члены городского управления, богатые и влиятельные горожане. Они часто не избирались городской общиной, а назначались городским советом. Длительное время во Франции, особенно в среде дворянства, был слабо развит принцип выборности. Лишь к концу XV в. он был реализован для всех трех сословий. Каждая палата имела один голос и общее решение двух палат не обязывало третью принять его, если ее представители не были согласны с ним.

Генеральные штаты не превратились в регулярно действующий орган. И хотя король прибегал к их созыву под давлением обстоятельств, нуждаясь в помощи, право созыва, назначение места и сроков собрания оставались его прерогативой. Король не был

308

подотчетен Генеральным штатам. Их основной функцией было решение вопроса о субсидиях. Они обсуждали и политические дела, но без формального права утверждать законы. Следовательно, их ограничительная функция по отношению к власти монарха по сравнению с английским парламентом была слабее. Королевская власть во Франции проводила в своих интересах консультации с сословиями на местных или провинциальных собраниях, иногда сознательно противопоставляя их Генеральным штатам, что также уменьшало значение последних.

Слабость Генеральных штатов объяснялась расстановкой социальных сил в стране, характеризуемой резкими противоречиями привилегированных сословий с городским сословием. Это позволило центральной власти выступить инициатором созыва Генеральных штатов и, используя противоречия, как межсословные, так и внутрисословные, поставить их в сильную зависимость от себя. Тем не менее сословия располагали возможностью контролировать действия короля. Право императивного мандата, которым располагал депутат, обязывало его действовать согласно инструкции, данной избирателями. Сословия имели возможность уклониться от выполнения решений, предложенных королем, высказать свое несогласие с его политикой. Таким образом, на Генеральных штатах был реализован компромисс между королевской властью, привилегированными сословиями и городской верхушкой.

В условиях сравнительно узкой социальной базы королевской власти на раннем этапе сословной монархии особое значение в сословно-представительном учреждении имела позиция городских депутатов, как правило, поддерживавших короля в его политике централизации и дававших ему основную часть субсидий. Вопрос о налогах служил основным доводом для глубокой розни сословий. Городские депутаты пытались добиться, чтобы привилегированные сословия платили налоги, а не только давали согласие на их взимание с городского и сельского населения.

В составе Генеральных штатов были, таким образом, представлены дворяне, духовенство и патрицианско-бюргерская верхушка городов, в то время как основная масса податного населения и, прежде всего крестьянство, была лишена права посылать своих депутатов в сословно-представительный орган, что отражало его бесправное положение в обществе.

Столетняя война (начальный период).

Столетняя война (начальный период). В конце 30-х годов XIV в. началась Столетняя война Франции с Англией (1337—1453), которая явилась заключительным и самым тяжелым этапом давнего конфликта между двумя государствами. Развернувшаяся на территории

309


Столетняя война (1337-1415):

1 — владения англичан перед Столетней войной; 2 — территория, отошедшая к Англии по миру в Бретиньи; 3 — владения герцога Бургундского; 4 — земли французской короны; S — район восстания Жакерии; 6— городские восстания 80-х годов XIV в.; 7— путь английской армии

Франции, с длительной оккупацией страны англичанами, она привела к убыли населения, сокращению производства и торговли. Одним из очагов противоречий, вызвавших военный конфликт, была территория бывшей Аквитании, особенно ее западной

310

части — Гиени, объекта притязаний английского короля. Экономически эта область была тесно связана с Англией, получая оттуда шерсть для сукноделия. Из Гиени в Англию шли вина, соль, сталь и красящие вещества. Знать и рыцарство Гиени, стремясь сохранить политическую независимость, предпочитали номинальную власть Англии реальной власти французского короля. Для французского королевства борьба за южные провинции и ликвидацию английского владычества в них была одновременно войной за объединение французского государства. Вторым, тоже давним очагом противоречий явилась богатая Фландрия, которая стала объектом агрессии уже для обеих воюющих сторон.

Столетняя война началась и проходила под знаком династических притязаний английской монархии. В 1328 г. умер последний из сыновей Филиппа IV, не оставив наследника. Эдуард III, которому, в качестве внука Филиппа IV по женской линии представилась удобная возможность объединить обе короны, заявил о своих правах на французский престол. Во Франции, однако, сослались на правовую норму, которая исключала возможность передачи короны по женской линии. Основанием для нее послужила статья «Салической правды», отказывавшая женщине в праве получения земельного наследства. Корона была передана представителю боковой ветви Капетингов — Филиппу VI Валуа (1328-1350). Тогда Эдуард III решил добиться своих прав с помощью оружия.

Этот военный конфликт стал крупнейшей войной европейского масштаба, втянувшей через систему союзнических связей такие политические силы и страны, как Империя, Фландрия, Арагон и Португалия — на стороне Англии; Кастилия, Шотландия и папство — на стороне Франции. В этой войне, тесно связанной с внутренним развитием стран-участниц, решался вопрос о территориальном размежевании ряда государств и политических образований — Франции и Англии, Англии и Шотландии, Франции и Фландрии, Кастилии и Арагона. Для Англии он вырос в проблему образования универсального государства, включавшего разные народы; для Франции — в проблему существования ее как самостоятельного государства.

Война началась в 1337 г. успешными операциями англичан на севере. Они победили на море в 1340 г. (битва при Слейсе у берегов Фландрии). Поворотное значение для первого этапа войны имела победа англичан на суше в 1346 г. в битве при Креси в Пикардии, одном из наиболее знаменитых сражений средневековья. Это позволило им взять в 1347 г. Кале — важный стратегический порт, куда экспортировалась шерсть из Англии. Он был взят после

311

319

Столетняя война (1415-1453):

1 — территория, оккупированная англичанами а 1415-1429 гг.; 2 — владения герцога Бургундского; 3 — земли французской короны; 4 — путь французских войск под предводительством Жанны д'Арк; 5 — районы партизанской борьбы против англичан в 1424-1433 гг.; 6 — границы Французского королевства

Бургундии во влиятельную европейскую державу. Существенно расширилась ее территория, создавались органы центральной и местной власти, включая сословно-представительные. Получив титул «Великого герцога Запада», Филипп Добрый стал стремиться

320

и к королевскому венцу. Однако Бургундия в своем новом облике была слабым политическим объединением разных областей и городов, тяготеющих к автономии. Герцогская власть носила характер не столько публично-правовой, сколько сеньориальной власти. Тем не менее, Бургундское герцогство представляло существенное препятствие для объединения французских земель, а союз с англичанами способствовал его успехам.

В результате англичане добились заключения мира на тяжелейших для Франции условиях. По договору в Труа 1420 г. при жизни Карла VI правителем Франции становился английский король Генрих V; затем престол должен был перейти к сыну английского короля и французской принцессы, дочери Карла VI — будущему Генриху VI. Дофин Карл, сын Карла VI, был отстранен от наследования. Франция, таким образом, утрачивала независимость, становясь частью объединенного англо-французского королевства. В 1422 г. Генрих V внезапно умер в полном расцвете сил; спустя несколько месяцев эта же участь постигла и Карла VI. Англия и герцог Бургундский признали королем обоих государств десятимесячного Генриха VI, за которого стал править его дядя герцог Бедфорд. Однако дофин Карл, невзирая на условия мира, провозгласил себя королем Франции Карлом VII (1422-1461) и начал борьбу за трон. Его власть признали некоторые провинции, расположенные в центре страны, на юге (Лангедок), юго-востоке (Дофине) и юго-западе (Пуату). Не уступая по размерам областям, занятым англичанами, эти земли, однако, были менее плодородными и населенными. Они не составляли компактной территории, окруженные и разорванные владениями англичан и герцога Бургундского.

Для Франции начался новый этап войны — борьба за независимость, в которой на карту был поставлен вопрос о самостоятельном существовании французского государства. Этот поворот в войне определился уже к концу ее первого этапа, завершившегося подписанием мира в Бретиньи в 1360 г., однако только теперь он обрел выраженные формы.

Существенным фактором в дальнейшем развитии событий была политика англичан на завоеванных землях, которые рассматривались ими как средство обогащения. Генрих V начал раздавать их в собственность английским баронам и рыцарям. Порты Нормандии заселялись англичанами. Подобная политика, усиливая английскую экспансию, одновременно рождала ответное сопротивление французского населения, ненависть к завоевателям, вызванную репрессиями англичан и грабежами их наемников.

321

328

домена. Присоединение Лотарингии, Франш-Конте, Руссильона и Савойи растянулось до середины XIX в. Однако к концу XV в. в основных чертах процесс объединения страны был завершен. Он был подкреплен постепенным слиянием двух народностей. В XIV—XV вв. в Северной Франции на основе парижского диалекта сложился единый язык. Он заложил основы формирования общефранцузского языка, хотя в ряде областей продолжали существовать местные диалекты (провансальский и кельтский языки юга и Бретани).

В политическом развитии Франция уверенно шла к новой форме государственности — абсолютной монархии. Показателем этого служило свертывание в конце XV в. практики сословного представительства. Генеральные штаты фактически бездействовали. Последние в XV в. Генеральные штаты были созваны в 1484 г., они бесславно попытались в условиях малолетства Карла VIII усилить свое политическое влияние. Для провинциальных и местных штатов спад выразился главным образом в лишении их прежней автономии и подчинении центральной власти. Причиной упадка сословно-представительной системы явились осуществленные монархией реформы — налоговая и военная, которые ослабили ее зависимость от сословий. Кроме того, к концу XV в. произошли заметные сдвиги в положении сословий и их отношении к центральной власти. Создание постоянной армии, в частности, закрепило приверженность дворянства к военной службе, оплачиваемой государством, его безучастность к хозяйственной деятельности. Это не способствовало его сближению с городским сословием. Налоговая исключительность духовенства и дворянства, сложившаяся к середине XV в., также усилила раскол привилегированных сословий с податным третьим сословием, к которому принадлежали горожане и крестьянство.

В XVI век Франция вступила крупнейшим из централизованных государств Западной Европы, с развитыми сельской экономикой, ремеслом и торговлей, духовной и материальной культурой.

§ 1. Англия в XI—XII вв.

Нормандское завоевание.

Нормандское завоевание. К середине XI в. в Англии в основном уже господствовали феодальные порядки, но процесс феодализации еще не завершился. Значительная часть крестьян, особенно в области Денло, оставалась свободной, а феодально зависимые держатели земли еще не слились в единую массу зависимых крестьян. Феодальная вотчина и феодальная иерархия еще не приняли законченной формы и не получили повсеместного распространения.

В 1066 г. Англия подверглась нормандскому завоеванию. Герцог Нормандии Вильгельм собрал большое войско из нормандских, северофранцузских и даже итальянских рыцарей, жаждавших добычи, захватов новых земель и зависимых крестьян. Поводом для вторжения послужили претензии Вильгельма на английский престол, якобы завещанный ему умершим незадолго до этого английским королем Эдуардом Исповедником. Папа поддержал притязания герцога.

В сентябре 1066 г. Вильгельм со своим войском на больших ладьях переплыл Ла-Манш и высадился на юге Англии. Войско герцога, главную силу которого составляла уже тяжело вооруженная рыцарская конница, было более многочисленно, чем английское. Во главе последнего выступил избранный «советом мудрых» новый король Англии Гарольд. За три недели до битвы с нормандцами он отбил внезапное нападение норвежского короля Харальда Хардрада на Северную Англию, согласованное с Вильгельмом. Войско Гарольда состояло в основном из пешего наспех собранного крестьянского ополчения и его личной дружины. В октябре 1066 г. в решающей битве при Гастингсе мужественно сопротивлявшиеся англосаксы были разбиты, сам Гарольд погиб. Герцог Нормандский же двинулся к Лондону, захватил его и стал королем Англии под именем Вильгельма I Завоевателя.

Завоевание, однако, встретило отпор со стороны как англосаксонской знати, так и сохранившегося в стране значительного слоя свободных крестьян. Особенно силен он был на севере страны.

330

В ответ на массовые конфискации земли у местного населения в пользу пришельцев-завоевателей на севере и северо-востоке — в Денло в 1069 и 1071 гг. произошли крупные народные восстания, возглавленные представителями местной знати. Подавляя их, завоеватели во главе с Вильгельмом опустошили главные области восстания — Йоркскую долину и графство Дарем, которые после этого несколько десятилетий оставались необитаемыми.

После подавления этих восстаний большинство земель англосаксонской знати было конфисковано и передано иноземным рыцарям-завоевателям. Мелкие местные феодалы — тэны — частично сохранили свои владения, но стали вассалами нормандских баронов (так стали называть в Англии крупных феодалов). Средние и мелкие феодалы по континентальному образцу стали называться рыцарями. В церковной иерархии и аппарате королевского управления безраздельно господствовали завоеватели — выходцы из Франции. Сам Вильгельм составил из конфискованных земель огромный «домен короны», занимавший седьмую часть всех возделываемых в Англии земель. Значительная часть находившихся на этих землях лесов была превращена в королевские охотничьи заповедники. Под страхом страшных наказаний жителям этих территорий, особенно крестьянам, запрещалось там охотиться, рубить лес, собирать топливо.

Владение обширным доменом усиливало позиции короля по отношению к знати. Этому способствовало и то, что раздача земель нормандским феодалам происходила постепенно, по мере их конфискации у местного населения, в результате разбросанность, некомпактность владений крупных феодалов затрудняла складывание в Англии обширных территориальных княжеств, фактически независимых от короля.

Завершение процесса феодализации. «Книга Страшного суда».

Завершение процесса феодализации. «Книга Страшного суда». Нормандское завоевание способствовало окончательному завершению процесса феодализации Англии. К 1066 г. герцогство Нормандское, как и Франция в целом, было уже полностью феодализировано. Захватив землю и политическую власть в Англии, завоеватели стремились насадить там привычные им порядки, оформить политически и юридически уже и ранее сложившиеся там феодальные отношения. Сам король в известной мере сознательно проводил такую политику. Одним из важных его мероприятий на этом пути явилось проведение в 1086 г. всеанглийской поземельной переписи, получившей в народе название «Книга Страшного суда» («Domesday book»), поскольку лица, дававшие сведения ее составителям, обязывались под угрозой наказания говорить, «ничего не утаивая», как на «Страшном суде».

331

340

феодальная знать, представители королевской администрации, юристы пользовались также французским языком, который наряду с латынью служил официальным языком в государственных учреждениях.

Несмотря на значительное укрепление центральной власти при Генрихе II, в Англии неоднократно вспыхивали восстания недовольной его политикой знати, в том числе сыновей короля. Их поддерживали мятежные феодалы континентальных владений Плантагенетов, в которых Генрих II не располагал такой полнотой власти, как в Англии.

§ 2. Англия в XIII в.

Экономическое развитие.

Экономическое развитие. В XIII в. в Англии совершенствовалось земледелие, повсеместно утверждалось трехполье. Расчистка леса и осушение болот привели к увеличению площади культивируемой земли и пастбищ в ходе широкой внутренней колонизации, повысилась урожайность зерновых и других культур. С увеличением спроса на английскую шерсть, особенно во Фландрии, а также Италии, связано дальнейшее развитие овцеводства. Общий хозяйственный подъем, в том числе в крестьянском производстве, вызвал быстрый рост населения в целом по стране в 2,5-3 раза. Это привело в свою очередь к сокращению крестьянских наделов, земельному голоду в деревне, расширению земельного рынка и росту цены на землю.

Продолжался процесс отделения города от деревни. К концу XIII в. в Англии насчитывалось уже около 280 городских поселений. Соответственно возрос и удельный вес городского населения. Повышался постоянный спрос на продукты сельского хозяйства, благодаря чему цены на них, особенно на хлеб, держались относительно высокие. Это стимулировало вовлечение в рыночные связи как помещичьего, так и крестьянского хозяйства. Уже в конце ХII-начале XIII в. развиваются довольно прочные внутренние экономические связи. В качестве важнейшего центра общеанглийской торговли выдвигается столица Англии Лондон.

Одна из важнейших особенностей экономического развития Англии в средние века — большая роль деревни в развитии внутренних связей. Быстрому развитию их способствовала ранняя специализация сельскохозяйственных районов — одних на производстве хлеба (Южная, Центральная и Восточная Англия), других — на производстве мясо-молочных продуктов и шерсти (Западная, Северо-Западная и Северо-Восточная Англия). Расширение внутренних экономических связей стимулировалось также развитием

341

внешней торговли, поскольку основу последней до конца XIV в. составлял вывоз продуктов сельского хозяйства, шерсти, хлеба, кожи. В XIII в. основной хозяйственной и социальной ячейкой английского общества оставался манор. Манориальная структура отличалась пестротой, сложностью и своеобразием местных вариантов. С конца XII в. манор активно втягивается в рыночные связи. В наиболее крупных, особенно церковных, вотчинах, располагавших большим количеством вилланов, под влиянием этих связей барщинная система не только не ослабевала, но еще более укреплялась. Стремясь выбросить на рынок побольше сельскохозяйственных продуктов, владельцы таких маноров усиленно расширяли домениальное хозяйство за счет общинных угодий и расчистки пустошей, стремились увеличить барщину, чтобы иметь рабочую силу для обработки домена. С этим было связано стремление крупных феодалов воспрепятствовать личному освобождению вилланов и даже сделать зависимыми еще сохранивших личную свободу и полусвободных крестьян.

В то же время товарно-денежные отношения уже в XIII в. порождали в английской деревне новые явления, исподволь подрывавшие барщинную систему хозяйства. В более мелких манорах, где было меньше вилланов и где связь с рынком осуществлялась не только через домениальное, но и через крестьянское хозяйство, они приводили к коммутации ренты. К концу XIII в. денежная рента уже преобладала в стране. Это в значительной степени освобождало крестьян от повседневного контроля феодала. Однако английские феодалы в отличие от французских, как правило, еще не отказывались от ведения домениального хозяйства. Те из них, кто стал на путь коммутации вилланских барщин, наряду с трудом вилланов или вместо него начали применять труд наемных работников из числа многочисленных в Англии этого времени малоземельных зависимых и свободных крестьян (коттеров). Однако на всем протяжении XIII столетия домениальное барщинное хозяйство, сосредоточенное в вотчине, все же играло решающую роль в сельскохозяйственном производстве Англии и в снабжении внутреннего и внешнего рынка его продукцией.

Так в английской деревне XIII в. наметились две противоположные тенденции развития — консервативная и прогрессивная.

Имущественное расслоение крестьянства. Обострение социальной борьбы в деревне.

Имущественное расслоение крестьянства. Обострение социальной борьбы в деревне. Развитие товарно-денежных отношений в деревне в целом тяжело отразилось на широких массах крестьянства. С развитием рынка росли потребности феодалов. Часть их удовлетворяла свое стремление к увеличению доходов путем увеличения размеров барщины; другие — повышая под разными

342

предлогами денежную ренту. Наступление на крестьян шло также по линии захвата феодалами части земель, находившихся в общинном пользовании.

Коммутация ренты ускорила и углубила начавшееся задолго до XIII в. имущественное расслоение крестьянства. Среди вилланов выделилась небольшая зажиточная верхушка, богатевшая на торговле. Отдельные представители этой группы получали возможность выкупиться на волю. Напротив, многие средние, а также мелкие крестьяне беднели, будучи не в состоянии уплачивать в срок повышавшуюся денежную ренту. Среди вилланов росло количество коттеров, вынужденных работать по найму у своих же или чужих лордов. Еще быстрее шло расслоение свободного крестьянства: в его среде резко обозначилась зажиточная крестьянская верхушка, которая по своему социальному положению примыкала к низшим слоям феодалов, и масса мелких фригольдеров, часто настолько бедных, что они не могли пользоваться привилегиями своего свободного статуса. Тяжелый гнет, лежавший на основной массе английского крестьянства, углублялся по мере роста государственных налогов, которыми облагались и свободные крестьяне, и вилланы.

На усиление эксплуатации крестьянство отвечало сопротивлением. В XIII в. оно носило в основном локальный характер. Вилланы и свободные крестьяне сообща, нередко с оружием в руках, разрушали изгороди, поставленные лордами на общинных землях. Целые деревни отказывались от уплаты повышенных рент и выполнения ненавистных дополнительных барщин, пытались искать правосудия в королевских судах, а иногда оказывали вооруженное сопротивление не только своему лорду или его управляющему, но и королевским чиновникам, пытавшимся принудить их к покорности. Во всех выступлениях крестьян большую роль играла сохранившаяся почти повсеместно, но утратившая былую свободу община.

Протест вилланов против феодального гнета в XIII в., как и в XII в., выражался также в побегах в города и в леса, куда от преследований феодалов часто уходили и свободные крестьяне. Имели место и крестьянские выступления против королевских должностных лиц — судей, сборщиков налогов и др.

Особенности положения феодалов.

Особенности положения феодалов. Под воздействием товарно-денежных отношений различия, существовавшие со времен нормандского завоевания между крупными феодалами — баронами и мелкими — рыцарями, в XIII в. еще более углубились. Они определялись теперь не только размерами их владений и доходов, но и характером их хозяйственной деятельности и их политической позицией.

343

В XIII в. особенно интенсивно втягивались в товарно-денежные отношения рыцари. В их поместьях преобладала денежная рента, кое-где применялся уже наемный труд. Большая часть английского рыцарства все более теряла характер военного сословия и превращалась в сельских хозяев. Общая заинтересованность в развитии внутреннего рынка, в ограничении произвола крупных феодалов и уменьшении королевских поборов, в дальнейшей централизации государства сближала этот слой феодалов с горожанами и с верхушкой свободного крестьянства. Благодаря этому слой феодалов в целом не превратился в Англии в замкнутое сословие, подобно дворянству во Франции и в Германии. Каждый свободный собственник земли, каково бы ни было его происхождение, при наличии определенного годового дохода (в 20, а позднее в 40 фунтов) обязан был принять звание рыцаря и войти в состав дворянства. Другая часть рыцарства, однако, не имела хозяйственных интересов, живя в основном за счет военной службы, грабежа, даров своих сеньоров и короля.

Бароны же и прелаты, составлявшие вместе замкнутую группу феодальной аристократии, даже если они втягивались в рыночные связи, держались за барщинные методы эксплуатации, упорно отстаивали свои сословные привилегии.

Развитие городов.

Развитие городов. В XIII в. заметно возросла экономическая и социально-политическая роль английских городов. Большую роль в их экономической и политической жизни начинает играть купечество.

Города становятся крупными центрами накопления богатств: их доля в общегосударственных налогах все более повышалась. Это заставило королевскую власть в какой-то мере считаться с их интересами. Если к началу XIII в. хартии имели 80 наиболее крупных городов, то на протяжении XIII в. различные привилегии получили еще 113 городов. Горожане постепенно оформляются в сословие, которое обычно выступает как политический союзник королевской власти. Но рост государственного обложения вызывал сильное недовольство горожан. Это, как и их экономические и политические интересы в целом, сближало позиции горожан с позицией рыцарства и верхушки свободного крестьянства.

С середины XIII в. в городах заметно обостряются внутренние социальные противоречия. Городская верхушка крупных городов, состоящая из городских землевладельцев, наиболее богатых купцов и ростовщиков, захвативших городское управление и финансы, разными способами притесняет и эксплуатирует основную массу городских ремесленников и мелких торговцев, а также городскую бедноту. Жизнь английских городов во второй половине XIII в.

344

наполнена борьбой между ремесленниками и городской олигархией за право участия в управлении городом.

Основные направления политического развития Англии в XIII в.

По мере укрепления внутренних экономических связей усиливалась и централизация феодального государства. Хотя в ней по-прежнему в той или иной степени были заинтересованы феодалы в целом, особенно рыцарство, а также городское сословие и верхушка свободного крестьянства, процесс централизации государства сопровождался длительной политической борьбой, которая иногда приводила к вооруженным конфликтам.

Первый этап политической борьбы XIII в. падает на время правления короля Иоанна, прозванного Безземельным (1199—1216), — младшего сына Генриха II. Иоанн использовал унаследованный им от отца сильный государственный аппарат для нажима на все слои населения. Произвольными конфискациями земель, арестами и казнями неугодных ему магнатов, постоянными нарушениями феодальных обычаев он возбудил против себя оппозицию баронов. Раздражали их также слишком частые и чрезмерные требования субсидий и «щитовых денег» в связи с неудачными войнами Иоанна во Франции, в которых бароны не были заинтересованы. Их поддерживала церковь, недовольная вмешательством короля в церковные выборы и его бесконечными поборами.

В отличие от всех предшествующих столкновений короля с баронами в лагере последних оказались на этот раз и те слои населения, которые раньше всегда поддерживали короля против баронов, — рыцарство и горожане. К поддержке баронов их побудили произвол королевской администрации и бесконечные поборы, особенно с городов. Неудачная внешняя политика Иоанна еще более усилила всеобщее недовольство. В войне 1202—1204 гг. французский король Филипп II Август захватил ряд владений Иоанна во Франции: Нормандию, Анжу, Мэн, Турень, часть Пуату. Поражение Иоанна и его союзников в битвах при Ларош-о-Муане и Бувине (1214) положило конец его попыткам вернуть эти земли. Еще до этого (в 1207 г.) Иоанн вступил в длительный конфликт с папой Иннокентием III из-за того, что тот без согласия короля назначил архиепископа Кентерберийского.

В 1212 г. папа издал буллу о лишении Иоанна престола и передал права на английскую корону французскому королю Филиппу II. Опасаясь восстаний своих подданных, Иоанн в 1213 г. капитулировал перед папой, признал себя его вассалом и обязался ежегодно выплачивать 1000 марок серебром. Этот позорный акт еще больше усилил оппозицию. Весной 1215 г. бароны при поддержке рыцарства и горожан начали войну против короля. Лондонцы

345

открыли им ворота столицы. Король был вынужден подчиниться требованиям восставших баронов и 15 июня 1215 г. подписал так называемую Великую хартию вольностей.

Великая хартия вольностей.

Великая хартия вольностей. Большинство статей Великой хартии вольностей (Magna Charta Libertatum) отражало интересы баронов и церковных феодалов. Король обязался соблюдать свободу церковных выборов; обещал не брать со своих непосредственных вассалов больших поборов, чем установлено обычаем. Он обязался не собирать со своих непосредственных держателей феодального вспомоществования и «щитовых денег» без согласия «общего совета королевства». В состав этого совета должны были входить непосредственные держатели короля, т. е. в основном те же бароны. Баронов в отличие от представителей всех других сословий могли судить только люди равного с ними звания — пэры. Король обязался не арестовывать баронов, не лишать их имущества, не объявлять их вне закона без приговора пэров. Отменялось утвердившееся после реформы Генриха II право короля вмешиваться в юрисдикцию сеньориальных судов. Наконец, для наблюдения над выполнением хартии избирался комитет в составе 25 баронов, который в случае нарушения хартии королем мог начать против него войну.

Значительно меньше хартия дала рыцарству и верхушке свободного крестьянства. Баронам и королю запрещалось требовать с держателей рыцарских феодов больше служб и феодальных платежей, чем полагалось. Всем свободным людям была обещана защита от злоупотреблений королевских чиновников и чрезмерных штрафов; для них Великая хартия сохраняла судебные порядки, введенные Генрихом II. Еще меньше, чем рыцари, получили города. Хартия только подтвердила неприкосновенность уже существующих вольностей Лондона и других городов, но не ограничила права короны собирать с них особенно ненавистный для горожан побор — талью. Было установлено единство мер и весов. Хартия разрешила свободный въезд и пребывание в Англии иностранных купцов. Эта мера, хотя и способствовала развитию внешней торговли, была невыгодна горожанам, так как нарушала их монополию. Основной массе английского народа — вилланам — Великая хартия не дала никаких прав. Хартия лишь еще раз подчеркнула их полное бесправие в феодальном государстве.

Некоторые постановления хартии были прямым проявлением феодальной реакции; вместе с тем Великая хартия имела для своего времени и известное прогрессивное значение. Она ограничивала королевский произвол не только в отношении баронов, но также рыцарства и горожан — социальных слоев, которые в ту

346

эпоху являлись носителями прогрессивных тенденций в экономическом развитии страны, и ограждала эти слои от притеснений крупных феодалов.

Великая хартия не была осуществлена на практике. Иоанн, заручившись поддержкой папы, объявившего баронов бунтовщиками, отказался ее соблюдать. Началась война, в разгар которой Иоанн умер, и бароны признали королем его малолетнего сына Генриха III (1216-1272).

Установление баронской олигархии.

Установление баронской олигархии. В правление этого короля разыгрался новый, еще более крупный политический конфликт, начавшийся в 1258 г. Бесконечными поборами, щедрыми пожалованиями земель и доходов родственникам — французам и провансальцам, — дружбой с папой, которому он позволял обирать Англию, Генрих III вызвал всеобщее недовольство. Как и в 1215 г., бароны, стремившиеся контролировать короля, нашли себе временных союзников в лице рыцарства, а также городов.

Когда весной 1258 г. Генрих III потребовал у баронов на военную авантюру в Италии, в которую его втянул папа Иннокентий IV, треть всех доходов страны, произошел взрыв всеобщего недовольства. Бароны, явившись вооруженными к королю, потребовали проведения политических реформ. Король вынужден был уступить. В июне 1258 г. в Оксфорде собрался совет магнатов, названный впоследствии «бешеным», который утвердил «Оксфордские провизии», установившие в стране режим баронской олигархии. Всю власть они передавали Совету 15 баронов, без согласия которых король не мог принимать никаких решений. Кроме того, бароны избрали 12 человек от рыцарей и городов, которые собирались трижды в год и вместе с Советом 15-ти обсуждали государственные дела.

Бесконтрольное хозяйничанье баронов не удовлетворяло рыцарей и города. В рядах оппозиции произошел раскол. В 1259 г. рыцари выдвинули ряд самостоятельных политических требований. При поддержке наиболее дальновидной части баронов во главе с Симоном де Монфором, графом Лестерским, были приняты «Вестминстерские провизии», защищавшие рыцарство и верхушку свободного крестьянства от произвола крупных феодалов. Однако большая часть баронов держалась олигархической программы.

Гражданская война 1263-1267 гг.

Гражданская война 1263-1267 гг. Рассчитывая на противоречия в лагере оппозиции, Генрих III отказался соблюдать «Оксфордские провизии», и в 1263 г. началась гражданская война. Во главе оппозиции стал Симон де Монфор, который опирался не только на баронов, но и на широкие слои рыцарей, свободных крестьян и городское население. Во многих городах в результате

347

ожесточенной внутренней борьбы было свергнуто господство купеческой олигархии. Средние и низшие слои горожан активно поддерживали Монфора. Лондонцы прислали на помощь Монфору 15-тысячное ополчение. В битве при Льюсе (1264) королевская армия была разбита, Генрих III и его старший сын Эдуард попали в плен. Монфор стал фактическим правителем Англии. Не доверяя баронам, он управлял страной, опираясь на рыцарство и верные ему города.

В январе 1265 г. Монфор впервые созвал собрание, на которое кроме крупнейших прелатов и баронов пригласил по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от наиболее значительных городов. Это было началом английского парламента.

Победа над королем привела к усилению гражданской войны. В движение включились массы фригольдеров, а кое-где и вилланы. Крестьяне громили поместья сторонников короля, отнимали огороженные ими общинные угодья, отказывались от выполнения повинностей. Страх перед народным движением заставил баронов искать соглашения с королем. Когда принц Эдуард бежал из плена, большая их часть присоединилась к нему. В битве при Ившеме (1265) войска Монфора были разбиты, а сам он убит.

Массовые конфискации земель у сторонников Симона де Монфора, проведенные Генрихом III, вызвали их вооруженное сопротивление, активную роль в котором играло свободное крестьянство. Испуганные размахом народных движений борющиеся группировки феодалов пошли на взаимные уступки и помогли королю в 1267 г. подавить это движение. Власть Генриха III была окончательно восстановлена. Однако и король, и бароны убедились в невозможности держать в повиновении народные массы без поддержки рыцарства и состоятельных горожан, без регулярного диалога с ними. Поэтому результатом гражданской войны 1263-1267 гг. явилось возникновение сословного представительства — парламента, в котором наряду с баронами заседали депутаты рыцарства и городов.

Английский парламент в XIII-XIV вв. Возникновение сословной монархии.

Английский парламент в XIII-XIV вв. Возникновение сословной монархии. Парламент окончательно сложился в правление Эдуарда I (1272-1307). С этого времени английское феодальное государство приобретает форму сословной монархии. Опираясь на парламент, король провел проверку и частично отменил судебные привилегии крупных феодалов, запретил церковным учреждениям приобретать земли без разрешения короля. Эдуард I и его преемники нуждались в парламенте, так как видели в нем противовес крупным феодалам. Сословное собрание давало возможность королю больше опираться на рыцарство и городскую верхушку.

348

Даже субсидии королю, утвержденные парламентом, легче собирались и давали большие суммы, чем прежние произвольные поборы. Таким образом, создание парламента в целом усилило феодальное государство.

По своей структуре английский парламент отличался от французских Генеральных штатов. В него приглашались личными королевскими письмами архиепископы, епископы, аббаты крупнейших монастырей и бароны. Кроме того, туда вызывались по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от самых крупных городов. Рыцари и городские представители избирались на местных собраниях в графствах и в городах наиболее зажиточными людьми. Свободное крестьянство и городская беднота не были представлены в парламенте. Вилланам прямо запрещалось участвовать в выборах.

Король договаривался с парламентом относительно обложения населения налогами. Эдуард I пытался иногда собирать налоги и повышать пошлины и без согласия парламента. Своими вымогательствами он вызвал недовольство рыцарства и горожан, которых поддержали и бароны. В 1297 г. под угрозой нового конфликта Эдуард I издал «Подтверждение хартии», официально утвердившее право парламента участвовать в установлении налогов. В первой половине XIV в. парламент стал делиться на две палаты: верхнюю — палату лордов, где заседали прелаты и бароны, и нижнюю — палату общин, где заседали рыцари и представители городов; вместе они имели численный перевес над баронами и собирательно стали называться термином «общины». Прочный союз рыцарства и городской верхушки в парламенте обеспечил им большее политическое влияние по сравнению с сословно-представительными собраниями других стран, в частности с Генеральными штатами Франции. В XIV в. помимо права устанавливать налоги парламент приобрел право участвовать в издании статутов (законов), которые обычно принимались королем и палатой лордов по петиции палаты общин. Немалую роль в этих успехах парламента сыграла Столетняя война, финансирование которой требовало частых созывов парламента и политических уступок короля притязаниям парламента в обмен на разрешение очередных налогов.

Возникновение парламента и оформление сословной монархии отразило успехи политической централизации Англии и, в частности, факт складывания в стране общегосударственных сословных групп — баронов, рыцарства и горожан. В свою очередь парламент способствовал дальнейшему укреплению феодального государства. Он играл в Англии XIII—XIV вв. прогрессивную роль,

349

Английский королевский дом в XI — XIV вв.

поскольку ограничивал политические притязания наиболее реакционной части феодалов — баронства — и способствовал проведению политики короля в интересах более передовых слоев общества того времени — рыцарства и верхушки горожан. Парламент являлся органом, выражавшим общественное мнение разных слоев населения, а также ареной мирного разрешения многих социально-политических конфликтов.

Захватнические войны Англии в Уэльсе, Шотландии и Ирландии.

Захватнические войны Англии в Уэльсе, Шотландии и Ирландии. В интересах феодалов Эдуард I и его преемники вели активные завоевательные войны. В 1282-1283 гг. Эдуарду I удалось завоевать и присоединить к Англии Уэльс. Земли уэльских феодалов он раздал своим баронам. Его попытки завоевать Шотландию после смерти ее короля Александра III (1286), который не оставил наследников, не увенчались успехом. Вначале при поддержке части крупных шотландских феодалов король добился восстановления вассальной зависимости Шотландии от Англии, а затем в 1295 г. установил там прямое английское правление. Но в 1297 г. вспыхнуло восстание крестьян и горожан под руководством Уильяма Уоллеса, а в 1306 г. началась всеобщая война за независимость, в которой приняло участие также шотландское рыцарство. Борьбу шотландцев возглавил Роберт Брюс. Война фактически окончилась в 1314 г. победой шотландцев при Бэннокберне. Им удалось отстоять политическую самостоятельность своей страны. В 1328 г. Англия вынуждена была официально признать независимость Шотландии.

В Ирландии англичане предпринимали дальнейшие попытки, как правило, неудачные, к расширению захваченной в XII в. области, мешая складыванию там единого Ирландского государства.

§ 3. Англия в XIV-XV вв.

Экономические и социальные сдвиги в английской деревне.

Экономические и социальные сдвиги в английской деревне. Во второй четверти XIV в. в английской деревне все большее распространение получает коммутация ренты и продолжается процесс личного освобождения крестьян. Крестьянское хозяйство начинает успешно конкурировать с домениальным хозяйством крупных феодалов, основанным на малопроизводительном подневольном труде вилланов. Под давлением экономической необходимости и усиливающейся борьбы крестьянства многие даже крупные феодалы к середине XIV в. все чаще и чаще отказываются от барщины. В связи с этим значительно возрастает спрос на наемную рабочую силу, необходимую как в домениальном хозяйстве феодалов, так и в хозяйстве зажиточных крестьян. Предложение

351

364

обеспечения вывоза английских сукон в Нидерланды и Италию без посредничества ганзейских и венецианских купцов.

После смерти Эдуарда IV его брат Ричард, по приказу которого были убиты в Тауэре законные наследники престола — малолетние сыновья Эдуарда, захватил власть и стал править под именем Ричарда III (1483—1485). Против него объединились ланкастерцы и часть йоркистских баронов. Они подняли восстание и выдвинули нового претендента на престол — Генриха Тюдора, представителя младшей ветви Ланкастерского дома. В 1485 г. в битве при Босворте Ричард III потерпел поражение и был убит. Этой битвой закончилась война Алой и Белой розы. Генрих Тюдор под именем Генриха VII был провозглашен королем Англии.

Генрих VII — основатель новой династии Тюдоров (1485—1603) — продолжал последовательную борьбу с самостоятельностью баронов, за укрепление королевской власти. Ему тем легче было проводить эту политику, что война Алой и Белой розы привела к гибели значительной части феодальной аристократии и подняла социальное значение нового дворянства и зарождавшихся буржуазных элементов, заинтересованных в усилении королевской власти. В конце XV в. создаются уже предпосылки для перехода Англии к новой форме государства — абсолютизму.

Предпосылки складывания английской нации.

Предпосылки складывания английской нации. В Англии XIII-XV вв. продолжался процесс развития английской народности, послужившей основой формирования будущей английской нации. В этот период определяется в основном языковая и территориальная общность англичан.

По мере складывания в Англии единого национального рынка с центром в Лондоне и централизации феодального государства языковые различия, имевшие место в XI—XII вв., постепенно стираются. На основе лондонского среднеанглийского диалекта, обогащенного влиянием французского и латинского языков, складывается общеанглийский язык. В XIV в. он становится общеупотребительным, разговорным и литературным языком во всех слоях общества. С 1362 г. на нем ведутся прения в парламенте и официальные судебные разбирательства. На английский язык по инициативе Виклифа переводится Библия, на нем во второй половине XIV в. пишут свои поэмы крестьянский поэт Уильям Ленгленд и один из создателей литературного английского языка, автор знаменитых «Кентерберийских рассказов» поэт Джеффри Чосер.

§ 1. Германия в XI-XIII вв.

Императоры и церковная реформа. Назревание кризиса.

Императоры и церковная реформа. Назревание кризиса. Со смертью бездетного Генриха II (1024) прекратилась Саксонская династия. Германская знать избрала королем Конрада II из древнего франконского рода, членов которого позднейшие авторы называли Салиями. Германская корона принадлежала государям Франконской (иначе Салической) династии вплоть до 1125 г.

В годы правления одного из них — Генриха III (1039—1056) раннесредневековая германская империя достигла своей вершины. Система имперской церкви действовала безотказно, и император твердой рукой правил своей державой. Генрих III, как и его предшественники, считал себя наместником Христа на земле и полагал, что помазание на царство дает государю, помимо прочего, благодать священства. Rex et sacerdos (король и священнослужитель) — формула, отражавшая представление о двояком — светском и религиозном — характере власти императора. Генрих III всячески поддерживал стремление к обновлению церкви, резко усилившееся в Западной Европе в X—XI вв. Хотя в германском монашестве и зародились движения напоминавшие клюнийское (см. гл. 20), главным инициатором церковной реформы в Германии была императорская власть, видевшая в церкви свою важнейшую опору и потому заинтересованная в ее всемерном укреплении.

Генрих III в 1046 г. самовластно низложил трех соперничавших между собой пап — ставленников разных групп итальянской знати—и поставил нового папу, немца по происхождению. Папы родом из Германии, прямо назначавшиеся императором, правили в Риме с 1046 по 1057 г. и сделали очень много для обновления церкви. Никто тогда не предполагал, что усилившаяся в результате реформ римская церковь вскоре выйдет из подчинения императорам.

Причины глубокого кризиса императорской власти, приближение которого стало чувствоваться уже в последние годы правления Генриха III, состояли, однако, не столько в росте само-

366

стоятельности римской церкви, сколько в социальных сдвигах в самой Германии. Процесс феодализации, который ранее привел к распаду западной части каролингской империи, теперь стал делать быстрые успехи в Германии. Место немногочисленной племенной верхушки, с которой приходилось иметь дело Оттонам, заняла новая — феодальная — знать. Она состояла из значительно большего числа влиятельных семейств, уже сумевших собрать и прочно закрепить за собой крупные комплексы владений, как родовых, так и полученных за службу. Именно позиция новой знати стала постепенно в весьма большой степени определять успехи и неудачи германских государей.

Кризис начался в правление Генриха IV (1056—1106). Уже в малолетство этого государя разные группировки германской знати вели между собой ожесточенную борьбу. Но настоящие испытания для императорской власти наступили несколько позже — во время Саксонского восстания и в особенности так называемой борьбы за инвеституру.

Жители Саксонии давно уже были недовольны переходом королевской короны к династии из другого герцогства. Когда же Генрих IV начал решительно укреплять свои позиции и имущественные права в Саксонии, создавая подобие королевского домена на подступах к богатым серебром горам Гарца, саксы ответили восстанием (1073). В начавшемся мятеже приняли участие все слои саксонского общества; восставших тайно или явно поддержали недовольные королем князья и в других частях Германии. Генрих IV едва спасся и вскоре вынужден был согласиться на требования повстанцев. Однако осквернение мятежными крестьянами захоронений ближайших родственников государя резко изменило настроение в стране. Германские князья пришли на помощь Генриху IV, королю удалось договориться с некоторыми из знатных повстанцев, и в 1075 г. саксонское войско было разбито, причем крестьянское ополчение уничтожено полностью.

«Борьба за инвеституру».

«Борьба за инвеституру». Саксонское восстание было прологом к гражданской войне, охватившей всю Германию. Причиной ее стала, как говорили современники, «борьба за инвеституру».

В древнегерманском обществе переход недвижимости от одного владельца к другому закреплялся символической передачей какого-либо предмета, например стебля травы. К X-XI вв. из этого обычая развился новый — публичное вручение одним лицом другому, стоящему ниже его по иерархии, определенных символических предметов. Это действие означало передачу части властных полномочий, а также связанных с ними земель, доходов, прав; оно получило название инвеституры. Светского князя германский

367

государь инвестировал обычно знаменем, церковного — кольцом и посохом. Каждый новый епископ сначала должен был получить эти предметы из рук короля или его представителя, затем они освящались и вручались ему вторично — уже в ходе церковного обряда посвящения.

В XI — начале XII в. разгорелся острейший конфликт между императорами и папами, формально — по вопросу об инвеституре епископов. Папы, вдохновлявшиеся идеями церковной реформы и стремившиеся освободить церковь от влияния светских властей, стали усматривать в королевской инвеституре недопустимый акт симонии: избрание духовных лиц — внутреннее дело церкви, вмешиваться в которое не имеет права ни одно светское лицо, в том числе и сам император. Однако императоры не собирались, естественно, отказываться ни от давнего обычая, позволявшего им свободно распоряжаться церковными должностями, ни от своего понимания императорского сана («rex et sacerdos»).

На последней стадии «спора об инвеституре» правоведы императора особо остро ставили вопрос о владениях, пожалованных церкви светскими властителями. Если папа, ссылаясь на Новый Завет, отстаивает независимость церкви от императорской власти, то пусть он вернет церковь к бедности апостольских времен, возвратив светским властям все имущество, подаренное ими церкви. Если же он желает сохранить эти владения, то пусть несет за них соответствующие обязательства перед империей.

Сущность «спора из-за инвеституры» состояла, разумеется, не в ритуальных формальностях, а в том, под чьим контролем должна находиться церковная организация — главная опора власти в империи, являвшейся крупнейшим политическим образованием Западной Европы (оно включало германские земли, Бургундское королевство и значительную часть Италии). В самом общем плане «спор за инвеституру» решал вопрос о том, кому быть во главе христианского мира — императорам или папам.

Отношения между Генрихом IV и избранным в 1073 г. папой Григорием VII (см. о нем гл. 20) были вначале вполне мирными. Еще в 1074 г. Григорий VII, предвосхищая идею Крестового похода, предполагал отправиться во главе христианского войска в Святую Землю, оставив Генриха IV управлять вместо себя церковью. Но когда Генрих осенью 1075 г. своей волей поставил трех итальянских епископов, папа в категорических выражениях потребовал от короля отменить эти назначения и впредь оказывать должное послушание преемнику апостола Петра.

В ответ большинство немецких епископов по требованию Генриха IV отказали в повиновении папе. Король потребовал от «Гиль-

368

384

Салическая (Франконская) династии


Династия Штауфенов

Главного врага орден видел в литовских племенах, сохранявших язычество до XIV в., против которых и направлял военные экспедиции почти ежегодно. В «литовских походах» Немецкого ордена принимали участие рыцари со всей Европы — от португальцев до поляков. Захват орденом земель к западу от Вислы в начале XIV в. серьезно испортил его отношения с Польским королевством.

Распространение немецких поселенцев на обширных территориях Центральной и Восточной Европы в XII—XIII вв. являлось частью общеевропейского процесса — широкой «внутренней колонизации» и массовых военно-колонизационных движений.

§ 2. Германия в XIV-XV вв.

К началу XIV в. Священная Римская империя оставалась крупнейшим политическим образованием в Западной Европе, лишенным, однако, внутреннего единства. Ядро империи составляли старонемецкие земли, а также обширные области за Эльбой и по Дунаю, которые были германизированы в ходе колонизации. Кроме того, в империю входили лишь формально связанные с ней, фактически автономные государства Северной Италии и Тосканы, королевство Чехия. В XIV—XV вв. империя не имела твердо закрепленных границ, они изменялись в результате войн, династических браков, перемен в вассальных связях. Четких устойчивых границ не было и внутри империи: даже крупнейшие княжества еще не сложились в замкнутые компактные территории, их пределы зависели от совокупности личных владельческих и верховных прав властителя. Перемены в этой ситуации свершались медленно и стали особенно заметны лишь во второй половине XV в.

Образование и развитие Швейцарского союза.

Образование и развитие Швейцарского союза. В 1291 г. на территории империи было положено начало новому политическому образованию — Швейцарскому союзу. Свободные общины трех альпийских «лесных земель» — Швица, Ури и Унтервальдена — объединились против попыток Габсбургов подчинить их и овладеть важным торговым путем, который через перевал Санкт-Готхардт (Сен-Готард) связывал Германию и Италию. В 1315 г. швейцарская пехота, состоявшая из крестьян, наголову разбила рыцарскую конницу Габсбургов у горы Моргартен (южнее Цюрихского озера). К союзу, сумевшему защитить свою независимость, в середине XIV в. примкнули пять «городских» округов (кантонов), в том числе Люцерн, Цюрих, Берн. Понадобились, однако, долгая борьба и новые военные победы швейцарцев, прежде чем конфедерация окрепла, и тогда ее участники решили добиться фактической автономии от империи. Это произошло после

387

разгрома членами «вечного союза» своих противников в Швабской войне 1499 г. Международное признание своей независимости Швейцария получила, однако, лишь в 1648 г. по Вестфальскому миру, подводившему итоги Тридцатилетней войны в Европе. В конце XV — начале XVI в. Швейцарский союз пополнился еще пятью новыми членами, включая город Базель, и стал конфедерацией 13 небольших государств-кантонов. К ним примыкали «союзные земли», имевшие более ограниченный правовой статус, а также территории, подвластные союзу, которые контролировались одним или сразу несколькими кантонами. Постоянных органов центрального управления в конфедерации не было, верховной властью считался тагзатцунг — периодические собрания представителей кантонов, на которых шел обмен мнениями и по возможности вырабатывались общие позиции. Союзные земли на этих совещаниях своего голоса не имели. Каждый из кантонов обладал правом на собственную внутреннюю и внешнюю политику, но давал обязательство не действовать во вред общим интересам конфедерации.

Развитие городов в XIV—XV вв.

Развитие городов в XIVXV вв. Для средневековой Германии XIV и XV столетия стали временем наивысшего расцвета ее городов, бурного роста ремесел и торговли, особенно посреднической, между разными странами. Всему этому способствовало выгодное положение страны на путях международной торговли.

Уже на рубеже XIII и XIV вв. в Германии было около 3500 городов, в которых проживала примерно пятая часть населения, составлявшего 13—15 млн человек. В подавляющем большинстве это были мелкие города разного типа с числом жителей до тысячи человек, тесно связанные со своим аграрным окружением. Их рынки привлекали крестьян из близлежащих деревень, расположенных в радиусе 10-30 км. Такое расстояние позволяло за день побывать на рынке и вернуться домой. Сеть этих городков покрывала всю страну, но в Германии сложились и три зоны преимущественной концентрации городской жизни, где находилась основная масса более крупных городов, с 3—10 тыс. жителей, а также самые значительные немецкие города с населением свыше 20 тыс. человек — Кёльн, Страсбург, Любек, Нюрнберг.

Первая из этих зон — северогерманская, в нее входили Бремен, Гамбург, Любек, Висмар, Росток, Штральзунд и другие портовые города, расположенные на побережье Северного и Балтийского морей либо на речных путях к ним. Они энергично включились в европейскую транзитную торговлю на разветвленных морских трассах между Лондоном и Новгородом, Брюгге и Бергеном. Вторая зона — южногерманская: Аугсбург, Нюрнберг, Ульм, Регенсбург,

388

.412

В течение шести лет император не давал о себе знать, а Ломбардская лига, которая к началу его нового похода в 1174 г. насчитывала 37 городов, готовилась к решительной борьбе. Весной 1175 г. Фридрих I осадил Алессандрию после неудавшегося штурма, а войско лиги в свою очередь окружило его отряды. Через год, 29 мая 1176 г. городское ополчение Ломбардской лиги, состоявшее преимущественно из рыцарей и пополанов Милана и Бреши, напало на стоявшее лагерем близ Леньяно войско императора и выиграло сражение. Фридрих I был сбит с лошади и исчез в суматохе, оставив на иоле боя свой меч и знамя, а его рыцари в панике разбежались. Одержав решающую победу над императором, итальянские города отстояли свою независимость. Выиграло и папство. После битвы при Леньяно многие вассалы императора перешли на сторону папы, а в 1177 г. Фридрих 1 подписал соглашение, признав верховную власть папы и отказавшись от достигнутого в предшествующих походах.

После длительных переговоров мир был заключен в Констанце в 1183 г. Ронкальские постановления отменялись. Городские коммуны признали суверенитет императора, но получили право избирать магистратов, чеканить монету, осуществлять суд, содержать войско, объявлять войну и заключать мир, создавать союзы, что означало их фактическую независимость. За императором сохранялась высшая юрисдикция, право постоя и формальное утверждение избранных коммуной консулов. Городские коммуны Северной и Центральной Италии получили статус самостоятельных государств. К концу XII в. в этой части Апеннинского полуострова, в отличие от централизованного Сицилийского королевства, сложилась политическая система городского полицентризма, не равнозначная феодальной раздробленности. Небывалый расцвет городской цивилизации в Италии в последующие столетия вывел ее в число самых передовых стран средневековой Европы.

§ 2. Италия в XIII-XV вв.

В XIIIXV вв. Италия оставалась политически раздробленной страной с различными формами государственности. Южная Италия и о. Сицилия входили в состав созданного норманнами Сицилийского королевства (в XV в. оно называлось Королевством обеих Сицилий), развивавшегося по пути централизованной монархии. Значительную часть Средней Италии занимало теократическое государство римских пап — Папская область. В Северной и Средней Италии, преимущественно в Ломбардии и Тоскане, сложилось несколько десятков независимых городов-республик.

413

В XIII в. таких небольших государств, включавших город и его дистретто, было 70, но в XIV и особенно в XV в. их число резко сократилось, поскольку многие городские коммуны были подчинены более могущественными соседями. Менялась и форма их государственного устройства — республики превращались в синьории, а последние — в принципаты. В северо-западной части Апеннинского полуострова существовали независимые территории с традиционной феодальной системой управления: княжество Пьемонт, герцогство Савойя и некоторые другие.

Аграрное развитие.

Аграрное развитие. Несмотря на интенсивный процесс урбанизации, деревенское население Италии численно преобладало над городским и в XV в., а сельское хозяйство доминировало в структуре экономики страны. Особенностью аграрного ландшафта Северной и Средней Италии в период развитого средневековья стало распространение поликультурных хозяйств, в которых посевы зерна сочетались с разведением виноградников, оливковых и плодовых деревьев. Эти хозяйства — подере — соседствовали с мелкими монокультурными участками — парцеллами. В XIV—XV вв. заметно углубилась специализация отдельных районов по выращиванию зерновых и технических культур, спрос на которые увеличивался с ростом ремесленного производства в городах. Так, в Ломбардии сеяли марену (из нее получали красную краску для тканей), в Тоскане — вайду, которую использовали для изготовления синей краски. В округе Болоньи, Неаполя, в Ломбардии большие пространства были засеяны льном.

Мощное развитие в XIV—XV вв. получило перегонное скотоводство. С Апеннин и Альп осенью спускались многотысячные стада овец, коз, крупного рогатого скота и лошадей, а весной они возвращались на горные пастбища. Мясное и молочное животноводство стало быстро растущей отраслью сельского хозяйства, особенно на севере страны — в Ломбардии, где возникла фермерская аренда скота, предназначавшегося на продажу. Животноводство обеспечивало сырьем сукноделие (овечья шерсть), кожевенное ремесло, производство обуви.

Серьезные изменения происходили в положении крестьянства. XIII в. стал заметным рубежом в правовом статусе колонов и сервов, прикрепленных к земле и находившихся в личной зависимости — в случае бегства их насильно возвращали господину, а сервами хозяева распоряжались, как вещью. Многие города Северной и Средней Италии по разным причинам — одни были заинтересованы в притоке рабочих рук, другие стремились ослабить экономическую мощь окрестных феодалов — выкупали колонов и сервов, правда без земли и иного имущества, и предоставляли им

414

личную свободу. Так, Болонья, согласно «Райской книге» 1257 г., освободила более пяти с половиной тысяч сервов, принадлежавших более 400 сеньорам, а в 80-е годы XIII в. коммуна сделала свободными многих колонов дистретто. Подобную акцию, хотя и в меньших масштабах, предприняла в конце XIII в. Флоренция, освободившая от прикрепления к земле и личной зависимости колонов тех феодалов округи, которые не признавали ее власть. При этом она воздержалась, однако, от предоставления свободы колонам, сидевшим на землях городских собственников. Выкуп крестьян, находившихся в наиболее приниженном положении, стал важной чертой городской политики и привел к расширению слоя свободных арендаторов. Впрочем, колоны и сервы не исчезли окончательно: немало их сохранялось в отсталых окраинных районах — Пьемонте, Фриуле и др., но особенно в Южной Италии, где прослойка несвободных держателей возросла благодаря законодательству норманнских королей.

Углублялись и иные различия между аграрным развитием юга и севера страны. На севере шло не только освобождение лично зависимых категорий крестьянства, но и укреплялись права свободных наследственных арендаторов на распоряжение землей. Важным фактором, способствовавшим этим процессам, было существование сельских коммун, защищавших интересы держателей. Южная Италия, наоборот, оставалась зоной слабевших городов и усиления власти феодалов, подчинявших своему влиянию и деревенские общины. Правда, и на севере свобода сельских коммун сохранялась сравнительно недолго — уже в XIII в. здесь намечается тенденция к сокращению их прав, а затем и полному подчинению их городу. Изменилась и позиция городских коммун, ставших крупными земельными собственниками округи, — они не поддерживали больше иски сельской администрации против нарушения крестьянских прав местными сеньорами. Более того, заинтересованные в повсеместном утверждении собственной власти в дистретто, города повели наступление на свободу сельских коммун: ограничивали их административные права, сокращали сферу деятельности должностных лиц, расширяли регламентацию сельскохозяйственных работ, устанавливали выгодные горожанам цены на зерно и другую земледельческую продукцию. В XIV в. свободных сельских коммун в Северной и Средней Италии почти не осталось — они сохранялись лишь в труднодоступных горных районах. XIV век отмечен кризисными явлениями в аграрном развитии Италии: череда неурожайных лет, несколько сильных эпидемий чумы и как следствие — сокращение населения страны за полтора столетия (с 1300 по 1450 г.) с 11 млн. до 8 млн. человек. Однако

415

демографический спад, неравномерно проявлявшийся в разных регионах, неодинаково сказался на экономике отдельных территорий. Как и прежде, в числе наиболее развитых областей были Тоскана и Ломбардия. В XIV-XV вв. здесь происходили существенные перемены в жизни деревни. Резко возросли масштабы земельной собственности горожан (они скупали участки не только у церкви и светских феодалов, но и у мелких собственников и наследственных арендаторов); при этом проявилась тенденция к укрупнению владений и к переходу от парцелл к крупным поликультурным хозяйствам — подере. Менялись и формы крестьянских держаний: наследственная аренда (либелла, эмфитевсис и др.) все заметнее уступала место различным видам краткосрочной аренды (издольной — с уплатой от четверти до половины урожая— и аффикту с фиксированной денежной рентой). Собственники, особенно горожане, предпочитали сдавать подере на условиях издольщины, тогда как аффикт чаще был связан с парцеллами.

Испольщина (медзадрия) стала первым шагом перехода от феодальной аренды к капиталистической. Хозяин земли участвовал здесь в производстве, предоставляя арендатору часть семян для посева и ссуду для приобретения рабочего скота и инвентаря. Испольщик уплачивал хозяину половину урожая всех видов плодов (в XV в. укоренилась практика принесения еще и «дополнительных даров»). Однако оставшаяся у арендатора часть урожая далеко не всегда покрывала потребности его семьи. Отсюда его постоянная задолженность собственнику подере. Хотя испольщина как форма аренды, переходная к капиталистической, должна была бы способствовать прогрессивному развитию сельского хозяйства, в условиях Италии этого не происходило. Поскольку испольщик не имел прав распоряжения землей, в том числе права изменять агрикультуру участка, его хозяйственная инициатива была скована, тем более что у него, как правило, не было достаточных средств. В итоге испольщик не стал работником, заинтересованным в повышении производительности своего труда. В Тоскане широкое распространение испольщины в XV в. привело в последующем к стагнации деревни. В Ломбардии шаги к капиталистическому предпринимательству, особенно в животноводстве, были более уверенными, но и здесь они были чрезвычайно медленными.

Крестьянские восстания.

Крестьянские восстания. Различия в аграрном развитии отдельных регионов Италии сказались на характере антифеодальной борьбы крестьян. На северо-западе полуострова, в маркизатах Монферрат и Салуццо, в Пьемонте, где сохранялись наиболее тяжелые формы личной зависимости крестьян, в 1303-1307 гг. произошло одно из наиболее организованных восстаний сельской и городской

416

бедноты, которым руководил монах-францисканец Дольчино. Он был последователем еретического движения «апостольских братьев», основанного членом францисканского ордена монахом Сегарелли (который был осужден инквизицией и сожжен).

Дольчино проповедовал идеи имущественного и духовного равенства, осуждал церковь, оскверненную непомерными богатствами и погрязшую в грехе, говорил о неизбежном наступлении «тысячелетнего царства» справедливости, призывал к насилию над богатыми. Проповеди Дольчино привлекли к нему множество сторонников из крестьян и городских низов. В 1304 г. близ г. Верчелли в Пьемонте его вооруженные отряды одержали победу над войском местных феодалов. Тогда папа Климент V объявил крестовый поход против восставших. Дольчино вынужден был отступить в высокогорный район, где на горе Цебелло создал укрепленный лагерь, в котором жизнь была организована на началах примитивного равенства. Отрядам Дольчино удалось дважды отбить штурм горы рыцарским войском под предводительством герцога Савойского. Однако после длительной осады крепости обреченные на голод повстанцы весной 1307 г. были разбиты. Дольчино умер под пытками, не отказавшись от своих идей.

В XIV-XV вв. в разных районах Северной и Средней Италии вспыхивали крестьянские волнения, вызванные ростом налогов, торговых пошлин, резкими колебаниями цен и т.д. С обретением свободы самые разные категории держателей (большинство их составляли краткосрочные арендаторы) оказывались под финансовым гнетом города — они должны были платить помимо арендной платы прямые налоги (определенный процент от доходов хозяйства), особенно же страдали от чрезвычайных и косвенных налогов. С утратой влияния и независимости сельских коммун жители ближних и дальних пригородов попадали в полное подчинение к городу, что вызывало протест с их стороны и приводило к частным локальным выступлениям крестьян. Так, в округе Пистойи (дистретто Флоренции) в 40-50-е годы XIV в. произошло шесть антиналоговых выступлений. В 1462 г. крупные волнения вспыхнули в округе Пьяченцы (дистретто Милана): крестьяне были недовольны увеличением пошлины и введением ограничения на продажу в городе продукции сельского хозяйства. 7-тысячное войско крестьян подошло к Пьяченце и потребовало от наместника герцога снизить пошлины на продажу вина, зерна и скота, разрешить их свободную продажу в городе и отменить налог на помол зерна. После долгих переговоров с наместником крестьянское войско, оставленное примкнувшими к ним вначале отрядами местных феодалов, было разгромлено.

417

Городское ремесло и торговля.

Городское ремесло и торговля. Обретение городами Северной и Средней Италии политической независимости, успешная «война с замками» и установление собственной власти в округе, разительное расширение городского землевладения — все это создало благоприятные условия для бурного экономического роста городских республик, небывалого расцвета их ремесла, торговли, банковской деятельности. В XIII-XV вв. итальянские города лидировали в торгово-промышленном и финансовом предпринимательстве европейских стран.

В развитии ремесла уже в XIII в. становился все более заметным процесс специализации, отпочкования все новых профессий. В крупных городах насчитывалось по нескольку сотен ремесленных профессий, которые охватывали производство самых разных предметов потребления — от одежды и утвари до ювелирных и других художественных изделий. Профессиональная дробность ремесла, свидетельствующая о далеко зашедшем разделении труда, — характерная черта любого средневекового города, она сопровождалась, как правило, возникновением цеховых корпораций. В Италии этот процесс приобрел своеобразные черты. Так, число цехов в городе далеко не всегда соответствовало количеству ремесленных профессий — цехов было значительно меньше (от 20 до 80, исключение составляла Венеция, где их насчитывалось 147). Это объяснялось прежде всего тем важным обстоятельством, что в итальянских городах-государствах цехи выполняли не только экономические, но и политические функции. Ремесленные корпорации могли иметь своих представителей в органах власти, само гражданство во многих городах определялось принадлежностью к какому-либо цеху. Цехи были правомочными независимыми корпорациями (лишь в Венеции они полностью подчинялись государству), имевшими свою администрацию, финансы, военное ополчение и знамя. Нередко цех объединял десятки ремесленных профессий. Так, во Флоренции, где к концу XIII в. сложился 21 цех, корпорация галантерейщиков включала в свой состав ремесленников 30 специальностей, а цех «врачей и аптекарей» охватывал около 50 профессий. Объединение в одну корпорацию ремесленников порой очень далеких друг от друга специальностей диктовалось политической необходимостью — иметь свое представительство в магистратурах с тем, чтобы успешнее противостоять засилию магнатов и купеческой верхушки. Что же касается экономических интересов входивших в широкую корпорацию ремесленников, то у каждой профессиональной группы были свои уставы, регламентирующие производство, и своя администрация.

418

440

постоянными попытками сталкивать итальянские государства друг с другом с целью помешать их объединению и извлечь выгоды из миссии «примирителя».

Неаполитанское королевство.

Неаполитанское королевство. Королевство, включавшее Южную Италию и Сицилию, достигло высокой степени централизации и процветания при Фридрихе II Гогенштауфене. Сын германского императора Генриха VI и дочери сицилийского короля Вильгельма II Констанции, Фридрих вырос в Палермо, после ранней смерти отца до своего совершеннолетия находился под опекой папы Иннокентия III и в 1212 г. был возведен на сицилийский престол; в 1220 г. стал германским императором под именем Фридриха II (см. гл. 12). Большую часть жизни он провел в Италии. Великолепие его двора в Палермо, обустроенного на восточный манер, поражало современников. Главную задачу своей политики в Сицилийском королевстве он видел в пресечении феодальной вольницы местных баронов и укреплении центральной власти. Фридрих II потратил немало усилий на восстановление королевского домена, поскольку многие земли были расхищены графами и баронами, а также перешли к церкви в годы опекунства папы Иннокентия III. Законодательно, по Мельфийским конституциям 1231 г., сыгравшим важную роль в укреплении государства, были упорядочены ленные отношения: верховным сюзереном провозглашался король, его разрешение требовалось при заключении браков и передаче ленов. Запрещалось ношение оружия и частные войны, были разрушены все крепости, построенные после смерти Вильгельма II. Руководство всей государственной администрацией осуществляла королевская курия. Для ослабления власти феодалов на местах королевство было разделено на 11 округов, во главе которых стояли назначаемые королем чиновники — юстициарии, наделенные правом высшей юрисдикции. Однако за некоторыми графами и баронами судебно-административные права сохранялись, что создавало условия для подрыва централизации. Под контроль королевской администрации были поставлены и города, но представители городов участвовали наряду с духовными и светскими феодалами в заседаниях королевской курии, хотя и без права голоса. Отсутствие самостоятельности городов тормозило их экономическое развитие.

Внешняя политика Фридриха II была направлена на осуществление имперских целей — он предпринял ряд походов против городов-республик Средней и Северной Италии, номинально входивших в состав империи, чтобы реально утвердить свою власть, однако не сумел добиться этой цели. Сильным противником Фридриха II в этой политике было папство: Григорий IX и Иннокентий IV

441

неоднократно предавали его анафеме, обвиняли в ереси, поводом для чего служил религиозный скептицизм императора.

После смерти Фридриха II в 1250 г., при его сыне Манфреде борьбу за трон Сицилийского королевства начал брат французского короля Людовика IX граф Прованса Карл Анжуйский, в 1268 г. провозгласивший себя правителем. Бесчинства французов, резкое усиление налогового гнета (необходимо было оплачивать многочисленные военные походы Карла: в Италии, Тунисе, на Ближнем Востоке) вызвали ряд крупных восстаний на Сицилии. Началом их стала «Сицилийская вечерня» 1282 г., когда в Палермо ночью был вырезан французский гарнизон. Мощное антифранцузское движение привело к отделению Сицилии — вскоре она стала объектом притязаний Арагонского дома и в 1302 г. вошла в состав Арагонского королевства. Анжуйская династия сохранила за собой Южную Италию — Неаполитанское королевство.

Господство французов не способствовало политической прочности и экономическому подъему Неаполитанского королевства. В промышленности и особенно торговле и банковском деле все заметнее становилась роль купцов из Северной и Средней Италии — флорентийцев, венецианцев, генуэзцев. Они сосредоточивали в своих руках важнейшие торговые операции, приобретали земельные владения и титулы, их принимали на государственную службу, путь к которой открывали широкие кредиты неаполитанским королям. Внутренние экономические связи в Неаполитанском королевстве складывались медленно, что делало непрочной и его политическую централизацию. На местах усиливалась власть графов и баронов, не встречавших сопротивления со стороны слабых правителей Анжуйской династии. На Неаполитанское королевство начал претендовать король Арагона и Сицилии Альфонсо I, почти 20 лет добивавшийся над ним военной победы, но в эту борьбу активно вмешивался на стороне Анжуйской династии правитель Милана Филиппо-Мариа Висконти. Альфонсо I удалось в конце концов склонить его к союзу, и в 1442 г. Неаполитанское королевство перешло к Арагону. Двор Альфонсо I стал крупным центром ренессансной культуры, он покровительствовал гуманистам, поэтам, художникам. В его правление Неаполитанское королевство обрело политическую устойчивость, но при его преемниках вновь начали усиливаться позиции феодальной знати.

§ 1. Пиренейский полуостров в XI—XIII в.

Реконкиста XI—XIII в.

Реконкиста XIXIII в. Период с середины XI до середины XIII в. был временем решающих успехов Реконкисты. Раздробленные мавританские владения явились сравнительно легкой добычей христианских государей. Так, в 1085 г. кастильцы заняли Толедо — крупнейший город Центральной Испании, бывшую столицу вестготов. В начале XII в. арагонцы овладели Уэской и Сарагосой, в 1147 г. при поддержке участников Второго крестового похода был взят Лиссабон. В руки христиан к концу XII в. попала большая часть территории полуострова. Тем не менее продвижение их на юг было неизмеримо более медленным, чем арабское завоевание Испании в VIII в. Это объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, среди христианских государств полуострова не было единства. Объединение Леона и Кастилии было непрочным. Несколько раз королевство подвергалось разделу между сыновьями умершего монарха. Окончательно объединение Кастилии и Леона произошло только в 1230 г. В 1137 г. Арагон и Каталония заключили унию, однако сохраняли автономию во внутреннем управлении. В 1139 г. португальский граф Афонсу Энрикеш провозгласил себя королем, хотя Кастилия смирилась с отпадением этой области лишь после разгрома ее войск португальцами в 1385 г. Наварра, которая с XII в. не имела общей границы с маврами и перестала участвовать в Реконкисте, тем не менее была постоянно вовлечена в междоусобные войны на полуострове. В качестве союзников в междоусобицах государства севера полуострова нередко привлекали мусульманских правителей ал-Андалуса, что, конечно, также замедляло Реконкисту.

Другим фактором, сдерживавшим продвижение Кастилии и Арагона на юг, было военное вмешательство берберских государств Северной Африки. Андалусские эмиры неохотно прибегали к их помощи, опасались попасть от них в зависимость, однако в критических ситуациях берберы наносили тяжелые удары христианским государям. Так, их победы над кастильцами в 1086 г. при

443

Салаке и в 1195 г. при Аларкосе на несколько десятилетий отсрочили решающие успехи Реконкисты. С другой стороны, христианские королевства вели борьбу преимущественно своими силами, помощь извне (Франция, крестоносцы, Генуя. Пиза) оказывалась лишь эпизодически.

Важнейшим обстоятельством, определявшим темпы Реконкисты, была объективная возможность подчинения и колонизации захваченных земель. Далеко не всегда имелись средства для строительства крепостей на южных границах, содержания гарнизонов в городах, где нередкими были восстания мусульманского населения. При дефиците людских ресурсов приобретение земель, которые некем было заселить, не создавало стимулов к новым захватам. Поэтому с XI в. частым явлением становится не завоевание отдельных мавританских государств, а превращение их правителей в данников, ежегодно выплачивавших Кастилии и Арагону огромные суммы.

В силу названных обстоятельств Реконкиста в XI—XIII вв. осуществлялась не постепенно и плавно, а как бы скачками. Ее главные победы пришлись на первую половину XIII в. В начале века Кастилии удалось урегулировать свои отношения с соседями, в 1212 г. ее король Альфонсо VIII во главе союзного войска наголову разбил берберов при Лас Навас де Толоса. После окончательного объединения Леона и Кастилии Реконкиста сделала решительный шаг вперед. В 30—50-е годы XIII в. кастильцы завоевали крупнейшие мавританские тайфы — Хазн, Кордову, Севилью. Захватив город и область Мурсию на Средиземноморском побережье, Кастилия отрезала Арагону путь для Реконкисты на юг. Экспансия Арагона пошла в несколько ином направлении: он утверждается в Валенсии, на Балеарских островах, на Сицилии, Сардинии и в Южной Италии. Арагонские короли имели также владения в Южной Франции. Португалия завоевала область Альгарви, завершив свое участие в Реконкисте.

Таким образом, во второй половине XIII в. в руках мавров на Пиренейском полуострове осталась лишь Гранада с прилегающей к ней территорией. Она уже не представляла серьезной опасности для христианских государств. Реконкиста приостановилась до конца XV в.

Экономическое развитие полуострова. Города.

Экономическое развитие полуострова. Города. В рассматриваемый период в странах Пиренейского полуострова наблюдался прогресс во всех сферах производства. В сельском хозяйстве возросла роль земледелия. Функционировали созданные маврами ирригационные системы, получили широкое распространение виноградарство, выращивание олив, шелковицы. Преобладающей

444

Государства Пиренейского полуострова в XI-XV вв.:

1 — границы Реконкисты на указанные даты; 2 — районы крестьянских восстаний XV s.

системой выращивания злаковых оставалось двуполье, С завоеванием обширных плоскогорий Центральной Испании (Новая Кастилия и Арагонская Месета) открылись широкие возможности для перегонного скотоводства. В связи с развитием как в Испании, так и в других странах Западной Европы сукноделия особенно выгодным занятием становится овцеводство.

С XIII в. испанская шерсть вывозится во Фландрию, Италию, Францию, Англию. Овцеводством занимались не только крестьяне. Крупные стада скота имели светские феодалы, церковь, города. Для нормирования пользования пастбищами, перегона стад, защиты своих интересов в ХII-ХШ вв. образуются союзы собственников скота — месты. В Кастилии в 1273 г. месты были объединены в общегосударственный «Почетный совет Месты». Специализация сельскохозяйственного производства в различных районах полуострова создала условия для роста внутренней торговли. Северные и центральные районы (Астурия, Галисия, Каталония, Арагон, Старая и Новая Кастилия) поставляли скот, кожи, рыбу, соль, сельскохозяйственный инвентарь, южные — зерно, масло,

445

454

Церковь и ереси.

Церковь и ереси. Роль католической церкви в средневековой Испании была особенно велика, ведь Реконкиста шла под лозунгами борьбы христианства против ислама. Церковь не только вела проповедь религиозной войны, но и непосредственно в ней участвовала. Многие епископы имели собственные вооруженные формирования, лично участвовали в битвах и походах; большую роль в Реконкисте сыграли духовно-рыцарские ордена. Существенное влияние оказывала церковь и на политику королевской власти: глава (примас) испанской церкви архиепископ Толедский, другие виднейшие прелаты (архиепископы Сантьяго, Картахены, Барселоны) были влиятельными членами королевских Советов, канцлерами королевств Кастилии и Арагона.

Церковь в Испании предпринимала большие усилия по обращению в христианство мусульман на отвоеванных территориях. Особенно заметной стала религиозная нетерпимость в XIV—XV вв. Насильно крещенные мавры (мориски) нередко втайне отправляли обряды ислама. Мосарабская христианская церковь, существовавшая в ал-Андалусе, выработала некоторые свои обряды и особенности в толковании Священного писания, не признававшиеся папством и духовенством Кастилии и Арагона. Все это дало повод для усиления в XV в. борьбы с ересями и учреждения в 1481 г. специального церковного трибунала — инквизиции. В 1483 г. испанскую инквизицию возглавил Торквемада, который при поддержхе Фердинанда и Изабеллы (прозванных католическими королями) осуществлял массовые преследования мавров, морисков и еретиков.

Формирование феодального строя.

Формирование феодального строя. С прекращением походов викингов (см. гл. 6) иссякли прежние источники богатств родоплеменной знати, ослабло ее общественное влияние. Земля стала концентрироваться в руках новых социальных элементов, прежде всего служилой знати. В формирующийся слой феодалов входило и высшее духовенство, и часть старой знати. «Сильные люди» и «могучие бонды», выделявшиеся из среды свободного населения, также сосредоточили в своих руках немалые земельные владения. В течение XII и XIII вв. значительная часть скандинавских крестьян из собственников земли превратилась в держателей наделов на землях крупных землевладельцев.

Важную роль в развитии феодальных отношений играла королевская власть. Короли были крупнейшими землевладельцами, они захватывали право верховной собственности на общинные пастбища и леса. В силу этого многие крестьяне, имевшие хозяйства на расчищенных от леса землях и пустошах, превратились в держателей короля. Король принуждал население содержать его вместе со свитой во время постоянных разъездов по стране. Со временем эти поборы превратились в регулярный налог, уплачивавшийся обычно продуктами. Право сбора налога король передавал своим служилым людям, поставленным во главе областей и округов. Эти пожалования отчасти напоминают лены (феоды) в других странах Европы. Однако в Скандинавских странах они формально не считались наследственным достоянием их владельцев, хотя фактически нередко были таковыми. Замки, возводившиеся в Дании и Швеции начиная с XIII в., не являлись собственностью феодалов: они занимали их в качестве наместников короля, должны были охранять их, следить за порядком в округе и собирать подати с населения.

Своеобразно проходил и процесс складывания феодально-зависимого крестьянства. Поскольку бонд был обычно не только земледельцем, но и скотоводом, рыбаком, охотником и жил зачастую на обособленном хуторе, где вел самостоятельное хозяйство, там, где земледелие было слабо развито или отсутствовало, он, по

456

сути дела, мало был связан или совсем не был связан с определенным участком пахотной земли. Втянуть такого человека в зависимость было нелегко. Скандинавские крестьяне упорно сопротивлялись нажиму феодалов. Бонды обладали оружием, так как на них лежала обязанность по призыву короля являться в ополчение, они на собственные средства строили и снаряжали военные корабли. Поскольку значение крестьян в военном деле было велико, королевской власти приходилось с ними считаться.

Однако по мере роста социального расслоения военная служба становилась тягостной для крестьян. Междоусобицы, войны и служба в ополчении во многом способствовали их разорению. Стремясь избавиться от королевской военной службы и растущих налогов, многие бонды передавали себя и свою собственность под власть и покровительство крупных землевладельцев. Как и повсюду в Европе раннего средневековья, в странах скандинавского Севера шел процесс социального разделения общественных функций, при котором власть, военное дело и управление сосредоточивались в руках общественной верхушки, а материальное содержание общества возлагалось на зависимых, подвластных крестьян — непосредственных производителей.

Тем не менее в силу значительной хозяйственной самостоятельности и длительного сохранения общинных порядков крестьянство Скандинавии — за исключением Дании, где земледелие было ведущей отраслью хозяйства, — на протяжении всего средневековья отчасти сохраняло личную правоспособность; феодальная зависимость выражалась здесь преимущественно в уплате ренты продуктами. При сохранении бондами значительных элементов личной свободы гарантией собственнических прав феодалов на землю было лишение держателей юридической обеспеченности держания. Поэтому, хотя обычно держатель пользовался участком длительное время и даже пожизненно, за ним не закреплялось право прочного владения землей, поскольку срок, на который заключалось соглашение о владении им землей, не превышал нескольких лет. Крестьянин не был прикреплен к земле или к личности собственника, но за это он расплачивался правовой необеспеченностью держания. Вместе с тем в тот период в Скандинавских странах еще существовал большой слой крестьян, сохранявших право собственности на землю и лишь обязанных платить налоги государству.

Норвегия в конце XII—XIII в.

Норвегия в конце XIIXIII в. С развитием феодальных отношений обострялась социальная борьба. Она нередко принимала форму выступлений против короля и поддерживавшей его служилой знати. Крупнейшим событием явились гражданские войны

457

465

монополией. В руках государства была сосредоточена чеканка монеты. В интересах светских феодалов Стуре ограничивали церковное землевладение. Стуре не ставили целью выход Швеции из унии с Данией, но тенденция к приобретению Швецией полной самостоятельности делалась все более неодолимой.

В течение XV в. в Дании также выросло влиятельное бюргерство. Копенгаген стал резиденцией короля. В последней четверти столетия там возник университет. Привилегии ганзейцев были уничтожены. Торговля сельскохозяйственными продуктами, перешедшая в руки датских феодалов, связывала Данию в экономическом отношении со Шлезвигом, Гольштинией и Северной Германией, что облегчило и политическое сближение. Королю Кристиану I (1448—1481) удалось добиться своего избрания герцогом Шлезвига и Гольштинии (1460), тем самым он стал имперским князем. Поддержку в борьбе против Ганзы и Швеции датские короли нашли у московского великого князя Ивана III, с которым в 1493 г. они заключили соглашение.

Во второй половине XV в. продолжалось втягивание датских крестьян в личную зависимость. Крупные землевладельцы принуждали исполнять все увеличивавшуюся барщину.

«Обретение родины».

«Обретение родины». В 896 г. венгерские племена под напором печенегов проникли из причерноморских степей через Карпатские перевалы в Среднее Подунавье, со временем осели там и основали государство.

Венгры принадлежат к семье финно-угорских народов. Предположительно, их прародина локализуется в бассейне Среднего Поволжья, рек Камы и Белой. Попав в середине I тыс. н. э. в причерноморские степи, кочевники-скотоводы венгры долго жили под властью разных тюркских народов, восприняли многое из их материальной культуры, верований, политических институтов и языка. На них распространилось имя одного из тюркских племен — оногуров и, видоизменившись (лат. hungarus), закрепилось за ними в европейских языках. Самоназвание же венгров — мадьяры.

Через Карпаты перешли семь заключивших между собой кровный союз венгерских племен, к ним присоединились три племени тюрок-кабаров. Во главе этого союза встал вождь Арпад. От него ведет свое начало княжеская, а затем первая королевская династия Венгрии — Арпады (правили до 1301 г.). Пришельцы-кочевники заняли прежде всего удобные для пастбищ равнинные и степные области Большой Дунайской низменности и Трансильвании, но постепенно, как мирным путем, так и с помощью оружия, расселились по всему Карпатскому бассейну (включая часть современной Словакии). Племена размещались отдельно и жили вполне самостоятельно друг от друга. Лучшие земли — по Дунаю, к югу от нынешней столицы Венгрии — достались Арпаду и его роду.

Население средневековой Венгрии.

Население средневековой Венгрии. Средневековое Венгерское королевство было полиэтничным. Ко времени прихода венгров местные славянские племена находились на более высоком уровне развития и впоследствии оказали большое влияние на завоевателей. Об этом свидетельствует целый ряд заимствований в венгерском языке славянских терминов, относящихся к сельскому хозяйству, ремеслу, быту, административному строю. В ходе экспансии

венгерских королей в XII—XIII вв., а также миграций славянский

467

элемент усиливался. Под властью венгров в разное время оказались предки словаков, хорваты, словенцы, сербы, русины.

Велико значение немецкой колонизации венгерских земель, поощрявшейся венгерскими королями, особенно в XIII—XIV вв. Возникли районы компактного расселения баварцев, саксонцев, швабов, наиболее многочисленные в Трансильвании. Последняя выглядела особенно пестро в этническом отношении. Помимо венгров и немцев там расселились секеи (секлеры) — народ, по-видимому, тюркского происхождения, но омадьярившийся. С XII в. письменные источники все чаще стали упоминать среди жителей Трансильвании предков румын — влахов-пастухов, хотя в историографии существует мнение, что они жили там и значительно раньше. Число влахов постоянно росло. Заметный след в этнической истории Венгрии оставили кочевники — половцы (куны) и аланы (ясы), поселенные в начале XIII в. венгерскими королями в степных районах королевства.

Набеги венгров на Западную Европу.

Набеги венгров на Западную Европу. Между появлением венгров за Карпатами и их окончательным поселением там прошло более полувека, в течение которого венгерские конные отряды беспрестанно совершали опустошительные грабительские набеги на Западную Европу. Они доходили до Валенсии и Апулии, устья Луары и Ютландии. Тактика неожиданных рейдов легкой, вооруженной стрелами конницы, схожая с тактикой арабов, долго вызывала растерянность на Западе и в Византии. Лишь в 955 г. германский король Оттон I наголову разбил венгров в битве на реке Лех близ Аугсбурга. Тем самым он положил конец их набегам и вынудил их закрепиться на новой родине.

Венгры окончательно перешли к оседлому образу жизни. Их основным занятием стало земледелие, хотя как в хозяйственном укладе, так и в образе жизни скотоводство — разведение крупного рогатого скота и коневодство — сохраняло важную роль. Еще в XIII-XIV вв. в некоторых областях Венгрии летом население покидало свои жилища в деревнях и переселялось в степь, в шатры. В ходе расселения и оседания на новых землях, а также грабительских походов возникало социальное неравенство, отношения власти и подчинения, складывалось государство. В X в. начало распространяться христианство.

Возникновение раннефеодального государства. Иштван I.

Возникновение раннефеодального государства. Иштван I. Основателем венгерского государства по традиции считается Иштван I Святой (ок. 974-1038), прямой потомок Арпада. Подавив сопротивление племенной знати и уничтожив соперничавших с ним в борьбе за верховную власть родственников, Иштван сумел объединить в единое государство все племенные территории. В 1000 г.

468

482

Внешняя политика во второй половине XV в.

Внешняя политика во второй половине XV в. Основные усилия Матяш сосредоточил на укреплении венгерско-чешско-австрийского единства. Конечную цель он видел в создании Дунайской монархии. Чешские войны Матяша (1468—1478), в которых против него выступали Чехия, Польша и Австрийское герцогство, закончились компромиссом. Он разделил титул чешского короля с Владиславом Ягеллоном (будущим венгерским королем Уласло II), которому досталась Чехия. Матяш же получил Моравию, Силезию и Лужицы. В течение почти всего своего царствования Матяш воевал против Фридриха III Габсбурга, претендовавшего на венгерский престол в качестве родственника Ласло V. В 1463 г. Фридрих III вынудил Матяша Корвина признать свое право на наследование венгерского престола в случае отсутствия у Матяша сына. Со временем Матяш стал вести войну против Фридриха на австрийской территории. Он овладел большей частью Австрии и в 1485 г. занял Вену, куда перенес из Буды двор. В землях чешской короны и Австрии власть иноземца Матяша не упрочилась и продержалась лишь до смерти венгерского короля. Планы создания Дунайской монархии не осуществились.

Укрепляя свою власть и расширяя пределы королевства, Матяш мечтал утвердить на венгерском престоле свою династию. Своего единственного сына, незаконнорожденного Яноша Корвина, он хотел сделать своим преемником и вынудил Государственное собрание признать свою волю. Однако и этот план не удался. На венгерский трон после смерти Матяша был избран Уласло II Ягеллон (1490-1516).

Формирование валашской и молдавской средневековых народностей.

Формирование валашской и молдавской средневековых народностей. Древними обитателями территории современной Румынии являлись фракийские племена гетов и даков. Их племенные объединения и политические союзы, существовавшие в I в. н. э. распались в результате завоеваний римлян. На землях даков в 106 г. была образована римская провинция Дакия, включавшая территории современной Трансильвании, Баната и Олтении (западной Валахии), С переселением сюда римлян и распространением рабовладельческих отношений местное население постепенно романизировалось, воспринимая латинский язык и письменность, многие элементы римской культуры, религии и быта. Племена, населявшие Мунтению (восточную Валахию) и Молдавию, не подверглись римскому завоеванию и жили в условиях разложения первобытнообщинного строя.

После отхода римлян в конце III в. за Дунай, в Карпато-Дунайских землях в IV—VI вв. происходили передвижения и расселение различных племен — готов, гуннов, гепидов, лангобардов, болгар. Местное земледельческое население продолжало обитать в долинных областях Подунавья, а скотоводы — в предгорьях Карпат.

С начала VI в. на левобережье Дуная расселялись славяне. Археологические материалы свидетельствуют о проживании их в Карпато-Дунайских землях вместе с местным романизированным населением. В условиях постоянных контактов, тесных экономических и культурных связей между ними, к X в. сформировалась восточнороманская этническая общность, которая в латинских и греческих источниках называется «влахами», в славянских — «волохами».

Уже около двух столетий ученые ведут споры о происхождении влахов — предков румын, молдаван. Современное состояние источников и уровень исследования проблемы позволяет утверждать, что этнической основой их формирования было романизированное гето-дакийское население, длительное обитание которого вместе со славянами по обоим берегам Дуная привело к появлению в X в. влахов. Влахи стали этнически господствующими к северу от

484

494

тура. Среди авторов дошедших до нас ранних оригинальных церковных произведений XV — начала XVI в. монах Путнянского монастыря Евстафий и игумен Нямецкого монастыря Феодосий. Немалая заслуга в создании оригинальной славяно-молдавской литературы принадлежит известному книжнику из Тырново, а впоследствии киевскому митрополиту Григорию Цамблаку, который в начале XV в. был игуменом Нямецкого монастыря и служил проповедником при дворе господаря Александра Доброго. Из-под пера Цамблака вышли несколько проповедей, произнесенных им при господарском дворе, а также жизнеописание почитавшегося в Молдавии святого Иоанна Нового.

Помимо религиозных рукописей, большое место в переводной литературе занимали юридические трактаты. Широкую известность в Молдавском княжестве получил славянский перевод трактата «Синтагмы» Матвея Властаря, в который были включены некоторые положения церковного и гражданского права и который известен в нескольких списках.

Успехи политики централизации при господаре Стефане III Великом обусловили в XV в. более развитое, в отличие от Валахии, официальное господарское летописание. При дворе Стефана была составлена летопись его правления, которая дошла до нас в нескольких списках в составе более поздних летописных сводов. Один из списков, условно называемый молдо-русской летописью, в переработанном и сокращенном виде включен в русскую Воскресенскую летопись.

Развитие культуры в Валахии и Молдавии происходило в условиях постоянных контактов между княжествами, способствовавших культурному обогащению каждого из них. В то же время сказывалось отрицательное воздействие военных столкновений, происходивших в юго-восточном регионе в ходе соперничества европейских стран и особенно участившихся с началом экспансии Османской империи на Балканах.

Четвертый крестовый поход и Латинская Романия.

Четвертый крестовый поход и Латинская Романия. Наступивший с конца XII в. кризис усилил процесс децентрализации Византии, облегчил успехи завоевателей. Еще в 1185 г. сицилийский король Вильгельм II отторгнул у Византии Ионические острова. В 1191 г. английский король Ричард I овладел Кипром, уступив его через год бывшему иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну. Возникло самостоятельное Кипрское королевство (1192—1489). Однако систематический захват византийских земель начался в ходе Четвертого крестового похода. 13 апреля 1204 г. его участники взяли штурмом Константинополь. Византия пала и на ее месте образовалась Латинская империя (1204-1261). Но крестоносцам не удалось осуществить план подчинения всех земель, некогда принадлежавших Византии: этому помешало сопротивление местного населения малоазийских и балканских провинций, а также Болгарского царства. В северо-западной части Малой Азии возникло самостоятельное греческое государство — Никейская империя, в Южном Причерноморье — Трапезундская империя, на западе Балкан — Эпирское государство. Все они в той или иной мере считали себя наследниками Византии и боролись за ее восстановление.

Тем не менее западноевропейскими рыцарями, венецианцами, а позднее и генуэзцами были основаны государства и колонии, протянувшиеся от Ионического до Черного моря. Их совокупность получила название Латинской Романии (так как в Западной Европе Византию нередко называли Романией). В состав Латинской Романии входили: Латинская империя со столицей в Константинополе и государства «франков» на Балканах; владения Венецианской республики, колонии и фактории генуэзцев, территории, принадлежавшие духовно-рыцарскому ордену госпитальеров (иоаннитов): Родос и острова Додеканеса (1306-1522).

Латинская империя.

Латинская империя. После того как Константинополь перешел в руки латинян, совместная комиссия, состоявшая из венецианцев и франков, избрала императором одного из вождей похода, графа Фландрии и Эно Балдуина I. По форме как бы восстанавливалась византийская государственность, сохранялся пышный церемониал

496

507

Династии Палеологов и Кантакузинов в Византии

кровавые междоусобицы XIV в. изматывали государство, уничтожали его ресурсы. Силы слабеющей Византии и набиравшей мощь Османской державы были уже в XIV в. несопоставимы. Но главнейшими причинами гибели Византии были все-таки упадок городов, ремесленного производства и торговли, оскудение крестьянства. Страна переживала политическую раздробленность, которая пришлась на самый критический период в ее истории. Помощь Византии со стороны других государств, нередко преследовавших своекорыстные цели, была недостаточна для отражения натиска османов. Рост самосознания греческого народа сдерживался господством устаревшей доктрины ойкуменизма, провозглашавшей универсальность и исключительность богохранимой «империи ромеев» в ее древних границах.

Османское завоевание тяжело отразилось на экономике и социальном развитии Юго-Восточной Европы, привело к длительному регрессу в развитии производительных сил. Хотя османское господство укрепило хозяйственное положение части феодалов, которые пошли на сотрудничество с завоевателями, расширило внутренний рынок, обеспечило большую централизованность, оно ухудшило положение народов Балкан, испытывавших жестокий национальный и религиозный гнет.

Утверждение османов на византийской территории сделало ее плацдармом турецкой агрессии против стран Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока.

Производительные силы средневекового общества

Производительные силы средневекового общества — это люди с присущими им особенностями сознания, трудовыми навыками, природная среда их обитания и созданные ими в процессе жизнедеятельности орудия, технологии и формы организации труда.

Будучи материальной основой феодального строя, производительные силы отличались тогда рядом особенностей. Хозяйство было преимущественно мелким и натуральным. Его характеризовали ручные орудия и низкая производительность труда, отсутствие сколько-нибудь значительных материальных ресурсов, простое (нерасширенное) воспроизводство. Даже крупные владения феодалов чаще всего представляли собой конгломерат более или менее значительных усадеб, деревень или их групп, обычно разбросанных и существовавших за счет суммированного индивидуального труда. Такому хозяйству были присущи не только комплексный характер, использование одного и того же инвентаря для бытовых и производственных нужд, но как бы «сращение» работника с орудиями его труда и с всеобщим средством производства — землей, прямая зависимость от природной среды.

Демографические процессы в V—XV вв.

Демографические процессы в VXV вв. Решающая производительная сила общества — люди. Рождаемость и смертность, характер семьи, миграции и расселение людей, общая структура населения (социальная, профессиональная, этническая, половая, возрастная) и их динамика определяются как естественно-биологическими, так и общественными факторами. В V—XV вв. демографические процессы в Западной Европе были сложными и отнюдь не прямолинейными, они прошли через ряд спадов и подъемов. Слишком сильны были факторы смертности — знаменитая «триада бедствий»: болезни, войны, голод.

Наиболее опасными болезнями, нередко со смертельным исходом, были туберкулез, сибирская язва, желтуха, малярия, дизентерия, брюшной тиф, венерические болезни. Немалые страдания приносили малокровие, трахома, ревматизм, кожные поражения, паразиты. Женщины часто погибали от родов, дети — от рахита и детских болезней. Эпидемии чумы, оспы, холеры подчас

510

524

регулярной системе полей способствовал развитию соседской общины; он подорвал большую семью, а вместе с ней и универсальное мелкое домохозяйство.

Одновременно происходило обратное воздействие на материальные основы жизни различных общественных институтов и явлений. Классическая феодальная вотчина (с доменом, где трудились наделенные землей зависимые крестьяне) на первых этапах интенсифицировала сельское хозяйство, способствовала разделению и кооперации труда в деревне, но по мере развития товарно-денежных отношений она стала их тормозом, что привело передовые страны к необходимости начиная с конца XIII в. сменить формы поместного строя. Монастыри сыграли выдающуюся роль в развитии многих ремесел, письменности, книжного дела, в разведении новых культурных растений и пород скота. Нужды армии стимулировали военные ремесла, аристократии — ювелирное дело, торговых домов — делопроизводство, дипломатии — почтовые сообщения и т.д. Революционизирующим общество фактором был обмен продуктами деятельности. Собственно, торговля являлась одним из моментов производства; ее роль, как и всего развития товарно-денежных отношений, в истории средневековья стала особенно очевидной со II тысячелетия. Проводниками и центрами торговых связей служили города, крупные купеческие компании.

В раннее и развитое средневековье природные факторы до известного предела доминировали над технической оснащенностью общества, а непосредственный опыт — над научным обобщением. Постепенно, с возрастающей активностью осваивалась природная среда, развивался вторичный ландшафт и в то же время появились некоторые необратимые изменения среды (резкое уменьшение ле, сов, болот и связанной с ними фауны). Возросла численность населения, произошли важные для материальной культуры процессы территориальных перемещений, этнического и социального синтеза. Возникла сложная социальная и профессиональная дифференциация населения, множество новых занятий и специальностей. Развивались формы организации труда, новые общности.

В конце V в. в Западной Европе господствовала ручная техника. А к концу XV в. уже возник сложный технический арсенал: первые крупные механизмы, огнестрельное оружие, новые типы кораблей. Конечно, не все новшества получили быстрое и широкое распространение. Но к началу XVI в. прогресс в развитии производительных сил сделал возможным появление ростков капиталистического способа производства.

Монашеские движения X — первой половины XI в. Идея церковной реформы.

Монашеские движения X— первой половины XI в. Идея церковной реформы. В X в. на фоне глубокого кризиса церковной жизни предпринимаются первые попытки возрождения аскетических ценностей. Инициатором обновления выступило монашество, в недрах которого оформились движения за реформу монастырей, подготовившие к середине XI в. и общецерковную реформу. Свою силу монашество черпало в широко распространившихся среди мирян ожиданиях конца света — сначала в тысячелетнюю годовщину рождества, а затем и воскресения Христа. Именно реформированное монашество становится во второй половине X—XI в. наиболее авторитетной силой христианского мира.

Наибольшее влияние среди разнообразных монашеских движений уже к середине X в. приобрели клюнийцы. Монастырь Клюни в Бургундии был основан в 910 г. В отличие от других аббатств, Клюни с самого начала оказался вне сферы действия «права частной церкви». Его основатель, герцог Аквитании, на вечные времена отказался от своих прав на монастырь, передав его под покровительство римского папы, что обеспечивало и независимость от епископа диоцеза. Освобождение монашества от влияния извне, будь то со стороны епископа или светского сеньора, стало основой клюнийской программы реформы. Это не означало, что клюнийцы добивались отмены «права частной церкви». Напротив, они сами пользовались этим правом для осуществления реформы монастырей, получая их в дар во спасение души, покупая или вступая с сеньором в совместное владение. Клюнийцы направляли свои усилия прежде всего на устранение тех очевидных нарушений бенедиктинского устава, которые были вызваны обмирщением монастырей в конце IX—X в. Неслучайно для своих одеяний клюнийцы избрали черный цвет, символизировавший отказ от всего мирского. Основной задачей монашества представлялась молитва за мирян перед Богом, соединение с ним в молитвенном созерцании. Месса в Клюни в течение дня не прекращалась ни на секунду и отличалась особенной торжественностью.

526

Постепенно вокруг Клюни складывается мощное объединение монастырей, главой которого являлся непосредственно аббат Клюни, а основой монашеской жизни — клюнийский обычай, дополнявший устав св. Бенедикта. Клюни подчинялись сотни монастырей по всей Европе. Особую роль сыграли клюнийцы в христианских государствах Испании, где они содействовали вытеснению мосарабских богослужебных традиций римскими и утверждению авторитета папы. Клюнийское объединение не ограничивалось сферой политических интересов того или иного сеньора, как, скажем, объединение монастырей Каролингской империи вокруг правящей династии (см. гл. 7). Клюнийские монастыри были выведены из под власти местных епископов. Аббат Клюни, позднее получивший из Рима знаки епископского сана, являлся как бы епископом подчиненной ему «клюнийской церкви». Свободные от власти сеньоров и епископов клюнийские монастыри образовывали своего рода суверенное монашеское государство, главу которого современники нередко называли «королем».

В X — начале XI в. попытки реформировать монашество предпринимаются и в германской империи. Но если клюнийское движение развивалось снизу, по инициативе отдельных подвижников из числа самих монахов, то в Германии главным поборником реформы выступал император. Так, например, Генриха III (1039—1056), а не какого-либо аббата, современники называли «правителем монахов». Реформаторские устремления германских императоров были направлены на укрепление системы имперской церкви. Продолжая традиции Каролингов и рассматривая свою власть как сакральную, императоры претендовали на роль защитников церкви и истинного благочестия. Бороться со всевозможными церковными нестроениями, по их мнению, входило в обязанности помазанника Божьего.

Именно эти соображения побудили Генриха III и его окружение выступить с идеей церковной реформы, выходящей за пределы одного лишь монашества. Оздоровление церкви Генрих III решил начать с Рима, положив конец власти римской аристократии над Апостольским Престолом. В 1046 г. он низложил сразу трех пап, избранных различными группировками римского духовенства и нобилей. После чего сам назначил папой немецкого епископа, сторонника реформы. Период с 1046 по 1058 г. называют эпохой немецкого папства. В эти годы римскую церковь возглавляли папы немецкого происхождения, опиравшиеся в деле реформы церкви на императора. Целью реформы было в первую очередь запрещение симонии и браков среди клириков, объявленных ересью. Именно в середине XI в. в западной церкви в целом

527

542

Базельскими соглашениями санкционировалось появление в центре Европы национальной чешской церкви, в которой в отличие от римской разрешалось «причащение под обоими видами» (т.е. хлебом и вином)1.

Папство второй половины XV в. все более сосредотачивается на укреплении своей власти в Риме и патримонии св. Петра, фактически отказываясь от прежних притязаний на универсальное господство. По своему образу жизни и миросозерцанию папы этой эпохи более соответствовали типу ренессансного итальянского князя, лишь номинально сохранив титул викария Христа. Они привлекали в Рим многих прославленных художников и гуманистов, инициировали пышное строительство церквей и общественных зданий, собирали древности. Вместе с тем, отказ папства от проведения реформ церкви, светский образ жизни и сомнительные нравственные принципы многих наместников Христа вызвали растущее недовольство в странах Западной Европы, что создало благоприятные условия для распространения идей Реформации, в XVI в. приведшей к отпадению от Рима части Германии, отдельных кантонов Швейцарской конфедерации, Англии и Скандинавии.

1 Подробно о гусизме см. в курсе истории южных и западных славян.

Культура западноевропейского средневековья охватывает более чем двенадцативековой отрезок трудного, чрезвычайно сложного пути, пройденного народами этого региона. В эту эпоху были существенно раздвинуты горизонты европейской культуры, сформировалось историко-культурное единство Европы при всей неоднородности процессов в отдельных ее частях, образовались жизнеспособные нации и государства, сложились современные европейские языки, были созданы произведения, обогатившие историю мировой культуры, достигнуты значительные научные и технические успехи. Культура средневековья — неотторжимая и закономерная часть общемирового культурного развития, обладающая в то же время своим глубоко самобытным содержанием и оригинальным обликом.

Начало формирования средневековой культуры.

Начало формирования средневековой культуры. Раннее средневековье иногда называют «темными веками», вкладывая в это понятие некий уничижительный оттенок. Упадок и варварство, в которые стремительно погружался Запад в конце V—VII вв. в результате завоеваний и непрекращавшихся войн, противопоставлялись не только достижениям римской цивилизации, но и духовной жизни Византии, не пережившей столь трагического перелома при переходе от античности к средневековью. Но именно в период раннего средневековья решались кардинальные задачи, определившие будущее Европы. Первая и главнейшая из них — закладывание основ европейской цивилизации, ибо в древности не было «Европы» в современном понимании как некой культурно-исторической общности с единой судьбой в мировой истории. Она начала реально формироваться — этнически, политически, экономически и в культурном отношении — в раннем средневековье как плод жизнедеятельности множества народов, населявших Европу издавна и вновь пришедших: греков, римлян, кельтов, германцев, славян и др.

Как ни парадоксально, но именно раннее средневековье, не давшее достижений, сопоставимых с высотами античной культуры или зрелого средневековья, положило начало собственно европейской

544

573

строительные артели-ложи. Возникшее через несколько веков масонство использовало эту форму организации и даже заимствовало само наименование (франкмасоны — франц. «вольные каменщики»).

В конце XIV — начале XV в. одним из крупнейших европейских художественных центров становится Бургундия. Придворным мастером герцога Филиппа Смелого был выдающийся скульптор, выходец из Нидерландов, Клаус Слютер. Вершина его творчества — «Колодец пророков» в Дижоне. Мощные монументальные фигуры пророков выполнены с поражающей смелостью и выразительностью, заставляющими вспомнить творения Микеланджело.

Живопись в готических соборах была представлена главным образом росписью алтарей. Однако подлинными галереями крошечных картин являются средневековые рукописи с их красочными и изысканными миниатюрами. В XIV в. во Франции и Англии появляется станковый портрет, развивается светская монументальная живопись.

В областях Испании, остававшихся под властью арабов, продолжает развиваться великолепное мавританское искусство. В XIII—XIV вв. был построен уникальный ансамбль Альгамбра в Гранаде, в котором совершенство архитектурных форм сочетается с богатейшим декоративным убранством.

Сегодня благодаря исследованиям нескольких поколений медиевистов средневековая культура предстает перед нами многими своими ликами. Крайний аскетизм и жизнеутверждающее народное мироощущение, мистическая экзальтация и логический рационализм, устремленность к абсолюту и страстная любовь к конкретной, вещной стороне бытия причудливо и в то же время органично соединяются в ней, подчиняясь законам эстетики, отличным от таковых в античности и новом времени, утверждающим систему ценностей, присущую именно средневековью. При всем разнообразии средневековая культура, исполненная внутренних противоречий, знавшая взлеты и падения, образует ансамбль, идейную, духовную и художественную целостность, которая определялась прежде всего единством исторической реальности, лежавшей в ее основании.

Византийская культура имела огромное значение в становлении европейской цивилизации. Ее роль выходила далеко за пределы тысячелетних хронологических рамок существования самой империи. Почти половина христиан всего мира в духовном отношении являются и поныне прямыми наследниками восточно-христианской, византийской культуры.

Общие особенности византийской культуры.

Общие особенности византийской культуры. Византийской культуре в целом присущ ряд ярко выраженных особенностей сравнительно с культурой других европейских стран в средние века.

1) В IV—XII вв. ее отличал значительно более высокий уровень.

2) Античное наследие в византийской культуре, хотя и в адаптированной и переработанной форме, находило проявление во всех областях, начиная с философии и кончая прикладным искусством и бытовым распорядком. 3) В органическом сплаве собственно греко-латинской культуры с традициями местных культур (египетской, сирийской, армянской, грузинской и др.) преобладал творческий гений греческого народа, особенно в ее языке — с VII в. она окончательно стала грекоязычной. 4) Ее специфика состояла и в ее открытости влиянию культур народов, живших не только в пределах империи, но и вне их — отсюда ее отчетливый восточный колорит. 5) Яркая черта культуры Византии — ее традиционность, приверженность канону, скрывающая под издревле принятыми формами борьбу идей, критериев, стилей. 6) Отличалась, наконец, византийская культура и большей типологической однородностью по сравнению с западноевропейской.

В культуре Византии, как в никакой иной в средневековой Европе, слились развитые культурные традиции весьма разных древних народов. Это объяснялось многовековым воздействием таких факторов, как: сильная централизованная власть, единство системы управления, принципов налогообложения и комплектования армии, права и судопроизводства, религии и организации церкви, государственного (греческого) языка; континуитет городской жизни с прямой культурной преемственностью между поколениями; сравнительная интенсивность общения и обмена информацией

575

между центром и провинциями, благодаря государственной почте и обширной сети морских коммуникаций; наконец, чрезвычайная роль гигантского очага культуры — Константинополя, главного для всей империи источника новых идей, критериев и принципов, законодателя мод и вкусов.

Ранневизантийская культура.

Ранневизантийская культура. С IV до середины VII в. (т.е. в ранневизантийский период) совершалось формирование основ византийской культуры как целостной системы проявлений духовной жизни общества. Рождалась принципиально новая культура, пронизанная христианским миросозерцанием. В острой идейной борьбе христианский монотеизм приходил на смену языческому политеизму. Приверженность христианству стала идеологическим императивом — необходимым условием самого существования индивида как полноправного члена общества и подданного империи.

До конца существования империи византийское общество сохраняло древние традиции уважения к знанию. Восточнохристианскому богослову VIII в. Иоанну Дамаскину принадлежит распространенное и поныне изречение: «Ученье — свет, а неученье — тьма». В городах империи знание грамоты (чтения и счета) было обычным не только в высших, но и в средних и низших по достатку слоях населения. Резкое падение уровня образования и сокращение числа грамотных людей имели место лишь в «темные века», т.е. в VII—VIII столетиях, в условиях всеобщего кризиса и нашествия варваров. Тягу к учебе стимулировал стойкий спрос государства на образованных людей, необходимых для пополнения штата многочисленного чиновничества. Уже в IX в., в условиях упрочения аппарата власти, начался новый подъем образования. Как и в других странах средневековья, Византия не знала единой всеобщей системы образования, хотя сеть школьных учреждений была здесь гораздо более широкой. Организация школы, состав дисциплин и порядок обучения были унаследованы от античности. Школы делились на две ступени: начальную и среднюю. В начальной дети с 6—9 лет изучали цикл наук, обозначаемый по традиции как «тривиум» (некогда он включал грамматику, риторику и диалектику). На деле круг дисциплин в разных школах был различным и изучались в них лишь начатки знаний. Общим было обучение в течение двух-трех лет чтению, письму, счету, основам христианского вероучения и элементам светской и библейской истории. Вместо Гомера читали теперь «Псалтирь» — главный учебник школяров. Школы были как платными — частными, так и бесплатными — монастырскими, церковными, городскими, доступными даже для бедняков. В круг дисциплин

576

школы средней ступени — «квадривиум» — входили арифметика, геометрия, музыка (гармония) и астрономия. Но и здесь царило разнообразие в выборе наук. На более высоком уровне изучали грамматику, риторику и логику (диалектику). Всю совокупность наук определяли как философию — чисто теоретическое знание. К практическим относили этику, политику, юриспруденцию. Знания же физических или химических свойств веществ, приобретаемые опытным путем, считались не наукой, а ремеслом. С победой христианства науку делили также на священную и светскую («внешнюю»), причем первая объявлялась госпожой, а вторая ее служанкой. Сколь ни избирательным был подход к наследию античной литературы, ее изучению отдавалось много сил. По старой традиции совершенным литературным (письменным) языком считался только аттический диалект, уже мало понятный большинству населения. Именно его, однако, изучали, на нем образованные люди говорили друг с другом и создавали свои сочинения. Между языком культуры и живой речью народа увеличивался разрыв. Попытки его преодоления начались в конце XII в., но полностью он был ликвидирован только в новое время.

Средняя, платная школа, создаваемая обычно частным образом самими преподавателями -(грамматиками), была редкостью даже в крупных городах. Продолжали образование главным образом в столице. Самого по себе понятия «высшее образование» византийцы не знали, хотя среди них было немало высоко образованных людей. Высших ступеней знания они достигали порой самостоятельно, но чаще через обучение по частному соглашению у известных эрудитов (риторов, философов, правоведов). В IV-VI вв. своими учеными славились Афины, Антиохия, Бейрут, Газа, Александрия — крупнейшие очаги высшей образованности, центры античного знания. Однако во второй половине VI—VII в. они пришли в упадок. В V в. сгорела дотла богатейшая библиотека в Александрии и была убита фанатичными монахами известная ученая — математик Ипатия. Особым эдиктом Юстиниан I закрыл прославленную в империи школу философов-неоплатоников в Афинах, еще одним своим актом подводя черту под позднеантичной эпохой. Единственным крупным рассадником учености надолго стал Константинополь, а с XII в. также Фессалоника и Трапезунд, и лишь в XIII—XV вв. многие другие города.

Философия в ту эпоху была неотделима от богословия: оба понятия были почти синонимами. Разрабатывая христианскую богословскую доктрину, способную выстоять в идейной борьбе с язычеством, иными культами и ересями, византийские богословы были вынуждены опираться на логику и идеалистические

577

607

Качественный сдвиг произошел к концу XV в. и в развитии филологии. Усилиями гуманистов, разыскивавших, переводивших и комментировавших рукописи древних авторов, круг их, доступный современникам, был значительно расширен по сравнению со средневековьем. Важным завоеванием гуманистической филологии стал критический метод изучения истории литературы, разработанный Валлой и особенно Анджело Полициано — крупнейшим поэтом и филологом последних десятилетий XV в. Большое значение гуманисты придавали риторике, в которой видели надежное средство выражения философских и социально-политических идей, воспитывающих общество в духе высокой морали.

Гуманисты XV в. вплотную подошли к проблеме нового научного метода, отличного от схоластической диалектики. Это положительно сказалось на развитии естествознания. Переводы сочинений античных авторов по медицине, математике, астрономии расширили основу, на которую опиралось естествознание в XV в. Технические изобретения (см. гл. 19) стимулировали прогресс в области наук о природе, которые к концу XV в. уверенно набирали силу. Особенно заметными были успехи математики — они находили применение не только в сфере самого естествознания, но и в практике коммерческого делопроизводства (более совершенная система счетоводства, «двойная бухгалтерия», новые формы кредита, вексель и т.д.), в строительном деле, в изобразительном искусстве. Знаменитый математик Лука Пачоли (1445—1514) внес большой вклад в развитие алгебры, геометрии, теории бухгалтерского учета, а его знаменитый труд «О божественной пропорции» служил практическим руководством для художников и архитекторов. Важным завоеванием науки были и таблицы планет, составленные немецким астрономом и математиком И. Региомонтаном. Успехи в картографии и географии, астрономии и судостроении сделали возможными длительные морские экспедиции, приведшие уже в конце XV в. к первым географическим открытиям. Качественные сдвиги произошли и в области медицины, опиравшейся на эксперимент, начавшей практиковать препарирование трупов, чему многие столетия препятствовала церковь. Наконец, открытием огромного исторического значения стало изобретение в середине XV в. книгопечатания Иоганном Гутенбергом. Оно стало одной из важных технических основ бурного подъема ренессансной культуры в конце XV — начале XVI в.


Хронологическая таблица

9 г. н.э.

Поражение римлян в Тевтобургском лесу

166-180

Маркоманская война — нападение ряда варварских племен на Римскую империю

269

Поражение готов при Наиссусе

284-305

Император Диоклетиан

III-V вв.

Движение багаудов — восстание в Галлии и Северной Испании

IV-VI вв.

Массовая миграция варварских племен — Великое переселение народов

IV b.

Нашествие гуннов в Причерноморье

324-337

Император Константин I

313

Медиоланский (Миланский) эдикт Лициния и Константина I

325

Первый Вселенский собор в Никее

330

Перенесение столицы империи из Рима в Византий (Константинополь)

354-430

Знаменитый христианский мыслитель Аврелий Августин

370-е гг.

Вторжение гуннов в Европу и разгром ими готов

378

Битва при Адрианополе, победа вестготов над римской армией. Гибель императора Валента

381

Второй Вселенский собор в Константинополе

395

Разделение Римской империи на Западную и Восточную

406-442

Вторжения вандалов на территорию Римской империи

410

Взятие Рима вестготами Алариха

418-507

Королевство вестготов в Южной Галлии

429-435

Завоевание вандалами Северной Африки

431

Третий Вселенский собор в Эфесе

439-534

Королевство вандалов в Северной Африке

сер. V — нач. VII в.

Образование англосаксонских королевств

сер. V- нач. VIII в.

Королевство вестготов в Испании

451

Разгром гуннов в битве при Мауриаке (Каталаунские поля)

451

Четвертый Вселенский собор в Халкидоне

455

Захват и разграбление Рима вандалами

457-534

Бургундское королевство со столицей в Лионе

476

Падение Западной Римской империи

476-493

Правление Одоакра в Италии

480-525

Римский литератор, мыслитель и политик Северин Боэций

481-511

Хлодвиг, вождь и король франков

486

Битва при Суассоне, разгром римлян Северной Галлии салическими франками. Основание Франкского королевства

486-751

Династия Меровингов во Франкском королевстве

493-555

Остготское королевство в Италии

нач. VI в.

«Салическая правда»

507

Битва при Пуатье, разгром вестготов салическими франками. Завоевание Аквитании

609

 

527-565

Юстиниан I, византийский император

528-534

«Свод гражданского права» в Византии

532

Восстание «Ника» в Константинополе

534

Завоевание франками королевства бургундов

535-555

Война Византии с остготами. Завоевание Остготского королевства

536

Уступка остготами Прованса франкам

540-562

Войны Византии с Ираном

541-552

Правление Тотилы в Остготском королевстве

553

Пятый Вселенский собор в Константинополе

554

«Прагматическая санкция» Юстиниана I

561-584

Хильперик, король франков

560-е гг.

Образование Аварского каганата на Среднем Дунае

568-774

Королевство лангобардов в Италии

ок. 570-636

Епископ и писатель Исидор Севильский

585

Разгром свевов вестготами

590-604

Римский папа Григорий I Великий

конец VI—VII вв.

Заселение славянами Балканского полуострова

610-641

Ираклий, византийский император

687

Объединение Франкского королевства Пипином Геристальским, майордомом Австразии

711-714

Завоевание Испании арабами

715-741

Карл Мартелл, майордом Франкского государства

717-867

Исаврийская династия в Византии

717-741

Лев III Исавр, византийский император

718-1492

Период Реконкисты в Испании

718

Образование королевства Астурия на Пиренейском п-ове

726-843

Иконоборческое движение в Византии

732

Битва при Пуатье, победа франков над арабами

740

Победа византийцев над арабами в битве при Акроине

741-768

Пипин Короткий, майордом, с 751 г. король Франкского государства

751-843

Династия Каролингов

756

Образование светского государства пап в Риме

768-814

Карл Великий, король, с 800 — император франков

772-804

Войны Карла Великого с саксами

774

Завоевание Карлом Великим Лангобардского королевства

787

Седьмой Вселенский собор в Никее. Осуждение иконоборчества

788-803

Франко-аварские войны

814-840

Франкский император Людовик Благочестивый

820-823

Восстание Фомы Славянина в Византии

829

Объединение англосаксонских королевств

841-842

Восстание Стеллинга в Саксонии

843

Верденский договор. Раздел империи Карла Великого

847

«Мерсенский капитулярий» Карла Лысого

855

Распад государства Лотаря. Образование королевств Италия, Прованс и Лотарингия

сер. IX в. - 872

Республика павликиан с центром в Тефрике

867-1056

Македонская династия в Византии

867-886

Василий I, византийский император

870

Начало заселения Исландии норвежцами

871-899 (900)

Правление Альфреда Великого в Англии

X-XI вв.

Клюнийское движение за реформу церковной жизни

904

Разграбление арабами Фессалоники

919-1024

Саксонская династия в Германии

919-936

Правление Генриха I в Германии

610

936-973

Оттон I, германский король, с 962 — император

955

Битва на р. Лех, победа Оттона I над венграми

962

Образование германской империи

976-1025

Василий II «Болгаробойца», византийский император

980-е годы

Открытие Гренландии и островов Северной Америки норвежцами и исландцами

987-1328

Династия Капетингов во Франции

997-1301

Династия Арпадов в Венгрии

997-1038

Иштван I Святой, король Венгрии (с 1000 г.)

ок. 1000 г.

Образование Венгерского королевства

1016-1035

Кнут Великий, король Англии, Дании и Норвегии

1018

Завоевание Болгарии Византией

1024-1125

Франконская (Салическая) династия в Германии

1030-1091

Завоевание норманнами Южной Италии и Сицилии

1033

Присоединение королевства Бургундии (Арелат) к Германии

1037

Образование королевства Кастилия на Пиренейском п-ове

1054

Церковная схизма католической и православной церквей

1056-1106

Генрих IV, германский император

1059

Латеранский собор в Риме. Установление нового порядка выбора римского папы

1066

Битва при Гастингсе, нормандское завоевание Англии

1066-1087

Вильгельм I Завоеватель, английский король

1071

Битва при Манцикерте, разгром византийской армии турками-сельджуками

1073-1075

Восстание в Саксонии против императора Генриха IV

1073-1085

Папа Григорий VII

1077

«Покаяние» германского императора Генриха IV в Каноссе

1079-1142

Философ и теолог Пьер Абеляр

1081-1118

Алексей I Комнин, византийский император

1085

Отвоевание испанцами Толедо у арабов

1086

«Книга Страшного суда» в Англии

1095

Клермонский церковный собор. Призыв папы Урбана II к освобождению Святой Земли

1096-1270

Крестовые походы

1096

Крестовый поход бедноты

1096-1099

Первый крестовый поход

1099

Захват крестоносцами Иерусалима

1118-1143

Иоанн II Комнин, византийский император

1122

Вормсский конкордат

1130-1282

Сицилийское королевство

1137

Объединение Каталонии и Арагона

1138-1254

Династия Штауфенов в Германии

1139

Образование Португальского королевства

1143-1155

Антипапское восстание в Риме под руководством Арнольда Брешианского. Римская республика

1143-1180

Мануил I Комнин, византийский император

1147-1149

Второй крестовый поход

1152-1190

Фридрих I Барбаросса, германский император

1154-1189

Генрих H Плантагенет, английский король

1154-1399

Династия Плантагенетов в Англии

1158

Ронкальский сейм. Провозглашение подчинения североитальянских городов империи

1162

Взятие Милана Фридрихом I Барбароссой

1167

Образование Ломбардской лиги городов Италии

1169-1171

Начало завоевания Ирландии Англией

1174-1184

Восстание биркебейнеров в Норвегии

611

1176

Битва при Мириокефале, разгром византийской армии турками-сельджуками

1176

Битва при Леньяно, поражение войск Фридриха I Барбароссы в Италии

1180-1223

Филипп II Август, французский король

1182-1226

Св. Франциск Ассизский

1183

Мир в Констанце, восстановление прав самоуправления североитальянских городов

1187

Признание Византией Второго Болгарского царства

1189-1192

Третий крестовый поход

1192-1489

Кипрское королевство

1190

Признание Византией независимости Сербии

1198-1216

Папа Иннокентий III

1199-1216

Правление Иоанна Безземельного в Англии

1202-1204

Четвертый крестовый поход

1202-1204

Завоевание Нормандии Филиппом II Августом

1202-1241

Вальдемар II, король Дании

1204

Захват крестоносцами Константинополя

1204-1337

Эпирское царство

1204-1261

Латинская империя

1204-1261

Никейская империя

1204-1461

Трапезундская империя

1204-1224

Фессалоникское королевство

1205-1456

Герцогство Афинское

1205

Битва при Адрианополе, разгром болгарами войск Латинской империи

1205-1432

Морейское (Ахейское) княжество

1209-1229

Альбигойские войны

1212

Битва при Лас Навас де Толоса, победа соединенных сил испанских королевств над арабами

1212-1250

 

Фридрих II Штауфен, король Сицилии, Германии, германский император (с 1220 г.)

1214

Победа французов над англичанами в битвах при Ларош-о-Муане и Бувине

1215

Принятие английским королем Иоанном Безземельным Великой хартии вольностей

1217-1221

Пятый крестовый поход

1222

«Золотая булла» в Венгрии

1225/26-1274

Теолог Фома Аквинский

1226-1270

Людовик IX, французский король

1230

Объединение Леона и Кастилии

1231

«Мельфийские конституции» Фридриха II Штауфена

1237

Объединение Тевтонского ордена с Орденом меченосцев

1241-1242

Монголо-татарское нашествие на Венгрию

1251

Крестьянское восстание «пастушков» во Франции

1258

«Оксфордские провизии». Установление баронской олигархии в Англии

1259-1282

Михаил VIII Палеолог, никейский, с 1261 г. — византийский император

1261

Восстановление Византийской империи

1261-1453

Династия Палеологов в Византии

1263-1267

Гражданская война в Англии

1265-1321

Поэт Данте Алигьери

1265

Возникновение английского парламента

1268-1442

Анжуйская династия в Южной Италии

1272-1307

Эдуард I, английский король

612

1274

Издание первого общенорвежского свода права

1282-1283

Присоединение к Англии Уэльса

1282

«Сицилийская вечерня». Восстание против французов в Палермо

1282-1442

Неаполитанское королевство в Южной Италии

1285-1314

Филипп IV Красивый, французский король

1291

Образование Швейцарского союза

1291

Падение Акры. Потеря крестоносцами последних владений на Востоке

1293

«Установления справедливости» во Флоренции

1294-1303

Папа Бонифаций VIII

1297-1360

Византийский богослов Григорий Палама

1298

Битва при Курцоле, победа генуэзского флота над венецианским

нач. XIV в.

Образование государства Цара Ромынянска

1302

Возникновение Генеральных штатов во Франции

1302

Битва при Куртре («Битва шпор»), победа ополчения фландрских городов над французскими рыцарями

1302

Присоединение Сицилии к Арагонскому королевству

1304-1374

Поэт Франческо Петрарка

1304-1307

Восстание Дольчино в Северной Италии

1309-1377

«Авиньонское пленение» пап

1313-1375

Писатель Джованни Боккаччо

1319-1363

Магнус Эрикссон, король Швеции, Норвегии и Финляндии

1327-1377

Эдуард III, английский король

1328

Признание Англией независимости Шотландии

1328-1589

Династия Валуа во Франции

1331-1406

Флорентийский гуманист Колюччо Салютати

1337-1453

Столетняя война между Англией и Францией

1341-1355

Гражданская война в Византии

1342-1349

Движение зилотов в г. Фессалоника

1345

Движение Чуто Брандини во Флоренции

1346

Битва при Креси, победа англичан над французами

1347

Восстание в Риме под руководством Кола ди Риенцо. Провозглашение республики в Риме

1347-1378

Карл IV, германский император и король Чехии (с 1346 г.)

1347-1350

«Черная смерть» в Западной Европе

1348-1352

Война Византии с Генуей

1349

Начало «рабочего законодательства» в Англии

1356

Битва при Пуатье, разгром англичанами французского войска

1356

«Золотая булла» германского императора Карла IV

1356-1358

Парижское восстание

1358

Жакерия во Франции

1360

Мир между Англией и Францией в Бретиньи

1367-1370

Война Ганзы с Данией

1370

Штральзундский мир, победа Ганзы над Данией

1370(1374)-1444

Флорентийский гуманист Леонардо Бруни

1377-1446

Флорентийский архитектор Филиппо Брунеллески

1378

Восстание чомпи во Флоренции

1378-1417

«Великая схизма» — раскол в католической церкви

1380

Битва при Кьодже, победа венецианского флота над генуэзским

1381

Восстание Уота Тайлера в Англии

1382-1384

Восстание тюшенов во Франции

1382

Восстание молотил в Париже

1382-1387

Восстание тукинов в Северной Италии

1389

Битва на Косовом поле, разгром турками сербского войска

1393

Завоевание турками Боллгарского Тырновского царства

Источники

Агрикультура в памятниках западного средневековья / Под ред. O.A. Добиаш-Рождественской и М.И. Бурского. М., Л., 1936.

Антология педагогической мысли христианского средневековья / Сост. и ред. В.Г. Безрогое. O.K. Варьяш. М., 1994. Т. 1-2.

Опыт тысячелетия. Средние века и эпоха Возрождения: быт, нравы, идеалы.

Москва, 1996.

Памятники средневековой латинской литературы IV—XI вв. М., 1970.

Памятники средневековой латинской литературы X—XII вв. М., 1972.

Социальная история средневековья / Под ред. Е.А. Косминского и А.Д. Удалъцова. М., Л„ 1927. Т. I—II.

Средневековье в его памятниках / Под ред. Д.Н. Егорова. М., 1913.

Стасюлевич М. История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. СПб., Пг. Разн. изд. Т. I—III.

Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы / Под ред. В.М. Корецкого. М., 1961.

Хрестоматия по истории средних веков/Под ред. С.Д. Сказкина. М., 1961—1963. Т. I—II.

Хрестоматия по истории средних веков / Под ред. Н.П. Грацианского и С.Д. Сказкина. 3-е изд. М., 1953. Т. I; M., 1950, Т. II.

Исследования и пособия

Введение в специальные исторические дисциплины. М., 1990.

Всемирная история. М., 1957. Т. 3.

Господствующий класс феодальной Европы. М., 1989.

Грацианский Н.П. Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья. М., 1960.

Гутнова Е.В. Классовая борьба и общественное сознание крестьянства в средневековой Западной Европе (XI-XV вв.). М., 1984.

Европа в средние века: экономика, политика, культура. Сб. статей. К 80-летию акад. С.Д. Сказкина. М., 1972.

Идейно-политическая борьба в средневековом обществе. М., 1984.

История Венгрии. В 3 т. М, 1971. Т. 1.

История Византии. В 3 т. М., 1967. Т. 1-3.

1 Более подробные сведения см. в библиографических указателях литературы: История средних веков. М., 1968. Т. 1 (1918-1957); М., 1984. Т. 2. Ч. I (1958-1967); М.. 1984. Т. 2. Ч. II (1958-1967). За 1968-1992 гг. -в сб.: Средние века. М., 1971, 1973, 1975-1978, 1980-1995. Вып. 34, 36, 37, 39-58. За 1992-1994 гг. -Бюллетень Всероссийской Ассоциации медиевистов и историков раннего нового времени. М., 1993, 1995, 1996. Вып. 3/4, 6, 7.

615

История Европы с древнейших времен до наших дней. В 8 т. М., 1992. Т. 2. Средневековая Европа.

История Дании. М., 1996.

История дипломатии. 2-е изд. М., 1959. Т. 1.

История Ирландии. М., 1980.

История Италии. В 3 т. М., 1970. Т. 1.

История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. В 3 т. Т.1, 2. М., 1985, 1986.

История Норвегии. М., 1980.

История Франции. В 3 т. М., 1972. Т. 1.

История Швеции. М., 1974.

Классы и сословия средневекового общества / Под ред. З.В. Удальцовой. М., 1988.

Ковалевский М.М. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства. М., 1898—1903. Т. I—III.

Колесницкий Н.Ф. Феодальное государство (V—XV вв.). М., 1967.

Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

Маркс К. Капитал. Т. III. Гл. 47//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. II. С. 344-379.

Маркс К. Формы, предшествующие капиталистическому производству//Там же. Т. 46. Ч. I. С. 468-472.

Неусыхин А.И. Проблемы европейского феодализма. Избр. тр. М, 1974.

Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе (VI—XVII вв.). Л., 1990.

Проблемы развития феодальной собственности на землю. М., 1979.

Самаркин В.В. Историческая география Западной Европы в средние века. М., 1976.

Сказкин С.Д. Очерки по истории западноевропейского крестьянства в средние века. М., 1968, см. также в кн.: Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. М., 1973.

Средневековая Европа глазами современников и историков. Книга для чтения в пяти частях/Отв. ред. А.Л. Ястребицкая. М., 1995. Ч. 1-4.

Феодальная рента и крестьянские движения в Западной Европе XIII—XV вв. М., 1985.

Элита и этнос средневековья / Отв. ред. A.A. Сванидзе. М., 1995.

 

Античная древность и средние века. Свердловск, 1960—1995. Вып. 1—27. Бюллетень Всероссийской Ассоциации медиевистов и историков раннего нового времени. М., 1992-1996. Вып. 1-7.

 

Византийские очерки. М., 1961—1996. Вып. 1—6.

Византийский временник. М., 1947—1996. Т. 1—56.

Одиссей. Человек в истории. М., 1989-1995. Вып. 1—7.

Причерноморье в средние века. М., 1991-1995. Вып. 1—2.

Средние века. М., 1942-1995. Вып. 1-58.

К главе 1. Сущность понятий «средние века» и «феодализм»
Литература

Афанасьев Ю.Н. Историзм против эклектики. Французская историческая школа «Анналов» в современной буржуазной историографии. М., 1980.

Барг М.А. Проблемы социальной истории в освещении современной западной медиевистики. М., 1973.

Баре М.А. Эпохи и идеи. Становление историзма. М., 1987.

Бессмертный ЮЛ. «Феодальная революция» X—XI вв.?//Вопросы истории. 1984. №1.

Вайнштейн О.Л. История советской медиевистики. 1917—1966. Л., 1968.

Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». М., 1993.

Гутнова Е.В. Историография истории средних веков. 2-е изд. М., 1985.

Данилов А.И. Проблемы аграрной истории раннего средневековья в немецкой историографии конца XIX — начала XX в. М., 1958.

Косминский Е.А. Историография средних веков. V — середина XIX в. М., 1963.

Курбатов Т.Д. История Византии (историография). Л., 1975.

Лаптин П.Ф. Община в русской историографии последней трети XIX — начала XX в. Киев, 1971.

Методологические и историографические вопросы исторической науки. Томск, 1963-1994. Вып. 1-21.

Могильницкий Б.Г. Политические и методологические идеи русской либеральной медиевистики середины 70-х годов XIX в. — начала 900-х годов. Томск, 1969.

Удальцова З.В. Советское византиноведение за 50 лет. М., 1969.

К главе 2. Источники по истории средних веков V—XV вв.
Литература

Вайнштейн О.Л. Западноевропейская средневековая историография. М., Л., 1964.

Вспомогательные исторические дисциплины. (Л.) СПб, 1968-1994. Вып. 1—25.

Добиаш-Рождественская O.A. История письма в средние века. 3-е изд. М., 1987.

Заборов М.А. Введение в историографию крестовых походов. (Латинская хронография XI-XIII вв.). М., 1966.

Люблинская А.Д. Источниковедение истории средних веков. Л., 1955.

Люблинская А.Д. Латинская палеография. М., 1969.

Медведев И.Л. Очерки византийской дипломатики. (Частноправовой акт). Л., 1988.

Проблемы источниковедения западноевропейского средневековья / Под ред. В.И. Рутенбурга. Л., 1979.

Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974.

Хвостова К.В. Количественный подход в средневековой социально-экономической истории. М., 1980.

К главе 3. Западная Европа на рубеже античности и средневековья
Источники

Древние германцы. Сб. документов / Сост. Б.Н. Граковым, СП. Моравским и А.И. Неусыхиным. М., 1937.

Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica / Вступит. статья, пер. и ком-мент. Е.Ч. Скржинской. М., 1960.

Корсунский А.Р. Возникновение феодальных отношений в Западной Европе. М., 1968. (Вып. 1); М., 1973-1979. Вып. 2-3.

Шервуд Е.А. Законы лангобардов. М., 1992.

Литература

Буданова В.П. Этнонимия племен Западной Европы: рубеж античности и средневековья. М., 1991.

Буданова В.П. Готы в эпоху Великого переселения народов. М., 1990.

Виноградов П.Г. Происхождение феодальных отношений в Лангобардской Италии. СПб, 1880.

Гуревич А.Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М., 1970.

Дворецкая И.А. Возникновение раннефеодального государства в Северной Италии VI-VI1I вв. М., 1982.

Коптев A.B. От прав гражданства к праву колоната. Вологда, 1995.

Корсунский А.Р. Готская Испания. М., 1969.

Корсунский А.Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М., 1963.

617

Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств (до середины VI в.). М., 1984.

Кудрявцев П.Н. Судьбы Италии от падения Западной Римской империи до восстановления ее Карлом Великим. М., 1850.

Неусыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI—VIII вв. М., 1956.

Неусыхин А.И. Дофеодальный период как переходная стадия развития от родоплеменного строя к раннефеодальному // Проблемы истории докапиталистических обществ. М., 1968 Кн. 1.

Неусыхин А.И. Общественный строй древних германцев. М., 1929.

Петрушевский Д.М. Очерки из истории средневекового общества и государства. 5-е изд. М., 1922.

Удальцова З.В. Италия и Византия в VI веке. М., 1959.

Филип Я. Кельтская цивилизация и ее наследие. Прага, 1961.

Шкунаев СВ. Община и общество западных кельтов. М., 1989.

К главе 4. Развитие феодализма во Франкской державе
Источники

Григорий Турский. История франков /Изд. подгот. В.Д. Савукова. М., 1987.

Салическая правда / Пер. H.H. Грацианского. М., 1950.

Серовайский Я.Д. Социальные противоречия и классовая борьба во Франкском государстве. М., 1979.

Эйнгард. Жизнь Карла Великого // Прометей. Историко-биограф. альманах серии «Жизнь замечательных людей». М., 1977. Т. П.;

Левандовский А. Карл Великий: через империю к Европе. М., 1995. с. 177—207.

Литература

Бессмертный Ю.Л. Структура крестьянской семьи во франкской деревне IX в. // Средние века. М., 1980. Вып. 43.

Вязигин A.C. Идеалы «божьего царства» в монархии Карла Великого. СПб, 1912.

Граменицкий Д.С. К вопросу,о происхождении и содержании франкского иммунитета // Средние века. М., Л., 1946. Вып 2.

Данилова Г.М. Аламаннское и баварское общество VIII и начала IX в. Петрозаводск, 1969.

Колесницкий Н.Ф. К вопросу о раннесредневековых общественных структурах // Проблемы истории докапиталистических обществ. М., 1968. Кн. 1.

Лебек С. Происхождение франков. V—IX века. M., 1993.

Левандовский А.П. Карл Великий. Через Империю к Европе. М., 1995.

Неусыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI-VIII вв. М., 1956.

Ронин В.К. Славянская политика Карла Великого в западноевропейской средневековой традиции // Средние века. М., 1986. Вып. 49.

Удальцов АД. Из аграрной истории каролингской Фландрии. М., Л., 1935.

Удальцов АД. Свободная деревня в Западной Нейстрии в эпоху Меровингов и Каролингов. СПб., 1912.

Фюстель де Куланж. История общественного строя древней Франции. СПб., 1904 - Пг., 1916. Т. 2-6.

Шевеленко А.Я. Торжество феодальной собственности в Бретани IX столетия //Французский ежегодник. 1971. М., 1973.

К главе 5. Византия в IV—XII вв.
Источники

Агафий. О царствовании Юстиниана/Пер., статья и примеч. М.В.Левченко. М., Л., 1953.

Анна Комнина. Алексиада / Ввод. статья, пер. и коммент. Я.Н. Любарского. М., 1965.

618

Византийская Книга Эпарха / Вступит. статья, пер. и коммент. М.Я. Сюзюмова.

М, 1962. Византийский Земледельческий закон / Под ред. И.П. Медведева. Л., 1984.

Две византийские хроники X в. М., 1959.

Дигесты Юстиниана. М., 1984.

Иоанн Киннам. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов. СПб., 1859.

Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, пер., коммент. / Под ред. Г.Г. Литавринаи А.П. Новосельцева. М., 1989.

Лев Диакон. История / Отв. ред. Г.Г. Литаврин. М., 1988.

Михаил Пселл. Хронография / Пер., статья и примеч. Я.Н. Любарского. М., 1978.

Никита Хониат. История, начинающаяся с царствования Иоанна Комнина. СПб., 1860-1862. Т. 1-2.

Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей / Изд. Я.Н. Любарский. СПб., 1992.

Прокопий из Кесарии. Война с готами / Пер. СП. Кондратьева. Вступит. статья З.В. Удальцовой. М., 1950.

Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история / Пер. A.A. Чекаловой. М., 1993.

Прокопий Кесарийский. О постройках/ Пер. СП. Кондратьева// Вестник древней

истории. 1939. № 4 (9).

Сборник документов по социально-экономической истории Византии. М., 1951.

Советы и рассказы Кекавмена. Сочинение византийского полководца XI в. / Подгот. текста, введ., пер. и коммент. Г.Г. Литаврина. М., 1972.

Феофан. Летопись византийца Феофана / Пер. В.И. Оболенского и Ф.А. Терновского. М., 1884.

Феофилакт Симокатта. История. М., 1957.

Эклога. Византийский законодательный свод VIII века/ Вступит. статья, пер., коммент. Е.Э. Липшиц. М., 1965.

Литература

Бородин O.P. Византийская Италия в VI—VIII вв. Барнаул, 1991.

Васильев A.A. Лекции по истории Византии. Пг., 1917. Т. 1.

Васильевский В.Г. Труды. Спб., Л., 1908-1930. Т. 1-4.

Византийские очерки. М., 1961; М., 1971; М., 1982; М., 1991; М., 1996.

Диль Ш. Основные проблемы византийской истории. М., 1947.

Диль Ш. Юстиниан и византийская цивилизация в VI веке. СПб., 1908.

Каждан А.П. Деревня и город в Византии IX—X вв. М., 1960.

Каждан А.П. Социальный состав господствующего класса Византии XI—XII вв. М., 1974.

Куликовский Ю.А. История Византии. Киев, 1912-1915. Т. 1-3.

Курбатов ГЛ. История Византии. (От античности к феодализму). М., 1984.

Курбатов Г.Л. Основные проблемы внутреннего развития византийского города в IV-VII вв. Л., 1971.

Курбатов Г.Л. Ранневизантийский город (Антиохия в IV в.). Л., 1962.

Лебедева Г.Е. Социальная структура ранневизантийского общества (по данным кодексов Феодосия и Юстиниана). Л., 1980.

Липшиц Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX—XI вв. Л., 1981.

Липшиц Е.Э. Очерки истории византийского общества и культуры. VIII — первая половина IX в. М., Л., 1961.

Липшиц Е.Э. Право и суд в Византии в IV—VIII вв. Л., 1976.

Литаврин Г.Г. Болгария и Византия в XI—XII вв. М., 1960.

Литаврин Г.Г. Византийское общество и государство в X—XI вв. М., 1977.

Литаврин Г.Г. Проблема государственной собственности в Византии X—XI вв. // Византийский временник. М., 1973. Т. 35.

Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана. М., 1956.

619

Пигулевская Н.В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. М., Л., 1946.

Сюзюмов М.Я. Борьба за пути развития феодальных отношений в Византии // Византийские очерки. М., 1961.

Удальцова З.В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии (по данным историков IV—VII вв.). М., 1974.

Удальцова З.В. Италия и Византия в VI веке. М., 1959.

Удальцова З.В., Осипова К.А. Отличительные черты феодальных отношений в Византии // Византийский временник. М., 1974. Т. 36.

Успенский Ф.И. История Византийской империи. СПб., (1913). Т. I; Л., 1927. Т. II. 1-я половина.

Чекалова A.A. Константинополь в VI веке. Восстание Ника. М., 1986.

К главе 6. Западная Европа в конце раннего средневековья
Источники

Видукинд Корвейский. Деяния саксов/ Вступит. статья, пер. и коммент. Г.Э. Санчука. М., 1975.

Литература

Абрамсон M.Л. Влияние торговли на формирование феодальных отношений в Южной Италии (IX—XIII вв.) // Средние века. М., 1968. Вып. 31.

Абрамсон М.Л. Вотчина в Южной Италии IX—XI вв. // Византийские очерки. М., 1961.

Варьяш О.И. К вопросу о положении зависимого крестьянства в Астурии, Леоне и Кастилии в X-XI вв. // Проблемы испанской истории. 1984. М., 1984.

Вейс В.Д. К вопросу о природе фогтства в Германии Х-ХII вв. // Исторические записки. М., 1946. Т.19.

Герье В. Виллигиз, архиепископ Майнцский 975—1011. М., 1869.

Грацианский Н.П. Бургундская деревня в Х-ХII столетиях. М., Л., 1935.

Гуревич А.Я. Роль королевских пожалований в процессе феодального подчинения английского крестьянства//Средние века. М., 1953. Вып. 4.

Данилов A.M. К вопросу эволюции фогтства, как одной из форм права феодальной собственности // Труды Томского ун-та. 1948. Т. 103.

Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. М., 1987.

Колесницкий Н. Ф. Исследование по истории феодального государства в Германии (IX — первая половина XII в.). М, 1959.

Корсунский А.Р. История Испании IX-XIII вв. М., 1976.

Котельникова Л.А. Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках. М., 1987.

Мельникова Е.А. Меч и лира. Англосаксонское общество в истории и эпосе. М., 1987.

Мильская Л.Т. Светская вотчина в Германии VIII—IX вв. и ее роль в закрепощении крестьянства. М., 1957.

Назаренко A.B. Южнонемецкие земли в европейских связях IX-X вв. // Средние века. М., 1990. Вып. 53.

Неусыхин А.И. Крестьянские движения в Саксонии в IX—XI вв. // Ежегодник германской истории. 1973. М., 1974.

Неусыхин А.И. Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв. М., 1964.

Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. 4-е изд. М., 1937.

Савело К.Ф. Раннефеодальная Англия. Л., 1977.

Серовайский Я.Д. К вопросу о распределении прав собственности среди бургундских феодалов в X—XII вв. // Средние века. М., 1965-1966. Вып. 28—29.

Славяне и скандинавы. М., 1986.

Соколова М.Н. Поместье в Англии до нормандского завоевания // Средние века. М., 1969-1971. Вып. 32, 33.

Тейс Л. Наследие Каролингов. IX—X века. М., 1993.

620

Фрязинов СВ. Из истории развития феодального землевладения в Астурии и Леоне IX-X вв. // Научные доклады высшей школы. Ист. науки. 1958. № 2.

Шевеленко А.Я. Движение бретонских крестьян в первой четверти XI в. // Французский ежегодник. 1967. М., 1968.

Шевеленко А.Я. Из истории возникновения бретонской деревни в галльской Арморике // Средние века. М., 1962. Вып. 22.

Шервуд Е.А. От англосаксов к англичанам. (К проблеме формирования английского народа). М., 1988.

К главе 7. Церковь в раннее средневековье
Источники

Августин Блаженный. Творения. Киев, 1901—1912. Ч. 1—7.

Августин Аврелий. Исповедь. М., 1991.

Григорий Турский. История франков / Изд. подгот. В.Д. Савукова. М., 1987.

Дионисий Ареопагит. О божественных именах. О мистическом богословии. М.,

1995. Евсевий Памфил. Церковная история / Комм. и примеч. С.Л. Кравца. М., 1993.

Задворный В.Л. История римских пап. М., 1995. Т. 1.

Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. М. — Ростов/Д., 1992. Сидоний Апполинарий. Письма // Хрестоматия по истории Древнего Рима /Под ред. В.И. Кузищина. М., 1987. С. 406-420.

Литература

Болотов В.В. Лекции по истории древней церкви. М., 1994. Т. 1—4.

Герье В.И. Блаженный Августин. М., 1910.

Грегоровиус Ф. История города Рима в средние века (от V до XVI столетия). СПб., 1902-1912. T. I-V.

Добиаш-Рождественская O.A. Культ св. Михаила в латинском средневековье. V-XIII вв. Пг., 1917.

Донини А. У истоков христианства. М., 1979.

Ешевский С.В. Апполинарий Сидоний // Ешевский СВ. Сочинения. М., 1870. Ч. 3.

Карсавин Л.П. Из истории духовной культуры падающей Римской империи. СПб., 1908.

Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М., 1992.

Карташев A.B. Вселенские соборы. М., 1994.

Культура аббатства Санкт-Галлен / Под ред. В. Фоглера. Баден-Баден, 1996.

Лозинский С.Г. История папства. 3-е изд. М., 1986.

Мажуга В.И. Королевская власть и церковь во франкском государстве // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе VI—XVII вв. Л., 1990.

Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика. М., 1979.

Флоровский Г.В. Восточные отцы IV в. М., 1992. Флоровский Г.В. Восточные отцы V—VIII вв. М., 1992.

К главе 8. Возникновение и рост средневековых городов
Источники

Немецкий город XIV-XV вв. Сб. материалов / Ввод.статья, подбор матер., пер., прилож. и коммент. В.В. Стоклицкой-Терешкович. М., 1936.

Средневековое городское право XII-XIII вв. / Под ред. СМ. Стама. Саратов, 1989.

Средневековый город / Под ред. В.Ф. Семенова // Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та им. В.И. Ленина. М., 1949. Т. 59. Вып. 3.

Стоклицкая-Терешкович В.В., Плешкова С.Л. Средневековый город в Западной Европе в XI-XV веках. М., 1969. Вып. 1.

621

Литература

Абрамсон М.Л. Крупные города Апулии в XII—XIII вв. // Средние века. М., 1985. Вып. 48.

Абрамсон М.Л. Характерные черты южноитальянского города в раннее средневековье (VI-XI вв.) // Средние века. М, 1976. Вып. 40.

Белов Г. Городской строй и городская жизнь средневековой Германии. М., 1912.

Бородин O.P. Городская курия в Равенне в эпоху раннего средневековья // Проблемы истории античности и средних веков. М., 1980.

Городская жизнь в средневековой Европе. М., 1987.

Городская культура. Средневековье и начало нового времени. Л., 1986.

Грацианский Н.П. Парижские ремесленные цехи в XIII-XIV столетиях. Казань, 1911.

Дживелегов А.К. Средневековые города в Западной Европе. СПб., 1902.

Кириллова A.A. Классовая борьба в городах Восточной Англии в XIV в. // Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та им. В.И. Ленина. М., 1969. № 321.

Корсунский А.Р. Города Испании в период становления феодальных отношений (V—VII вв.) // Социально-экономические проблемы истории Испании. М., 1965.

Котельникова Л.А. Итальянский город раннего средневековья и его роль в процессе генезиса феодализма // Средние века. М., 1975. Вып. 38.

Котельникова Л.А. Феодализм и город в Италии в VIII-XV вв. М., 1987.

Курбатов Г.Л., Лебедева Т.Е. Город и государство в Византии в эпоху перехода от античности к феодализму // Город и государство в древних обществах. Л., 1982.

Левицкий Я.А. Город и феодализм в Англии. М., 1987.

Левицкий Я.А. Города и городское ремесло в Англии в X—XII вв. М., Л., 1960.

Осипова Т.С. Ирландский город и экспансия Англии XII—XV вв. М., 1973.

Пиренн А. Средневековые города Бельгии. М., 1937.

Полянский Ф.Я. Очерки социально-экономической политики цехов в городах Западной Европы в XIII-XV вв. М., 1952.

Ревуненкова Н.В. К истории свободного ремесла в городах Южной Франции XIII-XV веков // Средние века. М., 1962. Вып. 21.

Рутенбург В.И. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения. Л., 1987.

Сванидзе A.A. Генезис феодального города в раннесредневековой Европе: проблемы и типология // Городская жизнь в средневековой Европе. М., 1987.

Сванидзе A.A. Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV-XV вв.). М., 1967.

Социальная природа средневекового бюргерства XIII—XVII вв. М., 1979.

Средневековый город. Саратов, 1968—1991. Вып. 1—10.

Стам С.М. Некоторые актуальные вопросы изучения средневекового города // Средневековый город. Саратов, 1981. Вып. 6.

Стам С.М. Экономическое и социальное развитие раннего города. (Тулуза XI-XIII вв.). Саратов, 1969.

Стоклицкая-Терешкович В.В. Основные проблемы истории средневекового города X-XV веков. М., 1960.

Стоклицкая-Терешкович В.В. Очерки по социальной истории немецкого города в XIV-XV веках. М., Л., 1936.

Тушина Г.М. Города в феодальном обществе Южной Франции. М., 1985.

Тьерри О. Городские коммуны во Франции в средние века. СПб., 1901.

Червонов С.Д. Ремесло и ремесленники в городах Центральной Испании на рубеже XII—XIII вв. // Социально-политическое развитие стран Пиренейского полуострова при феодализме. М., 1985.

Шевеленко А.Я. О зарождении бретонских феодальных городов // Научные доклады высшей школы. Ист. науки. 1960. № 2.

Ястребицкая А.Л. Западноевропейский город в средние века // Вопросы истории. 1978. № 4.

Ястребицкая А.Л. Малые города как проблема сравнительно-исторического изучения европейского средневекового города // Средние века. М., 1988. Вып. 51.

622

К главе 9. Крестовые походы
Источники

Анна Комнина. Алексиада/Вступит, статья, пер. и коммент. Я.Н.Любарского. М., 1965.

Виллардуэн Ж. де. Завоевание Константинополя / Пер., вступит. статья и коммент. М.А. Заборова. М., 1993.

Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., 1977.

Робер де Клари. Завоевание Константинополя / Пер., статья и коммент. М.А. Заборова. М., 1986.

Усама ибн Мункыз. Книга назидания / Пер. М.А. Салье. М., 1958.

Литература

Близнюк СВ. Мир торговли и политики в королевстве крестоносцев на Кипре. 1192-1373. М., 1994.

Васильев A.A. История Византии. Византия и крестоносцы. Пб., 1923. Васильев A.A. История Византии. Латинское владычество на Востоке. Эпоха Никейской и Латинской империй (1204—1261). Пг., 1923.

Добиаш-Рождественская O.A. Крестом и мечом. Приключения Ричарда I Львиное Сердце. М., 1991.

Додю Г. История монархических учреждений в Латино-Иерусалимском королевстве. (1099-1291 гг.). СПб., 1897.

Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. М., 1980.

Заборов М.А. Папство и крестовые походы. М., 1960.

Карпов С.П. Латинская Романия // Вопросы истории. 1984. № 12.

Куглер Б. История крестовых походов. СПб., 1895.

Соколов Н.П. Образование Венецианской колониальной империи. Саратов, 1963.

Успенский Ф.И. История крестовых походов. СПб., 1901 или 1900.

Юзбашян КН. Классовая борьба в Византии в 1180—1204 гг. и четвертый крестовый поход. Ереван, 1957.

К главе 10. Франция в XI—XV вв.
Источники

Коммин Филипп де. Мемуары / Пер., статьи и примеч. Ю.П. Малинина. М., 1986.

Регистры ремесел и торговли города Парижа / Пер. Л.И. Киселевой. Под ред. и с предисл. А.Д. Люблинской // Средние века. М., 1957-1958. Вып. 10-11.

Сугерий — аббат... Книга о делах управления... / Пер. A.M. Малинина // Уч. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А.И. Герцена. 1941. Т. 45.

Французская деревня XII-XIV вв. и Жакерия. Документы / Пер., ввод. статья и примеч. Н.П. Грацианского. М., Л., 1935.

Литература

Басовская Н.И. Столетняя война 1337-1453 гг. М., 1985.

Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. Очерки демографической

истории Франции. М., 1991.

Бессмертный Ю.Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII—XIII вв. М., 1969.

Блок М. Характерные черты французской аграрной истории. М., 1957.

Гизо Ф. История цивилизации во Франции. М., 1980. Т. IV.

Грацианский Н.П. Бургундская деревня в X—XII столетиях. М., Л., 1935.

Конокотин A.B. Жакерия, 1358 г. во Франции // Уч. зап. Ивановского гос. пед. ин-та. 1964. Т. 35.

Конокотин A.B. Очерки по аграрной истории Северной Франции в IX—XIV веках // Уч. зап. Ивановского гос. пед. ин-та. Т. 16. Иваново, 1958.

Левандовский А.П. Жанна д'Арк. 2-е изд. М., 1982.

623

Ляскоронский Вл. Филипп-Август в его отношениях к городам. Киев, 1902.

Перну Р., Клэн М.-В. Жанна д'Арк. М., 1992.

Плешкова С.Л. К истории купеческого капитала во Франции в XV в. (Жак Кёр и его деятельность). М, 1977.

Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X—XIII веков. М., 1938.

Райцес В.И. Жанна д'Арк: факты, легенды, гипотезы. Л., 1982.

Себенцова М.М. Восстание кабошьенов // Труды Моск. историко-архив. ин-та. 1958. Т. 12.

Сидорова НА. Очерки по истории ранней городской культуры во Франции. М, 1953.

Тьерри О. Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия // Тьврри О. Избр. соч. М., 1937.

Хачатурян H.A. Возникновение Генеральных Штатов во Франции. М., 1976.

Хачатурян H.A. Сословная монархия во Франции XIII—XV вв. М., 1989.

К главе 11. Англия в XI—XV вв.
Источники

Английская деревня XIII—XIV вв. и восстание Уота Тайлера / Сост. Е.А. Кос-минским и Д.М. Петрушевским. М., Л., 1935.

Баллады о Робин Гуде. Л., 1980.

Вестминстерские статуты/Пер. Е.В. Гутновой. М., 1948.

Гальфрид Монмутский. История бриттов. Жизнь Мерлина. М., 1984.

Кузнецов Е.В. Народные движения в Англии в середине XV в. М., 1982.

Ленгленд У. Видение Уильяма о Петре Пахаре / Пер., вступит. статья и примеч. Д.М. Петрушевского. М., Л., 1941.

Памятники истории Англии. ХI-ХШ вв. / Пер. и введ. Д.М. Петрушевского. М., 1936.

Фиц-Стефен Уильям. Описание благороднейшего города Лондона / Пер. и ком-мент. H.A. Богодаровой // Городская жизнь в средневековой Европе. М., 1987.

Литература

Авдеева К.Д. Внутренняя колонизация и развитие феодализма в Англии в. XI-XIII вв. Л., 1973.

Барг М.А. Исследования по истории английского феодализма в XI—XIII вв. М., 1962.

Виноградов П. Г. Исследования по социальной истории Англии в средние века. СПб., 1887.

Виноградов П.Г. Средневековое поместье в Англии. СПб., 1911.

Грин Д.Р. Краткая история английского народа. М. 1897. Вып. 1.

Гутнова Е.В. Английское феодальное государство в XIV-XV вв. // Средние века. М., 1987. Вып. 50.

Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента. (Из истории английского общества и государства XIII в.). М., 1960.

Гутнова Е.В. Классовая борьба и общественное сознание крестьянства в средневековой Западной Европе (XI-XV вв.). М., 1984.

Кённингэм У. Рост английской промышленности и торговли. Ранний период и средние века. 2-е изд. М., 1909.

Косминский Е.А. Исследования по аграрной истории Англии XIII в. М., Л., 1947.

Кузнецов Е.В. Движение лоллардов в Англии (конец XIV—XV в.) // Уч. зап. Горьковского ун-та. 1971. Вып. 95.

Левицкий Я.А. Город и феодализм в Англии. М., 1987.

Левицкий Я.А. Города и городское ремесло в Англии в Х-ХII вв. М., Л., 1960.

Петрушевский Д.М. Восстание Уота Тайлера. 2-е изд. М., 1914.

Петрушевский Д.М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. 4-е изд. М., 1937.

624

Писарев Ю.И. Место служилого рыцарства в социально-политической жизни Англии XIV в. // Средние века. М., 1973. Вып. 37.

Репина Л. П. Сословие горожан и феодальное государство в Англии XIV века. М., 1979.

Роджерс Т. История труда и заработной платы в Англии с XIII по XIX век. СПб., 1899.

Сапрыкин Ю.М. Английское завоевание Ирландии (XII—XVII вв.). М., 1982.

Сапрыкин Ю.М. Социально-политические взгляды английского крестьянства в XIV-XVII вв. М., 1972.

Тревельян Дж. М. Социальная история Англии. М., 1959.

Шервуд Е.А. От англосаксов к англичанам. М., 1988.

Эшли У.Дж. Экономическая история Англии в связи с экономической теорией. М., 1897.

Яброва М.М. Зарождение раннекапиталистических отношений в английском городе. (Лондон XIV — начала XVI века). Саратов, 1983.

К главе 12. Германия в XI—XV вв.
Источники

Гельмольд. Славянская хроника/ Предисл., пер. и прим. Л.В. Разумовской. М., 1963. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии / Введ., пер. и комм. С.А. Аннинского. М., Л., 1938.

Крестьянские движения в Германии перед Реформацией. Сб. документов / Сост. В.А. Ермолаев. Саратов, 1961.

Леонтьевский A.B. «Искусство возможного» в политике Карла IV Люксембурга. Волгоград, 1995.

Леонтьевский A.B., Катаева Л.Н. Два меча. Трактат немецкого энциклопедиста XIV в. Конрада Мегенберга «Плач церкви о Германии». Волгоград, 1996.

Немецкий город XIV—XV вв. Сб. материалов / Ввод. статья, подбор матер., пер., прилож. и коммент. В.В. Стокпицкой-Терешкович. М., 1936.

Петр из Дусбурга. Хроника Земли Прусской (фрагмент) / Введ. и пер. В.И. Матузовой // Вопросы истории. 1986. № 7.

Саксонское зерцало / Отв. ред. В.М. Корецкий. М., 1985.

Средневековое городское право XII—XIII веков. Сб. текстов / Под ред. СМ. Стама. Саратов, 1989.

Литература

Белов Г. Городской строй и городская жизнь средневековой Германии. М., 1912.

Беркович М.Е. Из истории формулы средневековой Германской империи // Средние века. М., 1967. Вып. 30.

Беркович М.Е. О характере немецкой средневековой этнической общности в XI—ХШ вв. // Средние века. М., 1973. Вып. 36.

Беркут Л.Н. Борьба за инвеституру во время императора Генриха V. Варшава, 1914. Т. 1.

Бессмертный Ю.Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков. М., 1969.

Бильбасов В.А. Поповский король Генрих IV Распе. Киев, 1867.

Бильбасов В.А. Крестовый поход Фридриха II. СПб., 1863.

Бойцов М.А. Золотая булла 1356 г. и королевская власть в Германии во второй половине XIV в. // Средние века. М., 1989. Вып. 52.

Бойцов М.А. Германский император XIV в.: инструменты реализации власти // Власть и политическая культура в средневековой Европе. М., 1992.

Бойцов М.А. Скромное обаяние власти (К облику германских государей XIV— XV вв.) // Одиссей. Человек в истории. М., 1995.

Вызинский Г. Папство и Священная Римская империя в XIV—XV столетии до Базельского собора. Казань, 1921.

625

Егоров Д.Н. Славяно-германские отношения в средние века. Колонизация Мекленбурга в XIII в. М., 1915. Т. I—II.

Колесницкий Н. Ф. Исследование по истории феодального государства в Германии (IX — первая половина XII в.). М., 1959.

Колесницкий Н. Ф. Особенности вассально-ленных отношений в Германии Х-ХIII вв. // Средние века. М., 1969. Вып. 32.

Колесницкий Н.Ф. «Священная Римская империя»: притязания и действительность. М., 1977.

Лампрехт К. История германского народа. М., 1895. Т. 2.

Лесников М.П. Некоторые вопросы балтийско-нидерландской торговли хлебом в конце XIV— начале XV в. // Средние века. М., 1955. Вып. 7.

Любович H.H. Хозяйство и финансы немецких городов в XIV и XV веках. Варшава, 1904.

Майер В.Е. Деревня и город Германии в XIV—XVI вв. (Развитие производительных сил). Л., 1979.

Надлер В. Адальберт Бременский — правитель Германии в молодые годы Генриха IV. Харьков, 1867.

Некрасов Ю.К. К проблеме генезиса немецкой буржуазии XV—XVI вв. (По материалам имперского города Аугсбурга) // Уч. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А.И. Герцена. 1971. Т. 518. Проблемы германской истории. Вып. 1.

Немилое А.Н. Немецкие гуманисты XV века. Л., 1979.

Неусыхин А.И. Проблемы европейского феодализма. Избр.тр. М., 1974.

Никулина Т.С. Любекское восстание 1408—1416 годов// Вопросы истории. 1982. № 5.

Рогачевский А.Л. Правосознание немецкого бюргерства XIII—XVII вв. СПб., 1995.

Рыбина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XII—XVII вв. М., 1986.

Смирин М.М. Очерки истории политической борьбы в Германии перед Реформацией. М, 1952.

Стоклицкая-Терешкович В.В. Очерки по социальной истории немецкого города в XIV-XV веках. М., Л., 1936.

Фортинский Ф.Я. Титмар Мерзебургский и его хроника. СПб., 1872.

Фортинский Ф. Приморские вендские города и их влияние на образование Ганзейского союза до 1370 года. Киев, 1877.

К главе 13. Италия в XI—XV вв.
Источники

Итальянские коммуны XIV-XV вв. Сб. документов / Под ред. В.И. Рутенбурга. М., Л., 1965. Питти Бонаккорсо. Хроника. Л., 1972. Самаркин В.В. Восстание Дольчино. М., 1971.

Литература

Абрамсон М.Л. Законодательство Фридриха II и социальная практика в Сицилийском королевстве // Проблемы итальянской истории. 1987. М., 1987.

Абрамсон М.Л. К проблеме типологии южноитальянского города (XII—XIII вв.) // Средние века. М., 1988. Вып. 51.

Абрамсон М.Л. Сицилийское королевство как особый вариант государственной структуры в Западной Европе. // Средние века. М., 1994. Вып. 57.

Абрамсон М.Л. Южноитальянская община IX—XIII вв. // Средние века. М., 1969. Вып. 32.

Боткин Л.М. Гвельфы и гибеллины во Флоренции // Средние века. М., 1959. Вып. 16.

Вернадская Е.В. Экономика и экономическая политика Феррары в XII—XIII вв. // Проблемы итальянской истории. М., 1972.

Бортник H.A. Народные движения в Риме (1143—1343 годы) // Античная древность и средние века. Свердловск, 1966. Вып. 5.

Брагина Л.М. Общинное земледелие в Северо-Восточной Италии XIII—XIV вв. // Средние века. М, 1958. Вып. 12.

626

Брагина Л.М. Положение крестьянства в Северо-Восточной Италии в XIII—XIV вв. // Из истории трудящихся масс Италии. М., 1959.

Брагина Л.М. Флорентийское сукноделие в XV в. // Проблемы генезиса капитализма. М., 1970.

Виллары П. Джироламо Савонарола и его время. СПб., 1913. Т. I—II.

Грегоровиус Ф. История города Рима в средние века (от V до XVI столетия). СПб., 1902-1912. T. I-V.

Гусарова Т.П. Город и деревня Италии на рубеже позднего средневековья. М., 1983.

Карпов СП. Итальянские морские республики и Южное Причерноморье в XIII— XV вв.: проблемы торговли. М., 1990.

Карпов СП. Путями средневековых мореходов: черноморская навигация Венецианской республики в XIII—XV вв. М., 1994.

Котельникова Л.А. Итальянская синьория в XIV—XV вв. (условия и предпосылки возникновения) // Средние века. М., 1987. Вып. 50.

Котельникова Л.А. Итальянское крестьянство и город в X—XIV вв. М., 1967.

Котельникова Л.А. Феодализм и город в Италии в VIII—XV вв. М., 1987.

Краснова U.A. Деловые люди Флоренции XIV—XV вв. Ч. 1—2. М., Ставрополь, 1995.

Культура и общество Италии накануне Нового времени. М., 1993.

Луццатто Дж. Экономическая история Италии. Античность и средние века. М., 1954.

Максимовский В.Н. Кола ди Риенцо. М., 1936.

Ролова А.Д. Итальянский купец и его торгово-банковская деятельность в XIII— XIV вв. // Средние века. М., 1994. Вып. 57.

Ртищева Г.А. Сицилийский город под властью норманнов // Страны Средиземноморья в античную и средневековую эпохи. Горький. 1985.

Рутенберг В.И. Итальянский город от раннего средневековья до Возрождения. Л., 1987.

Рутенберг В.И. Народные движения в городах Италии. XIV — начало XV века. М., Л., 1958.

Рутенберг В.И. Очерк из истории раннего капитализма в Италии. Флорентийские компании XIV века. М., Л., 1951.

Самаркин В.В. Подчинение деревни городу в Северо-Восточной Италии XIII века // Вестник Моск. ун-та. История. 1965. № 3.

Самаркин В.В. Тосканская испольщина в начале XV века // Средние века. М., 1971. Вып. 33.

Соколов Н.П. Венеция между гвельфами и гибеллинами // Вопросы истории. 1975. № 9.

Херманн X. Савонарола. Еретик из Сан-Марко. М., 1982.

Хоментовская А.И. Лукка времен купеческой династии Гвиниджи // Средневековый быт. Л., 1925.

Чистозвонов А.Н. К вопросу об эволюции итальянской и нидерландской экономики и торговли в условиях европейской «экономической депрессии» XIV—XV вв. // Средние века. М., 1977. Вып. 41.

К главе 14. Страны Пиренейского полуострова в XI—XV вв.
Источники

Городские установления Коимбры XII века / Пер. и коммент. О.И. Варьяш и А.П. Черных II Городская жизнь в средневековой Европе. М., 1987.

Книга Суны и Шары мавров/Пер., коммент., вступ. статья И.И. Варьяш. М., 1995. Песнь о Роланде. Коронование Людовика. Нимская телега. Песнь о Сиде. Ро-

мансеро. М., 1976.

Прагматика 1340 г. // Средние века. М., 1991. Вып. 54.

Фуэро Леона / Вступит. статья, пер. и коммент. О.И. Варьяш и С.Д. Червонова II Социально-политическое развитие стран Пиренейского полуострова при феодализме. М., 1985.

627

Литература

Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. М., 1951. Т. 1.

Арский И.В. Очерки по истории средневековой Каталонии до соединения с Арагоном. (VIII—XII вв.). Л., 1941.

Варьяш О.И. Два очерка о Пиренейской Реконкисте // Средние века. М., 1996. Вып. 59.

Варьяш О.И., Черных А.П. Португалия: дороги истории. М., 1990.

Гомес-Табанера Х.М. Происхождение и формирование народов Испании // Советская этнография. 1966. № 5.

Карасc М.Б. О хозяйстве толедской деревни // Средние века. М., 1955. Вып. 7.

Карасc М.Б. Реконкиста и колонизация в истории кастильского крестьянства // Средние века. М., 1962. Вып. 22.

Корсунский А.Р. История Испании IX—XIII веков. М., 1976.

Кудрявцев А.Е. Испания в средние века. Л., 1937.

Культура Испании. М., 1940.

Леви-Провансаль Э. Арабская культура в Испании. М., 1967.

Лучицкий И.В. Бегетрии // Университетские известия. Киев, 1882. № 10; 1883. №1.

Мильская Л. Т. К вопросу о структуре господствующего класса в Каталонии X—XII вв. // Средние века. М., 1984. Вып. 47.

Мильская Л. Т. К вопросу о судьбах общины в Каталонии Х-ХП вв. // Средние века. М., 1985. Вып. 48.

Мильская Л.Т. К вопросу о характере земледелия в Астурии IX—XII вв. // Средние века. М., 1967. Вып. 30.

Мильская Л.Т. Очерки из истории деревни в Каталонии X—XII вв. М., 1962.

Пискорский В.К. История Испании и Португалии. 2-е изд. СПб., 1909.

Пискорский В.К. Кастильские кортесы в переходную эпоху от средних веков к новому времени. (1188-1520). Киев, 1897.

Пискорский В.К. Крепостное право в Каталонии в средние века. Киев, 1901.

Пичугина И.С. Крестьянство и кортесы Кастилии во второй половине XIII — первой половине XIV в. // Европа в средние века: экономика, политика, культура. Сб. статей. К 80-летию акад. С.Д. Сказкина. М., 1972.

Плавскин З.И. Литература Испании IX—XV вв. М., 1986.

Социально-политическое развитие стран Пиренейского полуострова при феодализме. М., 1985.

Социально-экономические проблемы истории Испании. М., 1965.

Уотт У.М., Какиа П. Мусульманская Испания. М., 1976.

Фрязинов СВ. К вопросу об уровне сельского хозяйства в кастильской деревне XIII—XIV вв. // Научные доклады высшей школы. Ист. науки. 1961. № 2.

Червонов С.Д. К вопросу об аграрном характере кастильского города XII—XIII вв.// Россия и Испания: Историческая ретроспектива. М., 1987.

Червонов С.Д. Торговля в испанском городе XII—XIII вв. // Проблемы испанской истории. 1984. М., 1984.

К главе 15. Скандинавские страны в XII—XV вв.
Источники

Антонов В.А. «Земский мир» 1360 г. и политическая жизнь Дании в правление короля Вальдемара IV Аттердага (1340—1375) //Северная Европа. Проблемы истории. М., 1995.

Исландские саги / Ред., вступит. статья и примеч. М.И. Стеблин-Каменского. М, 1956.

Ландслаг короля Магнуса Эрикссона / Пер. и примеч. С.Д. Ковалевского // Средние века. М., 1964. Вып. 26.

Мельникова Е.А. Скандинавские рунические надписи. М., 1977.

Мельникова ЕЛ Древнескандинавские географические сочинения: тексты, перевод, комментарий. М., 1986.

628

Поэзия скальдов / Изд. подгот. СВ. Петровым и М.И. Стеблин-Каменским. Л., 1979.

Сага о Гретгире. Новосибирск, 1976.

Сага о Сверрире. М., 1988.

Снорри Стурлусон. Круг земной. М., 1980.

Снорри Стурлусон. Младшая Эдда. М., 1994.

Старшая Эдда/ Ред., вступит. статья и коммент. М.И. Стеблин-Каменского. М., Л„ 1963.

Хроника Эрика. Выборг, 1994.

Литература

Гуревич А.Я. История и сага. М., 1972.

Гуревич А.Я. Норвежское общество в раннее средневековье. М., 1977.

Гуревич А.Я. Походы викингов. М., 1966.

Гуревич А.Я. Свободное крестьянство феодальной Норвегии. М., 1967.

Закс В.А. Проблема феодализма в Скандинавских странах: формы социальной организации и правовые представления норвежского крестьянства в XI—XIII вв. Калинин, 1986.

Кан A.C. История Скандинавских стран (Дания, Норвегия, Швеция). М., 1971.

Ковалевский С.Д. Образование классового общества и государства в Швеции. М., 1977.

Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985.

Ольгейрссон Э. Из прошлого исландского народа. М., 1957.

Сванидзе A.A. Зависимое крестьянство Швеции до конца классического средневековья / Вопросы истории. 1984. № 2.

Сванидзе A.A. Средневековый город и рынок в Швеции XIII—XV вв. М., 1980.

Сванидзе A.A. Эпоха уний в Северной Европе: XIV — начало XVI в. // Средние века. М., 1987. Вып. 50.

Стеблин-Каменский М.И. Культура Исландии. Л., 1967.

Стеблин-Каменский М.И. Мир саги. Л., 1984.

Скандинавский сборник. Таллинн, 1956—1990. Вып. 1-33.

К главе 16. Венгерское королевство в X—XV вв.
Литература

Ачади И. История венгерского крепостного крестьянства. М., 1956.

Бачкай В. О характере и роли аграрных городов в Венгерском государстве XV в. // Средние века. М., 1973. Вып. 36.

Генинг В.Ф. Проблема происхождения венгров // Советская археология. 1977. №1.

Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв. М., 1984.

Чизмадия А., Ковач К., Асталош Л. История Венгерского государства и права. М., 1986.

Шушарин В.П. Крестьянское восстание в Трансильвании (1437-1438 гг.). М., 1963.

К главе 17. Валахия и Молдавия до конца XV в.
Литература

Грекул Ф.А. Социально-экономический и политический строй Молдавии второй половины XV в. Кишинев 1950.

История Молдавской ССР: С древнейших времен до наших дней. Кишинев, 1982.

История Румынии / Под ред. М.Роллера. М., 1950.

Карпато-дунайские земли в средние века. Кишинев, 1975.

Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987.

Мохов H.A. Молдавия эпохи феодализма. Кишинев, 1964.

Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв. М, 1984.

629

Полевой Л.Л. Раннефеодальная Молдавия. Кишинев, 1985.

Советов П.В. Исследования по истории феодализма в Молдавии. Кишинев, 1972. Этническая история восточных романцев. Древность и средние века. М., 1979.

К главе 18. Византия в XIII—XV вв.
Источники

Византийские историки / Пер. с греч. при С.-Петербургской Духовной академии:

Георгий Акрополит. Великий Логофет. Летопись. СПб., 1863.

Георгий Пахимер. История о Михаиле и Андронике Палеологах. СПб., 1862. Т.1;

Никифор Григора. Римская империя, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами. СПб., 1862. Т. 1.

Сборник документов по социально-экономической истории Византии. М., 1951.

Сфрандзи Георгий. Хроника / Предисл., пер. и примеч. Е.Д. Джагацпанян // Кавказ и Византия. Ереван. 1987. Т. 5.

Литература

Васильев A.A. История Византии. Латинское владычество на Востоке. Эпоха Никейской и Латинской империй (1204-1261). Пг., 1923.

Васильев A.A. История Византии. Падение Византии. Эпоха Палеологов. (1261-1453). Л., 1925.

Горянов Б.Т. Поздневизантийский феодализм. М., 1962.

Каждан А.П. Аграрные отношения в Византии XIII-XIV вв. М., 1952.

Карпов СП. Латинская Романия // Вопросы истории. 1984. № 12.

Карпов СП. Трапезундская империя и западноевропейские государства в XIII-XV вв. М., 1981.

Литаврин Г.Г. Как жили византийцы. М., 1974.

Медведев И. П. Мистра. Очерки истории и культуры поздневизантийского города. Л., 1973.

Поляковская М.А. Портреты византийских интеллектуалов. Екатеринбург, 1992.

Рансимен С. Падение Константинополя в 1453 г. М., 1983.

Сметанин В.А. Византийское общество XIII—XV вв. по данным эпистолографии. Свердловск, 1987.

Успенский Ф.И. История Византийской империи. М., Л., 1948. Т. III.

Хвостова К.В. Особенности аграрно-правовых отношений в поздней Византии (X1V-XV вв.). М., 1968.

Хвостова К. В. Социально-экономические процессы в Византии и их понимание византийцами-современниками (XIV-XV вв.). М., 1992.

К главе 19. Производительные силы общества Западной Европы в V—XV вв.
Источники

Агрикультура в памятниках западного средневековья / Под ред. O.A. Добиаш-Рождественской и М.И. Бурского. М., Л., 1936.

Лука Пачоли. Трактат о счетах и записях. М., 1974.

Средневековый город / Под ред. В.Ф. Семенова // Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та им. В.И. Ленина. М., 1949. Т. 59. Вып. 3.

Литература

Авербух М.С. Законы народонаселения докапиталистических формаций. М., 1967.

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV—XVIII вв. М., 1986, 1988, 1992. Т. 1-3.

Бюхер К. Возникновение народного хозяйства. 5-е изд. Пг., 1923. Т. 1-2.

Все начиналось с десятины; этот многоликий налоговый мир. М., 1992.

Даркевич В.П. Путями средневековых мастеров. М., 1972.

630

Демография западноевропейского средневековья в современной буржуазной историографии. Реферат. сб. М., 1984.

Дживелегов А.К. Торговля на Западе в средние века. СПб., 1904.

Еманов А.Г. Север и Юг в истории коммерции: на материалах Кафы XIII-XV вв. Тюмень, 1995.

Женщина, брак, семья до начала нового времени. Демографические и социокультурные аспекты. М., 1993.

Историческая демография докапиталистических обществ Западной Европы. Проблемы и исследования. М., 1988.

История техники. М., 1962. Гл. III.

Корхов Ю.А. Догородское ремесло средневековой Германии // Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та. М., 1940. Т. 26. Вып. 1,

Кулишер ИМ. История экономического быта Западной Европы. 8-е изд. М., Л., 1931. Т. 1.

Макаров И.С. К вопросу об организации ремесла во французском поместье в эпоху Каролингов // Уч. зап. Ин-та истории РАНИОН. М., 1929. Т. 3.

Петрушевский Д.М. Очерки из экономической истории средневековой Европы. М., Л., 1928.

Полянский Ф.Я. Товарное производство в условиях феодализма. М., 1969.

Сванидзе A.A. Деревенские ремесла в средневековой Европе. М., 1985.

Серовайский Я.Д. К вопросу продуктивности французского земледелия в средние века (IX-XIV вв.) // Вопросы истории. Алма-Ата, 1972. Вып. 4.

Скржинская Е. Ч. Техника эпохи западноевропейского средневековья (до XVI века) // Очерки истории техники докапиталистических формаций. М., Л., 1936.

Средневековый быт. Л., 1935.

Харитонович Д.Э. Средневековый мастер и его представления о вещи // Художественный язык средневековья. М., 1982.

Харитонович Д.Э. Ремесло и искусство (Социокультурный образ западноевропейского средневекового ремесленника) // Одиссей. Человек в истории. 1992. М., 1994.

Шевеленко А.Я. Природный фактор и европейское общество V-X веков // Вопросы истории. 1969. № 10.

Шевеленко А.Я. Производственно-трудовой опыт народных масс Европы VI-X вв. // Вопросы истории. 1975. № 8.

Ястребицкая А.Л. Западная Европа XI—XIII веков. Эпоха. Быт. Костюм. М., 1978.

К главе 20. Церковь в XI-XV вв.
Источники

Абеляр Петр. Теологические трактаты / Пер., комм., сост. С.С. Неретиной. М., 1995.

Ансельм Кентерберийский. Сочинения / Пер., комм., И.В. Kynpeeвou. M., 1995.

Бернард Клервосский. О благодати и свободе воли // Средние века. М., 1982. Вып. 45.

Бонавентура. Путеводитель души к Богу. М., 1993.

Григорий Палама, св. Триады в защиту священнобезмолвствующих. М., 1995.

Самаркин ВВ. Восстание Дольчино. М., 1971.

Фома Аквинский. О правлении государей / Публ., пер., прим. Н.Б. Срединской // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе V1-XVII вв. Л., 1990.

Фома Кемпийский. О подражании Христу. М., Минск, 1993.

Франциск Ассизский. Сочинения / Ред., пер., комм. В.Л. Задворного. М., 1995.

Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм. М., 1990.

Экхарт Майстер. Духовные проповеди и рассуждения. М., 1991.

631

Литература

Богословие в культуре средневековья. Киев, 1992.

Боргош Ю. Фома Аквинский. М., 1975.

Вульфиус А.Г. Вальденское движение в развитии религиозного индивидуализма. Пг., 1916.

Вязигин A.C. Очерки из истории папства в XI в. СПб., 1898.

Гаусрат А. Средневековые реформаторы. СПб., 1900. Т. 1—2.

Герье В.И. Франциск — апостол нищеты и любви. М., 1908.

Герье В.И. Западное монашество и папство. М., 1913.

Герье В.И. Расцвет западной теократии. М., 1916.

Грабарь В.Э. Вселенские соборы западнохристианской церкви и светские конгрессы XV в. // Средние века. М., Л., 1946. Вып. 2.

Добиаш-Рождественская O.A. Культ св. Михаила в латинском средневековье. V-XIII вв. Пг., 1917.

Добиаш-Рождественская O.A. Церковное общество во Франции в XIII в. Пг., 1914. Ч. 1. Приход.

Добиаш-Рождественская O.A. Западные паломничества в средние века. Пг., 1924.

Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М., 1992.

Карсавин Л.П. Очерки религиозной жизни в Италии XII—XIII вв. СПб., 1912.

Карсавин Л.П. Основы средневековой религиозности в XII—XIII вв. преимущественно в Италии. Пг., 1915.

Керов В.Л. Народные восстания и еретические движения во Франции в конце XIII - начале XIV века. М., 1986.

Корелин M.C. Важнейшие моменты в истории средневекового папства. СПб., 1901.

Корсунский А.Р. Религиозный протест в эпоху раннего средневековья в Западной Европе // Средние века. М., 1981. Вып. 44.

Котляревский С.А. Францисканский орден и римская курия в XIII—XIV веках. М., 1901.

Ли Г.Ч. История инквизиции в средние века. СПб., 1911-1912. Т. 1-2.

Лозинский С.Г. История папства. 3-е изд. М., 1986.

Осокин H.A. История альбигойцев и их времени. Казань, 1869—1872. Т. 1—2.

Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М., 1988.

Ромм Б.Я. Папство и Русь в XI-XV вв. М., Л., 1959.

Сказкин С.Д., Самаркин В.В. Дольчино и Библия (К вопросу о толковании «Священного писания» как способе революционной пропаганды в средневековье) // Средние века. М., 1975. Вып. 38.

Трубецкой E.H. Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Киев., 1897.

К главе 21. Средневековая культура Западной Европы V—XV вв.
Источники

Абеляр Петр. История моих бедствий. М., 1959.

Английские и шотландские баллады. М., 1973.

Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. М., 1975.

Бернарт де Вентадорн. Песни. М., 1979.

Боэций. «Утешение философией» и другие трактаты. М., 1990.

Валафрид Страбон. Садик; Одо из Мена. О свойствах трав; Арнольд из Виллановы. Салернский кодекс здоровья. М., 1992.

Вальтер фон дер Фогельвейде. Стихотворения. М., 1985.

Вернер Садовник. Крестьянин Гельмбрехт. М., 1971.

Вийон Ф. Лирика. М., 1981.

Галеви И. Кузари. Иерусалим, 1980.

Данте Алигьери. Божественная комедия. Разн. изд. Данте Алигьери. Малые произведения. М., 1968.

632

Джиованни дель Плано Карпини. История монголов.

Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. М., 1957.

Документы по истории университетов Европы XII—XV вв. Воронеж, 1973.

Древнеанглийская поэзия. М., 1982.

Жизнеописания трубадуров. М., 1993.

Западноевропейский эпос. Л., 1977.

Ирландские саги. М., Л., 1961.

Исландские саги. М., 1956. Книга Марко Поло. М., 1956.

Кретьен де Труа. Эрек и Энида. Клижес. М., 1980.

Кудруна. М., 1984.

Легенда о Тристане и Изольде. М., 1976.

Мэлори Т. Смерть Артура. М., 1993.

Новеллино. М., 1984.

Отлох Санкт-Эммерамский. Книга видений // Средние века. Вып. 58. М., 1995.

Пайен из Мезьера. Мул без узды. М., Л., 1934.

Памятники средневековой латинской литературы IV—IX вв. М., 1970.

Памятники средневековой латинской литературы Х-ХII вв. М., 1972.

Песни о Гильоме Оранжском. М., 1985.

Песни трубадуров. М., 1979.

Песнь о Нибелунгах. Л., 1972.

Песнь о Роланде. Коронование Людовика. Нимская телега. Песнь о Сиде. Романсеро. М., 1976.

После Марко Поло. Путешествия... М., 1968.

Похищение быка из Куальнге. М., 1985.

Поэзия вагантов. М., 1975.

Поэзия трубадуров. Антология галийской литературы. СПб. 1995.

Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия вагантов. М., 1974.

Предания и мифы средневековой Ирландии. М., 1991.

Пятнадцать радостей брака и другие сочинения французских авторов XIV— XV веков. М., 1991.

Роман о Лисе. М., 1987.

Роман о семи мудрецах. М., 1980.

Руис X. Книга благой любви. М., 1991.

Средневековая латинская новелла XIII в. Л., 1970.

Средневековый роман и повесть. М., 1974.

Фаблио. Старофранцузские новеллы. М., 1971.

Фламенка. М., 1983.

Фруассар Ж. Любовный плен. М., 1994.

Цветочки святого Франциска Ассизского. М., 1990.

Чосер Д. Кентерберийские рассказы. М., 1980.

Литература

Аверинцев С. С. Судьбы европейской культурной традиции в эпоху перехода от античности к средневековью // Из истории культуры средних веков и Возрождения. М., 1976.

Алексеев М.П. Литература средневековой Англии и Шотландии. М., 1984.

Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М., 1992.

Барг М.А. Эпохи и идеи. Становление историзма. М., 1987.

Боткин Л.М. Данте и его время. Поэт и политика. М., 1965.

Берман Т.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994.

Бицилли П.М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1995.

Бицилли П.М. Салимбене. (Очерки итальянской жизни ХIII в.). Одесса, 1916.

Быховский Б.Э. Сигер Брабантский. М., 1979.

Голенищев-Кутузов И.Н. Средневековая латинская литература Италии. М., 1972.

Городская культура. Средневековье и начало нового времени. Л., 1986.

Гуревич А.Я. История и сага. М., 1972.

633

Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. 2-е изд. М., 1984.

Гуревич А.Я. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. М., 1989.

Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. М., 1981.

Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. М., 1990.

Данэм Б. Герои и еретики. Политическая история западной мысли. М., 1967.

Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М., 1988.

Добиаш-Рождественская O.A. Культура западноевропейского средневековья. М., 1987.

Идеология феодального общества в Западной Европе: проблемы культурных и социально-культурных представлений средневековья в современной зарубежной историографии. Реферат. сб. М., 1980.

История всемирной литературы. В 9 т. М., 1984—1985. Т. 2—3.

История западноевропейского театра / Под общ. ред. СС Мокульского. М, 1956. Т.1.

История политических и правовых учений. Средние века и Возрождение. М., 1986.

История философии: Запад — Россия — Восток. М., 1995. Кн. 1.

Карсавин Л.П. Культура средних веков. Киев, 1995.

Киселева Л.И. О чем рассказывают средневековые рукописи. (Рукописная книга в Западной Европе). Л., 1978.

Культура аббатства Санкт-Галлен / Под ред. В. Фоглера. Баден-Баден, 1996.

Культура и искусство западноевропейского средневековья. М., 1981.

Культура и общество в средние века: методология и методика зарубежных исследований. Реферат. сб. М., 1982. Вып. 1; М., 1987. Вып. 2; М., 1990. Вып. 3.

Курантов А.П., Стяжкин Н.И. Уильям Оккам. М., 1978.

Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика. М., 1979.

Мельникова Е.А. Меч и лира. Англосаксонское общество в истории и эпосе. М., 1987.

Менендес Пидаль Р. Избранные произведения. Испанская литература средних веков и эпохи Возрождения. М., 1961.

Михайлов А.Д. Старофранцузская городская повесть «фаблио» и вопросы специфики средневековой пародии и сатиры. М., 1986.

Михайлов А.Д. Французский рыцарский роман и вопросы типологии жанра в средневековой литературе. М., 1976.

Нессельштраус Ц.Г. История искусства зарубежных стран. Средние века. Возрождение. М., 1982.

Право в средневековом мире. М., 1996.

Райт Дж.К. Географические представления в эпоху крестовых походов. М, 1988.

Рамм Б.Я. «Каролингское возрождение» и проблемы школьной образованности в раннем средневековье // Уч. зап. Ленингр. пед. ин-та им. М.Н. Покровского. 1940. Т. 5.

Реале Дж., Антисерп Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 2. Средневековье. СПб., 1995.

Ронин В.К. Светские биографии в каролингское время: «Астроном» как историк и писатель//Средние века. М., 1983. Вып. 46.

Смирнов A.A. Средневековая литература Испании. Л., 1969.

Соколов В.В. Средневековая философия. М., 1979.

Сперанский Н. Очерки по истории народной школы в Западной Европе. М., 1896.

Стеблин-Каменский М.И. Культура Исландии. Л., 1967.

Стеблин-Каменский М.И. Мир саги. Л., 1984.

Суворов Н. Средневековые университеты. М., 1898.

Традиции образования и воспитания в Европе XI-XVII вв. Иваново, 1995.

Уколова В. И. Античное наследие и культура раннего средневековья (конец V — середина VII в.). М., 1989.

Уколова В.И. «Последний римлянин» Боэций. М., 1987.

634

Университеты Западной Европы. Средние века. Возрождение. Просвещение. Иваново, 1990.

Фортунатов A.A. Алкуин и его ученики // Уч. зап. Моск. гор. пед. ин-та. 1948. Т. 8.

Фортунатов A.A. Алкуин как деятель Каролингского возрождения // Уч. зап. Моск. гор. пед. ин-та. 1941. Т. 3.

Фридман P.A. Любовная лирика трубадуров и ее истолкование // Уч. зап. Рязанского пед. ин-та. 1965. Т. 34.

Хёйзинга Й. Осень средневековья. М., 1988.

Художественный язык средневековья. М., 1982.

Шевкина Г.В. Сигер Брабантский и парижские аверроисты XIII в. М., 1972.

Школа и педагогическая мысль средних веков, Возрождения и начала нового времени: исследования и материалы. М., 1991.

Эйкен Г. История и система средневекового миросозерцания. СПб., 1907.

Ястребицкая А.Л. Западная Европа XI—XIII веков. Эпоха. Быт. Костюм. М., 1978.

К главе 22. Культура Византии IV—XV вв.
Источники

Византийские легенды/Изд. подгот. СВ. Полякова. Л., 1972.

Византийский сатирический диалог/ Изд. подгот. СВ. Полякова и И.В. Феленковская. Л., 1986.

Геопоники. Византийская сельскохозяйственная энциклопедия X в. / Введ., пер. и коммент. Е.Э. Липшиц. М., 1960.

Григорий Палама, св. Триады в защиту священнобезмолвствующих. М., 1995.

Дигенис Акрит / Пер., статья и коммент. А.Я. Сыркина. М., 1994.

Многоценная жемчужина. Литературное творчество сирийцев, коптов и ромеев в I тысячелетии н. э. М., 1994.

Никита Евгениан. Повесть о Дросиле и Харикле / Изд. подгот. Ф.А. Петровским. М., 1969.

Памятники византийской литературы IV—IX веков. М., 1968.

Памятники византийской литературы IX-XIV веков. М., 1969.

Литература

Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977.

Алексидзе А.Д. Мир греческого рыцарского романа (XIII—XIV вв.). Тбилиси, 1979.

Алексидзе А.Д. Византийская литература XI—XII вв. Тбилиси, 1989.

Бибиков М.В. Византийская историческая проза. М., 1996.

Бычков В.В. Византийская эстетика. Теоретические проблемы. М., 1977.

Каждан А.П. Византийская культура (X—XII вв.). М., 1968.

Каждан А.П. Книга и писатель в Византии. М., 1973.

Культура Византии. IV — первая половина VII. М., 1984.

Культура Византии. Вторая половина VII—XII в. М., 1989.

Культура Византии. XIII — первая половина XV в. М., 1991.

Лазарев В.Н. История византийской живописи. 2-е изд. М., 1986.

Лихачева В.Д. Искусство Византии IV—XV веков. Л., 1986.

Любарский Я.Н. Михаил Пселл. Личность и творчество. М., 1978.

Медведев И.П. Византийский гуманизм XIV—XV вв. Л., 1976.

Поляковская М.А., Чекалова A.A. Византия: быт и нравы. Свердловск, 1989.

Попова Т.В. Византийская народная литература. М., 1985.

Рудаков А.П. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии. М., 1917.

Удальцова З.В. Византийская культура. М., 1986.

Успенский Ф.И. Очерки по истории византийской образованности. СПб., 1891

(на облож.: 1892).

635

К главе 23. Раннее Возрождение и гуманизм в Италии XIV—XV вв.
Источники

Боккаччо Д. Декамерон. М., 1987.

Боккаччо Д. Фьямметта. Фьезоланские нимфы. М., 1968.

Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

Итальянская новелла Возрождения. М., 1957.

Итальянские гуманисты XV века о церкви и религии. М., 1963.

Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. Сб. текстов. Саратов, 1984-1988. Ч. I—II.

Петрарка Ф. Избранное. Автобиографическая проза. Сонеты. М., 1974.

Петрарка Ф. Книга песен. М., 1963.

Петрарка Ф. Эстетические фрагменты. М., 1982.

Ревякина Н.В. Итальянское Возрождение. Гуманизм второй половины XIV века — первой половины XV века. Новосибирск, 1975.

Саккети Ф. Новеллы. М., Л., 1962.

Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век) / Сост., общ. ред., вступит. статья и коммент. Л.М. Брагиной. М., 1985.

Эстетика Ренессанса. В 2 т. / Сост. В.П. Шестаков. М., 1981. Т. I—II.

Литература

Абрамсон М.Л. От Данте к Альберти. М., 1979.

Леон Баттисто Альберти / Отв. ред. В.Н. Лазарев. М., 1977.

Античное наследие в культуре Возрождения. М., 1984.

Боткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989.

Боткин Л.М. Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления. М, 1991.

Боткин Л.М. Итальянское Возрождение. Проблемы и люди. М., 1995.

Боткин Л.М. О социальных предпосылках итальянского Возрождения // Проблемы итальянской истории. 1975. М., 1975.

Брагина Л.М. Идеи гражданского гуманизма в речах флорентийских магистратов XV в. / Средние века. М., 1984. Вып. 47.

Брагина Л.М. Итальянский гуманизм. Этические учения XIV-XV веков. М., 1977.

Брагина Л.М. Социально-этические взгляды итальянских гуманистов. (Вторая половина XV в.). М., 1983.

Брагина Л.М. Итальянские гуманисты XV в. о городской цивилизации // Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995.

Бранка В. Боккаччо средневековый. М., 1983.

Буркгардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. СПб. 1904—1906. Т. 1—2.

Веселовский А.Н. Боккаччо, его среда и сверстники. Пг., 1915—1919. Т. 1—2.

Веселовский А.Н. Вилла Альберти. М., 1870.

Возрождение: культура, образование, общественная мысль. Иваново, 1985.

Гарэн Э. Проблемы итальянского Возрождения. М., 1986.

Горфункель А.Х. Гуманизм и натурфилософия итальянского Возрождения. М., 1977.

Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М., 1980. Гл. 1 и 2.

Гуковский М.А. Итальянское Возрождение. Л., 1947—1961. Т. 1—2.

Девятайкина Н.И. Мировоззрение Петрарки: этические взгляды. Саратов, 1988.

Девятайкина Н.И. Петрарка и политика: Историческая реальность и идеалы // Средние века. М., 1993. Вып. 56.

Де Санктис Ф. История итальянской литературы. М., 1963. Т. 1.

Дживелегов А.К. Начало итальянского Возрождения. 2-е изд. М., 1925.

Корелин М.С. Ранний итальянский гуманизм и его историография. 2-е изд. СПб. 1914. T. I-IV.

636

Культура Возрождения и общество. М., 1986.

Культура Возрождения и средние века. М., 1993.

Культура эпохи Возрождения. Л., 1986.

Лазарев В.Н. Происхождение итальянского Возрождения. В 3 т. М., 1956, 1959, 1979. Т. 1-3.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982.

Природа в культуре Возрождения. М., 1992.

Ревякина Н.В. Проблемы человека в итальянском гуманизме второй половины XIV — первой половины XV в. М., 1977.

Ревякина Н.В. Франческо Петрарка и формирование самосознания новой личности // Средние века. М., 1986. Вып. 49.

Сказкин С.Д. К вопросу о методологии истории Возрождения и гуманизма // Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. М., 1973.

Стам СМ. Культура Возрождения: вопросы содержания, эволюции, периодизации // Вопросы истории. 1977. № 4.

Типология и периодизация культуры Возрождения. М., 1978.

Хлодовский Р.И. «Декамерон». Поэтика и стиль. М., 1982.

Хлодовский Р.И. Франческо Петрарка. Поэзия гуманизма. М., 1974.

Хоментовская А.И. Лоренцо Валла — великий итальянский гуманист. М., Л., 1964.

Предисловие (С.П. Карпов)

ВВЕДЕНИЕ.... 5

Глава 1. Сущность понятий «средние века» и «феодализм» (H.A. Хачатурян)... 7

§ 1. Содержание терминов «средние века» и «феодализм» в исторической науке... 8

§ 2. Характеристика феодализма... 12

§ 3. Феодальный мир... 18

§ 4. Периодизация эпохи средневековья в Западной Европе... 24

§ 5. Историческое место западноевропейского феодализма и цивилизационные особенности региона... 27

Глава 2. Источники по истории средних веков V—XV вв. (С.П. Карпов, И.С Филиппов)... 30

РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ... 47

Глава 3. Западная Европа на рубеже античности и средневековья (И.С Филиппов)... 49

§ 1. Кризис в Римской империи (III—V вв. н.э.)... 49

§ 2. Разложение родоплеменного строя у древних германцев... 64

§ 3. Падение Западной Римской империи и образование варварских королевств... 79

§ 4. Генезис феодализма в Западной Европе... 90

Глава 4. Развитие феодализма во Франкской державе (Е.В. Гутнова)... 95

§ 1. Франкское завоевание Галлии. Королевство Меровингов... 95

§ 2. Франкская держава Каролингов... 110

§ 3. Складывание основ феодальных отношений в Каролингской державе... 119

Глава 5. Византия в IV—XII вв (Г.Г. Литаврин)... 130

§ 1. Византия в IV — первой половине VII в... 130

§ 2. Византия во второй половине VII—XII в... 145

Глава 6. Западная Европа в конце раннего средневековья... 172

§ 1. Основные черты феодального строя Западной Европы к концу XI в. (Е.В. Гутнова)... 172

§ 2. Франция в IX-XI вв. (И.С. Филиппов)... 179

§ 3. Италия в VIII-X вв. (Л.М. Брагина)... 183

§ 4. Германия в IX — начале XI в. (М.А. Бойцов)... 189

§ 5. Северная Европа в IX-XI вв. (А.Я. Гуревич)... 198

§ 6. Англия до середины XI в. (Е.В. Гутнова)... 205

§ 7. Испания в VIII — середине XI в. (С.Д. Червонов)... 211

Глава 7. Церковь в раннее средневековье (Н.М. Богданова, Н.Ф. Усков)... 220

638

РАЗВИТОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ... 241

Глава 8. Возникновение и рост средневековых городов (A.A. Сванидзе)... 243

Глава 9. Крестовые походы (С.П. Карпов)... 271

Глава 10. Франция в XI-XV вв. (H.A. Хачатурян)... 288

§ 1. Франция в XI—XIII вв... 288

§ 2. Франция в XIV-XV вв... 302

Глава 11. Англия в XI—XV вв. (Е.В. Гутнова)... 330

§ 1. Англия в XI—XII вв... 330

§ 2. Англия в XIII в... 341

§ 3. Англия в XIV-XV вв... 351

Глава 12. Германия в XI-XV вв... 366

§ 1. Германия в XI—XIII вв. (М.А. Бойцов)... 366

§ 2. Германия в XIV-XV вв. (В.М. Володарский)... 387

Глава 13. Италия в XI-XV вв... 402

§ 1. Италия в XI-XII вв. (Л.М. Брагина)... 402

§ 2. Италия в XIII-XV вв. (Л.М. Брагина, СП. Карпов)... 413

Глава 14. Страны Пиренейского полуострова в XI-XV вв. (С.Д. Червонов)... 443

§ 1. Пиренейский полуостров в XI—XIII вв... 443

§ 2. Испания и Португалия в XIV—XV вв... 452

Глава 15. Скандинавские страны в XII-XV вв. (А.Я. Гуревич)... 456

Глава 16. Венгерское королевство в X—XV вв. (Т.П. Гусарова)... 467

Глава 17. Валахия и Молдавия до конца XV в. (Л.Е. Семенова)... 484.

Глава 18. Византия в XIII-XV вв. (С.П. Карпов)... 496

Глава 19. Производительные силы общества Западной Европы в V—XV вв. (A.A. Сванидзе)... 510

Глава 20. Церковь в XI-XV вв. (Н.Ф. Усков)... 526

Глава 21. Средневековая культура Западной Европы V—XV вв. (В.И. Уколова)... 544

Глава 22. Культура Византии IV-XV вв. (Г.Г. Литаврин)... 575

Глава 23. Раннее Возрождение и гуманизм в Италии XIV-XV вв. (Л.М. Брагина)... 591

Хронологическая таблица (С.В. Близнюк)... 609

Библиография (И.С Филиппов, М.А. Бойцов)... 615

Учебное издание

ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ

Том I

Под редакцией СП. Карпова 4-е издание

Зав. редакцией Г.М. Степаненко

Редактор Г.В. Кошелева

Художественный редактор Л. В. Мухина

Переплет художника Б. С. Гарбузова

Технический редактор Н.И. Смирнова

Корректоры Т.И. Алейникова, Л.С. Клочкова, Н.И. Коновалова. Т.С. Милякова

Подписано в печать 03.03.2003.

Формат 60x90 1/16. Бумага офс. № 1.

Гарнитура «Таймс». Офсетная печать.

Усл. печ. л. 40,0. Уч.-изд. л. 41,12.

Тираж 6000 экз. Заказ № 579. Изд. № 7690.

Ордена «Знак Почета»

Издательство Московского Университета.

125009, Москва, ул. Б. Никитская, 5/7.

Тел.: 229-50-91. Факс: 203-66-71.

Тел.: 939-33-23 (отдел реализации).

E-mail:

В Издательстве МГУ

работает служба «КНИГА—ПОЧТОЙ»

Тел.:229-75-41

ФГУП «Издательство "Высшая школа"» 127994, ГСП-4, Неглинная ул., д. 29/14.

Факс: 200-03-01, 200-06-87. E-mail: http://www.v-shkola.ru

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография НПО профсоюзов Профиздат». 109044, Москва, Крутицкий вал, 18.

Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || || || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу. АНОНС КНИГ

update 03.05.07

 


 

 

Под редакцией С.П.Карпова

 

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведении, обучающихся по направлению и специальности «История»

4-е издание

Издательство Московского университета

«Высшая школа >

2003


УДК 93/99(075.8) ББК 63.3(0)4я73 И90

Редколлегия :

Л.М. Брагина, В.М. Володарский, О.В. Дмитриева,

Э.Э. Литаврина, С.Л. Плешкава, A.A. Сванидзе, H.A. Хачатурян

Рецензенты :

кифедра всеобщей истории Российского университета дружбы народов

(зав. кафедрой д-р ист. наук. проф. А.А.Маслов):

д-р ист. наук, проф. И.Я. Эльфонд

И90

История средних веков: В 2 т. Т. 2: Ранее новое время: Учебник / Под ред. С.П.Карпова. — 4-е издание. — М.: Изд-во Моск. ун-та; Изд-во «Высшая школа», 2003. — 432 с. ISBN 5-211-04819-9 (Т. 2) ISBN 5-211-04820-2 (Изд-во Моск. ун-та) ISBN 5-06-004657-5 (Т. 2) ISBN 5-06-004670—2 (Изд-во «Высшая школа»)

Во втором томе учебника излагается история стран Европы в позднее Средневековье (ранее новое время) — XVI — середина XVII в. Показаны коренные изменения в экономическом, социальном и культурном развитии Европы, возникновение раннекипиталистических отношений, великие географические открытия, коренные перемены в государственной структуре Германии. Англии. Франции. Большое внимание уделено общеевропейским процессам, таким как Реформация. Контрреформация. Возрождение. Освещаются история первой общеевропейской войны — Тридцатилетней — и ее последствия для развития региона.

Для студентов исторических факультетов.

УДК 93/99(075.8) ББК 63.3(0)4я73

ISBN 5-211-04819-9 (Т. 2)

ISBN 5-2I1-04820-2

ISBN 5-06-004657-5 (T. 2)

ISBN 5—06—004670—2 (Изд-во «Высшая школа») © Изд-во Моск. ун-та. 2003.

Глубокие сдвиги, происходившие в период позднего средневековья в социально-экономической жизни общества, становление новых форм идеологии, изменение самой "картины мира" и восприятия ее средневековым человеком сказались на характере исторических источников, рожденных столь сложной действительностью и отражавших ее. В эту переходную эпоху возникали новые виды источников, которые сосуществовали с традиционными.

Количество дошедших до нас письменных памятников XVI— XVII вв. неизмеримо возросло по сравнению с предшествующим периодом. Это объясняется изменениями в экономической жизни общества, прогрессом производства, ростом торговли, что потребовало совершенствования деловой документации; усложнением функций и расширением сферы деятельности государства; общим повышением уровня культуры, распространением грамотности. Огромную роль сыграло развитие книгопечатания, которое значительно облегчило и ускорило публикацию книг и других изданий, увеличило их тиражи. Хорошая сохранность источников XVI—XVII вв. объясняется также изменившимся отношением к хранению документов: развитием архивного дела, совершенствованием государственных и частных собраний и библиотек.

Большинство письменных источников этого времени написано на национальных языках. Близость языковых норм XVI— XVII вв. к современным существенно облегчает работу с ними. Латынь сохранила свои позиции в международных договорах, дипломатической переписке, корреспонденции монархов, государственных деятелей, ученых, в некоторых научных трактатах и произведениях исторического жанра, а также как официальный язык католической церкви.

Обширную группу составляют документальные источники. Совершенствование делопроизводства привело к существенному упрощению формы и к унификации документов в западноевропейских странах. Преимущественно на основании этого материала складываются наши представления об экономике и социальных отношениях эпохи.

3

В XVI—первой половине XVII в. были по-прежнему широко распространены традиционные документы, фиксирующие феодальные поземельные отношения: государственные земельные кадастры, сеньориальные описи земель — рентали, записи крестьянских повинностей, общинные уставы. Однако наряду с этим увеличилось число договоров срочной аренды, что свидетельствовало о постепенной замене крестьян-держателей арендаторами. Арендные договоры сохранились в сравнительно небольшом количестве, так как срок их действия был обычно непродолжительным и их не стремились сберечь. Такая же участь постигла частные деловые бумаги раннекапиталистических фермеров. Потребовалось время, чтобы в фермерском хозяйстве возникла столь же отлаженная система документации, как в феодальной вотчине. Эти пробелы восполняют многочисленные частные акты — купли-продажи земли, залога, дарений, завещаний, долговых обязательств, которые позволяют проследить процессы разложения крестьянской общины и выделения из нее раннекапиталистических элементов, проникновения в деревню городского капитала, разорения феодальной аристократии и перемещения земельного фонда в руки новых собственников.

На документальном материале базируются и наши представления о состоянии производства и торговли. К сожалению, делопроизводство ранних мануфактур почти не сохранилось. Сведения же об уровне развития и формах организации производства можно почерпнуть из цеховых уставов и регламентов, королевских грамот мастерам, договоров паевых товариществ, патентов на изобретения и новые производства. Торговые и счетные книги, коммерческая переписка частных лиц, купеческих и банковских компаний, их членские списки и хартии, лицензии, отчеты торговых палат и бирж отражают историю торгового капитала в XVI—XVII вв. Косвенные данные об уровне доходов и росте торгового и промышленного капитала можно извлечь также из брачных контрактов, завещаний, посмертных инвентарных описей имущества, налоговых списков.

Богатейшая информация относительно самых разных сторон социально-экономической жизни содержится в документах государственных учреждений и ведомств: центральных органов (королевских советов, канцелярий, казначейств, адмиралтейств, судебных и счетных палат) и местной администрации. Во второй половине XVI в. зародилась система записи актов гражданского состояния (рождений, браков, смертей) в регистрационных книгах церковных приходов, а позднее — и светских властей. Они являются важным источником сведений по демографии, генеалогии и социальной истории в целом.

Фонд документальных источников, имеющих первостепенное значение в исследованиях по политической истории, поистине не-

4

объятен и разнообразен по характеру. Это акты монархов и государственных учреждений, королевских советов и органов сословного представительства (протоколы заседаний ассамблей, парламентские списки и журналы), официальная переписка и личные архивы политических деятелей, обширная документация местной администрации и судебных органов. История международных отношений отражена в текстах договоров, дипломатической переписке, личной корреспонденции монархов, в правительственных инструкциях посольствам и донесениях послов при иностранных дворах, среди которых в XVI—XVII вв. выделялись своей осведомленностью в европейских делах послы Венеции.

Обширен фонд документов церковной администрации на всех ее уровнях — от прихода до римской курии, включающий переписку пап, их буллы, донесения в Рим легатов и нунциев, миссионеров, протоколы заседаний синодов и соборов, собраний кальвинистских общин, церковных судов, инквизиции, индексы запрещенных книг, послания и программные документы идеологов Реформации и других видных деятелей церкви.

В эпоху позднего средневековья значительно возросла роль королевской власти. Централизованное абсолютистское государство расширяло сферу своей деятельности, стремясь охватить и поставить под контроль все стороны жизни общества. Это выразилось в усилении его законодательной активности и сказалось на содержании законодательных памятников. Значительное место в законодательстве XVI—XVII вв. занимало экономическое регулирование — регламентация производства и торговли, объема и характера экспорта и импорта, таможенных пошлин и т.д. При этом государство зачастую стало брать на себя функции, свойственные ранее цехам и гильдиям, устанавливать своими актами стандарты качества товаров, их виды и цены на них. Законодательные памятники этого времени отражают также практику абсолютизма в аграрной сфере, в решении финансовых вопросов (законы о сборе налогов, государственных займах, военных, строительных и корабельных сборах) и социальных проблем ("кровавое законодательство" против экспроприированных крестьян, законы о заработной плате, о помощи бедным и т.д.).

В эпоху Реформации объектом законодательства светского государства становятся и вопросы церковного устройства и вероисповедания. Появились акты, закреплявшие новые отношения между королевской властью и церковью (подобные "Акту о супрематии" в Англии — см. гл. 11), устанавливающие приоритет той или иной религии в стране (например, "Нантский эдикт" Генриха IV во Франции — см. гл. 12), указы, преследующие инакомыслящих (так называемые плакаты против еретиков в Испании, Нидерландах —

5

см. гл. 8, 9). В протестантских государствах даже утверждение официального Символа веры стало прерогативой светской власти и оформлялось соответствующим законодательным актом. К разряду законодательных памятников относятся также постановления римских пап, церковных соборов и синодов.

Значение нарративных источников для изучения проблем социально-экономической и отчасти политической истории в эту эпоху несколько снижается из-за обилия и полноты документального материала. В ряду нарративных источников выделяются прежде всего исторические сочинения. Переходный характер эпохи отразился и на произведениях этого жанра. В XVI — первой половине XVII в. еще продолжает создаваться большое количество хроник, в особенности локальных и городских. Но на смену хроникам, принадлежавшим к средневековой историографической традиции, с их слабым обобщением фактов, наивной верой в чудеса и провиденциализмом, приходят исторические сочинения, в которых уже присутствуют элементы научного исследования. Их авторы использовали в своих построениях документальный материал, прибегали к научной критике источников, трактовали исторический процесс с рационалистических позиций. В XVI — первой половине XVII в. гуманистическая историография явно преобладала в Италии, где она уходила корнями еще в XIV в., получила распространение во Франции, Англии, в меньшей степени ее влияние ощущалось в Испании и Германии.

Несмотря на то что исторические сочинения XVI—XVII вв. нередко были заявлены как "всеобщие", "всемирные" истории, их авторы сосредоточивались на собственной национальной истории (примером может служить "Всеобщая история" А. д'Обинье, являвшаяся по существу историей Франции).

Золотой фонд гуманистической историографии Возрождения составляли труды Н. Макиавелли ("История Флоренции"), Ф. Гвиччардини ("История Италии"), Ф. Бэкона ("История царствования Генриха VII"), Ж.-О. де Ту ("История моего времени") и других. Отличительной особенностью этих работ было стремление их авторов постичь скрытые пружины, управляющие обществом, отношение к истории как к своего рода кладовой политического опыта, применимого в современных им условиях. Однако оборотной стороной политической заостренности этих произведений были тенденциозность и порой сознательное искажение фактов в угоду политическим симпатиям авторов или их высокопоставленных заказчиков, что безусловно снижает достоверность их как исторических источников, но делает их еще более привлекательными для исследователей истории общественной мысли.

В полной мере это относится и к мемуарам. Жанр мемуарной

6

литературы достигает подлинного расцвета именно в XVI — первой половине XVII в., что было следствием развития ренессансной культуры с присущими ей интересом к человеческой личности, ее внутреннему миру и высоким престижем активной гражданской деятельности. Личное участие авторов в событиях, увековеченных ими в мемуарах, обилие подробностей, которые не могли быть зафиксированы в документальных источниках, колоритные характеристики исторических персонажей придают воспоминаниям особую ценность. Однако мемуарам как историческому источнику присущи определенные недостатки: недостоверность приводимых фактов, нарушения в хронологии, предвзятость в оценках происходившего, преувеличение собственной роли автора в описываемых событиях. Тонкие фальсификации свойственны воспоминаниям крупных политических деятелей (например, герцога Сюлли, министра короля Генриха IV, или кардинала Ришелье), которые, преследуя вполне определенные цели, использовали мемуары для апологии своей политики и деятельности. Информация, почерпнутая из мемуаров, требует особо тщательного критического анализа с привлечением других видов источников. В то же время эти недостатки оборачиваются достоинствами, когда мемуары используют как источник по истории общественного сознания, ибо в них ярко отражались интересы, настроения и политические симпатии тех слоев общества, к которым принадлежали их авторы.

Близки к мемуарам по характеру содержащейся в них информации дневники, получившие широкое распространение у представителей самых разных социальных слоев. Они, в частности, позволяют исследовать особенности психологии формирующейся буржуазии, рост ее самосознания, чувства собственной значимости, уровень общественно-политических притязаний. Характерная примета эпохи — появление многочисленных дневников путешественников и мореплавателей, в которых зафиксирована история Великих географических открытий. Наиболее яркие из них вырастали по существу в настоящие исторические труды об исследовании и колонизации новых земель, содержащие наряду с достоверными сведениями о них и невероятный вымысел.

Широко представлен среди нарративных источников эпистолярный жанр. Переписка частных лиц содержит немало ценных сведений, касающихся всех сторон действительности, в том числе быта, нравов, семейных отношений. Она открывает хорошие возможности для исследования массового сознания, мировосприятия людей той эпохи.

Широкое распространение книгопечатания привело к расцвету принципиально новой разновидности повествовательных источников — публицистики. Печатный станок стал мощным орудием в

7

борьбе политических и социальных группировок. Европу буквально наводнили печатные брошюры, памфлеты, так называемые пасквили, листовки, распространявшиеся зачастую нелегально. В них велась острая полемика по насущным вопросам, волновавшим современников: политика государства, престолонаследие, программы общественного переустройства, экономические и политические проекты. Центральное место в идейной борьбе занимала проблема абсолютизма, вокруг которой шли дебаты сторонников неограниченной королевской власти и монархомахов (среди наиболее известных работ последних — памфлеты "Франко-Галлия" Ф. Отмана и "Иск к тиранам", приписываемый Ф. Дюплесси-Морне). Не менее ожесточенную борьбу вели католические и протестантские теологи по конфессиональным вопросам. Таким образом, публицистика — ценнейший источник по истории идеологии XVI — первой половины XVII в.

Развитие публицистики подготовило общественное сознание, а книгопечатание создало технические предпосылки для зарождения периодической печати. Первыми периодическими изданиями в Западной Европе, освещавшими события общественно-политической жизни, стали нидерландский "Франко-бельгийский Меркурий", издававшийся в Германии в 80-х годах XVI в., "Французский Меркурий" и "Газета", появившиеся во Франции в первой половине XVII в.

В рамках класса нарративных источников особое место занимают трактаты, которые по праву уже можно отнести к разряду научной литературы. Переворот в естествознании XVI—XVII вв. породил множество трудов, систематизировавших накопленные к этому времени знания в самых разных областях: астрономии, физике, математике, химии, анатомии, медицине, ботанике, географии и т.д. Экономическая мысль того времени представлена трактатами по сельскому хозяйству, промышленности, торговле, финансам, мореплаванию, колониальной экспансии.

Большой интерес с точки зрения истории хозяйства представляют трактаты по агрикультуре, которые обобщали накопленный в этой области опыт и были практическим руководством по повышению доходности хозяйства. Это труды А. Фицгерберта, Т. Тэссера, О. де Серра, А. Галло, пропагандировавшие интенсивные методы ведения хозяйства, прогрессивные формы его организации с использованием срочной аренды и наемного труда.

Среди обилия трактатов, посвященных торговле, выделяются своим теоретическим уровнем труды французского историка и экономиста Ж. Бодена, испанца Т. Меркадо и других экономистов Саламанки, которые первыми пришли к постижению причин "революции цен" в Европе. Работы А. Серра, А. Монкретьена, Т. Мена, Г. Гроция, П. де Ла Курта и других идеологов меркантилизма, в

8

которых разрабатывалась теория денег, торгового баланса, положили начало политической экономии.

Попытки научного осмысления законов природы и общественного развития породили многочисленные политические трактаты. Предметом большинства из них стали актуальные проблемы — возникновение и сущность монархии, принципы ее взаимоотношений с народом, природа власти, сосуществование суверенитета государя и представительных органов, теории "естественного права" и "народовластия". К этим вопросам обращались в своих трудах историки, политические деятели, теологи. Сильное влияние на последующее развитие политической мысли оказали "Государь" Макиавелли, "Шесть книг о государстве" Ж. Бодена, работы Г. Гроция в области

международного права.

Иную разновидность обобщения знаний о природе человека и общества представляют собой историко-философские эссе М. Монтеня и Ф. Бэкона. Поиски идеального государственного и общественного устройства привели к распространению жанра социальной утопии, выдающимися представителями которого были Т. Мор ("Утопия"), Т. Кампанелла ("Город Солнца"), Ф. Бэкон ("Новая Атлантида").

Ценными историческими источниками являются также памятники художественной литературы этой эпохи с их ярко проявившимися национальными особенностями, а также народная поэзия, песенное творчество, популярная сатира.

9

Проблемы периодизации. Период с конца XV до середины XVII в. по одной из традиций, сложившихся в отечественной науке, называют поздним средневековьем, по другой, свойственной также и зарубежной историографии, — ранним новым временем. Оба термина призваны подчеркнуть переходный и крайне противоречивый характер этого времени, которое принадлежало сразу двум эпохам. Для него характерны глубокие социально-экономические сдвиги, политические и культурные перемены, значительное ускорение общественного развития наряду с многочисленными попытками возврата к уже отжившим отношениям и традициям. В этот период феодализм, оставаясь доминирующей экономической и политической системой, существенно деформируется. В его недрах зарождается и формируется раннекапиталистический уклад, однако в разных странах Европы этот процесс идет неравномерно. Наряду с переменами в мировоззрении, связанными с распространением гуманизма, переосмыслением католической догматики в ходе Реформации, постепенной секуляризацией общественной мысли, шло нарастание народной религиозности. Всплески демономании в конце XVI — первой половине XVII в., кровопролитные религиозные войны обнаруживали тесную связь этого исторического этапа с прошлым.

Началом раннего нового времени принято считать рубеж XV— XVI веков — эпоху Великих географических открытий и расцвета культуры Возрождения, знаменовавшую разрыв со средневековьем как в экономической, так и в духовной сфере. Границы известной европейцам ойкумены резко раздвинулись, экономика получила мощный импульс в результате освоения открытых земель, совершился переворот в космологических представлениях, в общественном сознании, утвердился новый, ренессансный тип культуры.

Выбор же верхней хронологической грани позднего феодализма остается дискуссионным. Ряд историков, опираясь на хозяйственно-экономические критерии, склонны распространять "долгое средневековье" на весь XVIII век. Другие, ссылаясь на первые успехи

10

раннекапиталистического уклада в отдельных странах, предлагают принять за условную границу крупные социально-политические катаклизмы, связанные с его ростом, — освободительное движение в Нидерландах второй половины XVI в. или Английскую революцию середины XVII в. Распространено также мнение, что Великая Французская революция XVIII в. — более оправданная точка отсчета нового времени, поскольку к этому моменту буржуазные отношения восторжествовали уже во многих европейских странах. Тем не менее большинство историков склонно рассматривать середину XVII в. (эпоху Английской революции и окончания Тридцатилетней войны) как водораздел между ранним новым временем и началом собственно новой истории. В данном томе изложение исторических событий доводится до Вестфальского мира 1648 г., который подвел итоги первого крупного общеевропейского конфликта и надолго определил направление политического развития Европы.

Основные тенденции экономического развития. Сосуществование нового и традиционного ярко проявлялось в сфере хозяйственной жизни и экономических процессов раннего нового времени. Материальная культура (орудия труда, приемы и навыки людей в агрикультуре и ремеслах, технологии) в целом сохраняла средневековый характер. XVI—XVII века не знали по-настоящему революционных сдвигов в технике или новых источников энергии. На этот период пришлась последняя стадия развития доиндустриальной аграрной цивилизации в Европе, завершившаяся с наступлением промышленной революции в Англии в XVIII в.

С другой стороны, многие социально-экономические явления несли в себе черты нового: наметились отдельные сферы экономики, в которых техническое развитие шло ускоренными темпами, важные сдвиги происходили благодаря новым формам организации производства и его финансирования. Прогресс горного дела, металлургии, переворот в судостроении, в военном деле, бурный подъем книгопечатания, изготовления бумаги, стекла, новых видов тканей, достижения естественных наук подготавливали первый этап промышленной революции.

В XVI—XVII вв. Западная Европа покрылась довольно густой сетью коммуникаций. Прогресс торговли и средств сообщения способствовал развитию внутренних и общеевропейских рынков, Глобальные перемены последовали за Великими географическими открытиями. Возникновение поселений европейских колонистов и сети торговых факторий в Азии, Африке, Америке положило начало складыванию мирового рынка. Одновременно с этим шло становление колониальной системы, сыгравшей огромную роль в накоплении капиталов и развитии капитализма в Старом Свете. Освоение Ново-

11

го Света оказывало глубокое и всестороннее воздействие на социально-экономические процессы в Европе, оно положило начало длительной борьбе за сферы влияния в мире, рынки сбыта и сырья.

Важнейшим фактором экономического развития в эту эпоху явилось зарождение раннекапиталистического уклада. К концу XVI в. он стал ведущим в экономике Англии, а позже Нидерландов, играл заметную роль в отдельных отраслях производства во Франции, Германии, Швеции. В то же время в Италии, где элементы раннебуржуазных отношений зародились еще в XIV—XV вв., к началу XVII в. наметилась их стагнация вследствие неблагоприятной рыночной конъюнктуры. В Испании и Португалии причиной гибели ростков нового уклада стала в основном недальновидная экономическая политика государства. В германских землях к востоку от Эльбы, в Прибалтике, Центральной и Юго-Восточной Европе ранний капитализм не получил распространения. Напротив, втягивание этих зернопроизводящих регионов в международные рыночные отношения привело к обратному явлению — возврату к домениальному хозяйству и тяжелым формам личной зависимости крестьян (так называемому второму изданию крепостничества).

Несмотря на неравномерность развития раннекапиталистического уклада в разных странах, он начал оказывать постоянное воздействие на все сферы хозяйственной жизни Европы, которая уже в XVI—XVII вв. представляла собой взаимосвязанную экономическую систему с общим рынком денег и товаров, а также сложившимся международным разделением труда. И все же многоукладность оставалась важнейшей характеристикой экономики.

Усложнение социальной структуры.

Усложнение социальной структуры. В раннее новое время происходила деформация традиционной структуры феодального общества. В рамках прежних сословий начали выделяться самостоятельные группы, отличавшиеся по способу получения и уровню доходов, по социальным и этическим ориентирам.

Европейское дворянство XVI — первой половины XVII в, уже не представляло собой консолидированного и относительно однородного военно-служилого сословия. В нем выделилась категория так называемого "старого дворянства", жившего на доходы от своих поместий и военной службы. К нему относились как крупная аристократия, так и средние и мелкие землевладельцы. Их общей проблемой было снижение реальных доходов от фиксированных крестьянских денежных рент. Материальное оскудение значительной части старого дворянства затронуло, однако, далеко не всех: крупные землевладельцы приспосабливались к ситуации за счет нажима на крестьян, смены форм их держаний на более выгодные для сеньора. Часть старого дворянства нашла выход в службе при королевском

12

32

В раннее новое время в европейской экономике аграрная сфера производства по-прежнему резко преобладала над промышленностью; несмотря на ряд технических открытий, ручной труд господствовал повсеместно. В этих условиях особое значение приобретали такие факторы экономики, как рабочая сила, масштабы рынка труда, уровень профессионализма каждого работника. Заметное воздействие на развитие экономики в эту эпоху оказывали демографические процессы.

Народонаселение Европы за два столетия — с середины XV в. до середины XVII в. — увеличилось почти вдвое. Особенно устойчивым был прирост населения в XVI в.: по приблизительным подсчетам, с 1500 до 1600 г. число жителей европейских стран выросло с 80—100 миллионов человек до почти 180 миллионов. Наибольшей плотностью населения отличались Нидерланды, Италия и ряд западных областей Германии. Так, в Ломбардии на один квадратный километр приходилось от 80 до 200 человек, в Тоскане — от 50 до 80 жителей. Очень высокой была плотность населения в городах этих областей, чему способствовала иммиграция в них сельских жителей. Население Неаполя, Палермо, Рима, Флоренции, Лондона, Лиссабона, Парижа, Лиона, Брюсселя, Антверпена, Гамбурга, Праги, других крупных городов резко выросло, порой почти вдвое, в крупнейших городах оно достигало 100 и более тысяч, в то время как в маленьких составляло не более полутора тысяч человек. Миграционные процессы были первоначально локальными, но к концу XVI в. они нередко выходили за пределы отдельных стран и приобретали общеевропейские масштабы. Их стимулировали разные причины — демографические (всплеск рождаемости и др.), хозяйственные, политические и особенно религиозные, связанные с гонениями на инаковерующих и военными конфликтами (в эпоху Реформации и Контрреформации). Миграция населения, с одной стороны, ускоряла обмен производственным опытом, технологическими усовершенствованиями и навыками как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. С другой стороны, миграция оборачивалась многими бедами для людей, выбивая их из привычной жизненной колеи.

33

71

ния европейцев о мире, разрушили многие предрассудки и ложные представления о других материках и населяющих их народах.

Расширение научных знаний дало толчок быстрому развитию промышленности и торговли в Европе, возникновению новых форм финансовой системы, банковского дела и кредита. Главные торговые пути передвинулись из Средиземного моря в Атлантический океан.

Важнейшим следствием открытия и колонизации новых земель явилась "революция цен", которая дала новый импульс первоначальному накоплению капитала в Европе, ускорила формирование капиталистического уклада в хозяйстве.

Однако последствия колонизации и завоевания новых земель были неоднозначными для народов метрополий и колоний. Результатом колонизации явилось не только освоение новых земель, оно сопровождалось чудовищной эксплуатацией покоренных народов, обреченных на рабство и вымирание. В ходе завоевания были разрушены многие очаги древних цивилизаций, нарушен естественный ход исторического развития целых континентов, народы колонизованных стран были насильственно втянуты в формирующийся капиталистический рынок и своим трудом ускорили процесс становления и развития капитализма в Европе.

72

Политический строй в Германии в начале XVI в.

Политический строй в Германии в начале XVI в. На рубеже XV и XVI вв. немецкие земли по-прежнему являлись составной частью и основным ядром крупнейшего политического образования в Европе — Священной Римской империи. Осознание роли Германии в этом аморфном наднациональном союзе вызвало к жизни с 1486 г. новое официальное наименование: "Священная Римская империя германской нации". Кроме Германии империя включала также территории современных Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, Австрии, Чехии, графство Бургундию и другие земли. Формально империи принадлежал еще рад владений (Швейцария, области в Северной и Средней Италии), но на деле они жили своей самостоятельной жизнью.

Главой Германии был избираемый король, который мог короноваться как император. Обращение за этим к римскому папе стало необязательным: уже император Максимилиан I Габсбург (1493— 1519) отказался от своего коронования папой. Страна оставалась политически раздробленной, состояла из множества больших и малых феодальных владений, светских и церковных. В первые десятилетия XVI в. в ней насчитывалось, помимо 7 князей-курфюрстов, имевших право избирать императора, около 70 князей — архиепископов, епископов и светских лиц, около 70 аббатов крупнейших монастырей, более 120 графов и близких к ним по статусу "господ", около 65 имперских и вольных городов ("имперские" подчинялись непосредственно императору как своему сеньеру, "вольные" обладали автономией, отвоеванной у своих бывших сеньеров — епископов). К этому необходимо добавить многочисленных владельцев имперских рыцарских имений. За исключением рыцарей, принадлежавших к низшим чинам империи, все остальные названные здесь имперские чины имели представительство на рейхстагах, устройство и даже название которых закрепились лишь в конце XV в. Интересы рыцарей в этих сословно-представительных органах обычно выражала часть графов и "господ". Высшую курию на рейхстаге составляли курфюрсты, вторую — вся светская и церковная знать (без выделения духовенства в особую курию), третью — города. Спецификой Германии была двойственность политического по-

73

ложения князей: по отношению к императору они выступали как чины, сословная группа, по отношению к сословно-представительным органам в своих собственных владениях — как монархи. Эти земские органы — ландтаги — окончательно сформировались в конце XV — начале XVI в. При всех местных различиях в них обычно были представлены низшая знать, а также графы и "господа", духовные лица, "земские" (то есть подчиненные князьям) города. В некоторые ландтаги входили представители отдельных крестьянских общин, а также "рынков" — поселений, имевших иные, меньшие права, чем города. Своя специфика была в ландтагах духовных княжеств, где тон задавал клир. Там светской курии могло не быть вовсе. И рейхстага, и ландтаги зачастую обсуждали сходные вопросы — о сохранении мира, финансовых сборах, законодательстве, только объем компетенции был у них разный — у одних имперский, у других земский. Решения принимались и на рейхстагах, и на ландтагах каждой курией отдельно, затем сопоставлялись. Роль городов в ландтагах обычно была высока, на рейхстагах она зависела от решавшегося вопроса: когда речь шла о нужде в деньгах, города всем были желанны, в иных же случаях их право на голосование могли поставить под сомнение. Отстаивая права и интересы сословий, рейхстаг и ландтаги выполняли ряд важных функций: они становились местом выражения интересов больших общественных групп, способствовали согласованию различных позиций, выступали как определенный противовес суверенитету монарха — императора или князя.

Городское управление в Германии отличалось едва ли не большей пестротой, чем земское, хотя имело и некоторые общие черты. Обычно выборы магистрата были ежегодными — выбирали бургомистров, должностных лиц, судей. И здесь объемы компетенции при управлении могли сильно различаться. "Имперские" и "вольные" города, отличия которых в XVI в. почти исчезли, обладали широкой автономией, властвовали зачастую не только над близлежащей округой, но и над территорией, подобной небольшому княжеству. В то же время вся Германия была покрыта густой сетью мелких и мельчайших городов и городков с числом жителей от 500 до 2 тысяч человек. Они мало чем отличались от больших деревень, имели полуаграрный характер. Общее число городов в стране составляло в начале XVI в. примерно 3 тысячи. Даже самые многолюдные из них имели по сравнению с другими странами Европы средний размер. В южногерманских торгово-ремесленных центрах — Нюрнберге и Аугсбурге — проживало до 40—45 тысяч горожан. По числу жителей эти города уже обогнали Кёльн — резиденцию архиепископа, "церковную столицу" Германии. Население Кёльна составляло 35— 40 тысяч человек. Портовый город Любек, самый влиятельный в

74

92

сить платежи и повинности зависимого деревенского населения, а также урезать права общин на альменду. Одновременно территориальные власти ограничивали автономию и самоуправление сельских общин. Между тем в деревенском мире как раз в ту пору стал терять свою устойчивость авторитет властей, особенно церковных, чему способствовала обстановка Реформации. В отличие от прежних проявлений социального протеста, крестьяне теперь выступали против "новшеств", ухудшавших их положение, обращаясь не только к "старому праву", к традиции, но и к нормам "божественного права", к Евангелию.

Как и в других крестьянских восстаниях, народное движение в Германии развивалось стихийно, в стремлениях основной массы восставших господствовали чисто местные интересы, действия крупных групп повстанцев были разрозненными. Новшеством стало умение немецких крестьян организовываться, с использованием опыта ландскнехтов, в многотысячные военные отряды с выборными командирами, но дисциплина в этом войске оставалась традиционно слабой. В целом движение при общем колоссальном размахе — что и дало ему название Крестьянской войны — представляло собой совокупность отдельных выступлений. По мере расширения восстания они вовлекли в свою орбиту также часть населения городов, главным образом небольших, некоторых дворян, группы горнорабочих. Перерастая, таким образом, рамки собственно крестьянской борьбы, повстанческое движение в период своей кульминации значительно шире, чем в начальной фазе, использовало методы открытого насилия. Особенностью Крестьянской войны стала важная роль, которую сыграли в ней народные проповедники — сторонники Реформации.

Первые выступления крестьян начались летом 1524 г. в деревнях на Верхнем Рейне, в районе, расположенном вблизи швейцарской границы. Крестьяне отказались выполнять новые нормы барщины у своих господ, но были готовы нести повинности по старым распорядкам. Господа были упрямы, власти поначалу невнимательны, а когда спохватились и попытались прекратить смуту переговорами, она уже разрослась и вскоре охватила обширные земли между Верхним Рейном и Верхним Дунаем. На сходках крестьяне составляли перечни несправедливостей и выдвигали собственные требования. Появились призывы не выполнять барщины вообще, не платить никаких платежей, свободно пользоваться лесами и водами, разгромить монастыри, не подчиняться никакой власти, кроме Бога.

Начали образовываться первые крестьянские отряды. Командиром одного из них выбрали крестьянина Ганса Мюллера, который в свое время служил наемником и был опытен в военном деле. Осенью 1524 г. со своим отрядом в 800 человек он направился в

93

150

структура католической церкви. Разрыв с протестантами стал окончательным.

Следует отметить, что на соборе вновь проявились противоречия, дававшие о себе знать еще в эпоху Соборного движения. Рождение национальных государств и национальных церквей оживило прособорные настроения: национальное духовенство при поддержке монархов выступало за ограничение власти папы. Тридентский собор продемонстрировал противостояние двух сил — сторонников ограничения власти папы соборами и защитников абсолютной власти главы Святого Престола. Между тем перед собором стояла задача консолидации сил перед лицом Реформации, а такой консолидирующей силой мог быть только папа. В ситуации, когда ставились под сомнение притязания папы на верховенство в христианской церкви и мире, когда папу называли прислужником дьявола, а Рим сравнивали с Вавилонской блудницей, собор еще раз подтвердил, что считает епископа Рима наместником апостола Петра, викарием Христа на земле и признает его право неограниченной власти над церковью. Критерием верности католической церкви стала верность папству. Тридентский собор вновь продекларировал приверженность ранее сложившейся концепции папской власти и таким образом обозначил границы начавшейся реформы католической церкви.

Для осуществления католической реформы были важны следующие решения собора: о проведении раз в год епархиальных и раз в три года — провинциальных синодов; усилении епископского надзора за подопечным духовенством; о введении мер против злоупотреблений, подрывающих авторитет церкви, — торговли церковными должностями, вымогательства, сосредоточения в одних руках нескольких церковных бенефициев. Ряд постановлений относился к обрядовой стороне культа. Кроме того, собор сохранил за католической церковью исключительное право толковать Священное Писание, признав при этом истинность лишь одного латинского перевода Библии — Вульгаты Иеронима. Подтверждалась верность традиции в представлении о первородном грехе, спасении, чистилище, почитании святых и таинствах. Особо подчеркивалась необходимость соблюдения церковного порядка в таинстве отпущения грехов. Собор возвысил роль исповеди (покаяния) и признал недопустимость торговли индульгенциями. То, с чего началась Реформация, что принесло всеевропейскую известность Лютеру — отношение к индульгенциям, — подверглось новому осмыслению, акцент делался на таинстве исповеди — осознании греха и покаянии. Это должно было способствовать морально-нравственному очищению католиков.

Одним из самых значительных решений собора было постановление о создании духовных семинарий. Собор предписал, чтобы по мере возможности в каждой епархии был создан институт (семина-

151

рия), который проводил бы в жизнь католическую реформу. Семинарии должны были готовить священников нового типа, способных соперничать в знании теологии с протестантскими проповедниками.

Реализация решений Тридентского собора. Реставрация католицизма.

Реализация решений Тридентского собора. Реставрация католицизма. Решения Тридентского собора были осуществлены не сразу и не везде. Отказалась от реализации соборных постановлений Франция, медлила Испания. Более всего нареканий вызывали постановления о праве папы назначать и смещать прелатов национальных церквей: эти решения ущемляли власть монархов в отношении "своих" церквей. Римская курия решительно взялась за реформы. Возросла роль папской канцелярии в управлении церковными делами. Коллегия кардиналов была ограничена 70 членами и стала административным органом, подчиненным папе. При папе Григории XIII (1572—1585) были учреждены постоянные нунциатуры (дипломатические представительства) при дворах светских государей. С санкции папы вводилось единообразие католической литургии. В соответствии с решениями собора исправлялись богослужебные книги и обряды, уточнялись ритуалы и церемонии (в 1588 г. была создана специальная конгрегация по церковным обрядам). В 1592 г. вышло новое исправленное издание латинского перевода Библии. Дело католической реставрации папа Григорий XIII связывал с организацией основательного церковного обучения. Он окружил заботой Григорианский университет, созданный с одобрения папы Юлия III Лойолой еще в 1552 г. Выделив этому университету крупную сумму и отдав несколько зданий в Риме, он рассчитывал готовить достойных бойцов Контрреформации. Для иностранцев, обучавшихся в этом университете, открывались национальные коллегии. Созданная в 1552 г. Германская коллегия уже в 1569 г. приняла до 100 студентов. Вслед за Германской в 1577 г. открылась Греческая коллегия для греков и армян, в 1579 г. — Английская коллегия, а затем Шотландская, Ирландская и другие.

При папе Григории XIII была осуществлена реформа календаря.

При папе Григории XIII была осуществлена реформа календаря. Еще на Тридентском соборе встал вопрос о необходимости избавиться от несоответствия между Юлианским календарем и астрономическим годом. Изменения сводились к тому, чтобы признать следующий за 4 октября 1582 г. день не 5, а 15 октября. Эта реформа, торжественно провозглашенная Григорием XIII, была принята во всех католических странах; протестанты ее признали спустя столетие, а ряд православных церквей, включая русскую, сохранили верность Юлианскому календарю.

Стремлением усилить могущество католической церкви и авторитет духовенства была продиктована большая работа иезуитов и бенедиктинцев над публикацией средневековых исторических ис-

152

точников. Отвоевание утерянных в эпоху Возрождения позиций требовало тщательной подготовки материала к публикации. Из историков-иезуитов одно из видных мест в конце XVI — первой половине XVII в. принадлежит Дени Пето (1583—1652), который в соавторстве с протестантом Скалигером разработал научную хронологию. Его труд "De doctrina temporum", вышедший в 1628 г., был одной из первых попыток внести систему в научный подход к решению вопроса о единой хронологии. Видное место в собрании средневековых источников занимает публикация "Деяний (житий) святых" ("Acta sanctorum"), осуществленная Жаком Болландом (1596—1665). С 1643 г. начинает выходить серия "Деяний святых", продолженная после смерти Болланда его учениками. Не меньший вклад в издание источников внесли бенедиктинцы конгрегации св. Мавра (мавристы). Люк д'Ашери и Дом Мабильон усовершенствовали технику исторического исследования и участвовали в создании новых специальных исторических дисциплин — палеографии и сфрагистики.

Славу Дом Мабильону (1632—1707) принес труд по дипломатике ("De re diplomatica", 1681), в котором он собрал и систематизировал данные о письме, происхождении и особенностях средневековых хартий и дипломов, сформулировал приемы установления их подлинности. В то же время Дом Мабильон был известен как автор публикаций "Деяний святого ордена св. Бенедикта". Ватиканская библиотека, строительство которой было осуществлено папами Николаем V и Сикстом IV еще в XV в., систематически пополнялась многочисленными изданиями и рукописями. Высокий статус получила должность ее библиотекаря, включенного в коллегию кардиналов.

Что касается влияния Контрреформации на политическую обстановку, то в наследственных владениях Габсбургов, в верхненемецких княжествах она помогла государям, тогда как в Англии и Франции, напротив, антиправительственной католической оппозиции. Контрреформация нашла союзника в абсолютистской власти в Испании и Португалии, в княжествах Южной Германии, а также в Италии. Сотрудничая со светскими государями, поддерживая борьбу с Реформацией, папа не отказывал и в конкретной помощи борьбе против протестантов — деньгами, солдатами, священниками, пожертвованием церковного имущества. Пий V поддерживал герцога Альбу в Нидерландах, предоставил французскому королю Карлу IX для борьбы с гугенотами свои войска, участвовал в заговорах против Елизаветы I Тюдор. Сикст V отлучил от церкви единственного законного наследника французского престола Генриха Наваррского.

153

Главной политической и военной силой Контрреформации были Габсбурги — в XVI в. испанские, а в XVII в. германские. Филипп II, опираясь на мощь своей обширной державы и на международные союзы, вел наступление на протестантизм по всей Европе. Он стремился сокрушить самую сильную цитадель протестантизма — английскую монархию. Ориентируясь на монархов, проводники Контрреформации для восстановления католицизма в Северной Европе вели широкую устную и письменную пропаганду среди населения, возобновляли отправление традиционного богослужения и обрядов. Однако несмотря на известные успехи, в начале XVII в. деятельность проводников Контрреформации в основном была сведена на нет и католицизм сдавал свои позиции в королевствах Англии и Шотландии.

В Германии активными проводниками реставрации католицизма были герцоги Баварские. С середины XVI в. Альбрехт V (1530— 1579) повел решительную борьбу с протестантизмом в своих владениях, восстановив католицизм в Баденском герцогстве. К началу XVII в. католическая церковь сумела отстоять и даже вновь обрести значительные территории в Германии, где широко распространялись реформационные учения. В 1608 г. силам католической церкви была противопоставлена Протестантская уния, на которую католики ответили образованием лиги во главе с Баварией (1609). Это объединение поддержали австрийские Габсбурги, папа и Испания. Немецкие земли становились центром противоборства двух религиозно-политических коалиций.

Политика папства обостряла не только внутриполитическую обстановку в европейских государствах, но осложняла международные отношения. Не случайно при заключении Вестфальского мира 1648 г., положившего конец 30-летней войне, папе не было отведено никакой роли, несмотря на протесты Святого Престола. В годы, последовавшие за европейским урегулированием 1648 г. (остававшимся в силе до 1713 г.), папский престол перестал быть главным центром европейской политики.

После окончания Реконкисты в 1492 г. весь Пиренейский полуостров, за исключением Португалии, был объединен под властью испанских королей. Испанским монархам принадлежали также Сардиния, Сицилия, Балеарские острова, Неаполитанское королевство и Наварра.

В 1516 г. после смерти Фердинанда Арагонского на испанский престол вступил Карл I. По матери он был внуком Фердинанда и Изабеллы, а по отцу приходился внуком императору Максимилиану I Габсбургу. От своего отца и деда Карл I унаследовал владения Габсбургов в Германии, Нидерланды и земли в Южной Америке. В 1519 г. он добился своего избрания на престол Священной Римской империи германской нации и стал императором Карлом V. Современники не без основания говорили, что в его владениях "никогда не заходит солнце". Однако объединение огромных территорий под властью испанской короны отнюдь не завершило процесс экономической и политической консолидации. Арагонское и Кастильское королевства, связанные лишь династической унией, на протяжении всего XVI века оставались политически разобщенными: они сохраняли свои сословно-представительные учреждения — кортесы, свое законодательство и судебную систему. Кастильские войска не могли вступать на земли Арагона, а последний не был обязан защищать земли Кастилии в случае войны. В самом Арагонском королевстве его основные части (особенно Арагон, Каталония, Валенсия и Наварра) также сохраняли значительную политическую самостоятельность.

Раздробленность испанского государства проявлялась еще и в том, что не существовало единого политического центра, королевский двор перемещался по стране, чаще всего останавливаясь в Вальядолиде. Только в 1605 г. официальной столицей Испании стал Мадрид.

Еще более значительной была хозяйственная разобщенность страны: отдельные районы резко отличались по уровню социально-экономического развития и были мало связаны между собой. Этому в значительной степени способствовали географические условия: горный ландшафт, отсутствие судоходных рек, по которым было бы

155

возможно сообщение между севером и югом страны. Северные области — Галисия, Астурия, Страна Басков почти не имели связи с центром полуострова. Они вели оживленную торговлю с Англией, Францией и Нидерландами через портовые города — Бильбао, Ла-Корунья, Сан-Себастьян и Байонну. К этому району тяготели некоторые области Старой Кастилии и Леона, важнейшим экономическим центром которого был город Бургос. Юго-восток страны, особенно Каталония и Валенсия, были тесно связаны со средиземноморской торговлей — здесь происходила заметная концентрация купеческого капитала. Внутренние провинции Кастильского королевства тяготели к Толедо, который с давних времен был крупным центром ремесла и торговли.

Обострение положения в стране в начале правления Карла V.

Обострение положения в стране в начале правления Карла V. Молодой король Карл I (V) (1516—1555) до вступления на престол воспитывался в Нидерландах. Он плохо говорил по-испански, его свита и окружение состояли главным образом из фламандцев. В первые годы Карл управлял Испанией из Нидерландов. Его избрание на императорский престол Священной Римской империи, путешествие в Германию и расходы на коронацию потребовали огромных средств, что легло тяжелым бременем на кастильскую казну.

Стремясь к созданию "всемирной империи", Карл V с первых лет своего правления рассматривал Испанию прежде всего как источник финансовых и людских ресурсов для проведения имперской политики в Европе. Широкое привлечение королем фламандских приближенных в государственный аппарат, абсолютистские претензии сопровождались систематическим нарушением обычаев и вольностей испанских городов и прав кортесов, что вызывало недовольство широких слоев бюргерства и ремесленников. Политика Карла V, направленная против высшей знати, порождала глухой протест, перераставший временами в открытое недовольство. В первой четверти XVI в. деятельность оппозиционных сил сконцентрировалась вокруг вопроса о принудительных займах, к которым часто прибегал король с первых лет своего правления.

В 1518 г. для расплаты со своими кредиторами — немецкими банкирами Фуггерами — Карлу V удалось с большим трудом получить у кастильских кортесов огромную субсидию, но эти деньги были быстро истрачены. В 1519 г. король для получения нового займа был вынужден принять условия, выдвинутые кортесами, среди которых было требование, чтобы король не покидал Испанию, не назначал иностранцев на государственные должности, не отдавал им на откуп сбор налогов. Однако тотчас же после получения денег король покинул Испанию, назначив наместником фламандца кардинала Адриана Утрехтского.

Восстание городских коммун Кастилии (комунерос). Наруше

156

163

внутренним рынком, отдельные области были локально-замкнутыми в хозяйственном отношении.

Государственный строй.

Государственный строй. В период правления Карла V и Филиппа II (1555—1598) произошло усиление центральной власти, однако испанское государство представляло собой в политическом отношении пестрый конгломерат разобщенных территорий. Управление отдельными частями страны воспроизводило тот порядок, который сложился в самом Арагоно-Кастильском королевстве, составлявшем политическое ядро испанской монархии. Во главе государства стоял король, возглавлявший Кастильский совет; существовал также Арагонский совет, управлявший Арагоном, Каталонией и Валенсией. Другие советы ведали территориями за пределами полуострова: Фландрский совет, Итальянский совет, совет Индий; управление этими областями осуществляли вице-короли, назначавшиеся, как правило, из представителей высшей кастильской знати.

Усиление абсолютистских тенденций в XVI — первой половине XVII в. привело к упадку кортесов. Уже к первой четверти XVI в. их роль была сведена исключительно к вотированию новых налогов и займов королю. На их заседания все чаще стали приглашаться только представители городов. С 1538 г. дворянство и духовенство официально не были представлены в кортесах. В то же время в связи с массовым переселением дворян в города вспыхнула ожесточенная борьба между бюргерством и дворянством за участие в городском самоуправлении. В итоге дворяне добились закрепления за собой права на занятие половины всех должностей в муниципальных органах.

Все чаще в кортесах в качестве представителей городов выступали дворяне, что свидетельствовало об усилении их политического влияния. Правда, дворяне часто продавали свои муниципальные должности зажиточным горожанам, многие из которых даже не являлись жителями данных мест, или сдавали их в аренду.

Дальнейший упадок кортесов сопровождался в середине XVII в. лишением их права вотировать налоги, которое было передано городским советам, после чего кортесы перестали созываться.

В XVI — начале XVII в. крупные города, несмотря на значительные успехи в развитии промышленности, во многом сохраняли свой средневековый облик. Это были городские коммуны, где у власти стояли патрициат и дворяне. Многие городские жители, имевшие достаточно высокие доходы, за деньги приобретали "идальгию", что освобождало их от уплаты налогов, которые всей своей тяжестью ложились на средние и низшие слои городского населения.

На протяжении всего периода во многих районах сохранялась сильная власть крупной феодальной знати. Духовные и светские

164

феодалы располагали судебной властью не только в сельской местности, но и в городах, где под их юрисдикцией находились целые кварталы, а иногда и города со всей округой. Многие из них получали от короля право на сбор государственных налогов, что еще больше увеличивало их политическую и административную власть.

Начало упадка Испании. Филипп II.

Начало упадка Испании. Филипп II. Карл V провел жизнь в походах и почти не бывал в Испании. Войны с турками, нападавшими на испанскую державу с юга и на владения австрийских Габсбургов с юго-востока, войны с Францией из-за преобладания в Европе и особенно в Италии, войны со своими собственными подданными — протестантскими князьями в Германии — занимали все его царствование. Грандиозный план создания мировой католической империи рухнул, несмотря на многочисленные военные и внешнеполитические успехи Карла.

В 1555 г. Карл V отказался от престола, передав Испанию, Нидерланды, колонии в Америке и итальянские владения своему старшему сыну Филиппу II. Кроме законного наследника, у Карла V было двое незаконных детей: Маргарита Пармская, будущая правительница Нидерландов, и дон Хуан Австрийский, известный политический и военный деятель, победитель турок в битве при Лепанто (1571).

Будущий король Филипп II вырос без отца, так как Карл V почти 20 лет не был в Испании. Наследник рос угрюмым, замкнутым. Как и его отец, Филипп II прагматически смотрел на брак, часто повторял слова Карла V: "Королевские браки заключаются не для семейного счастья, а для продолжения династии". Первый сын Филиппа II от брака с Марией Португальской — дон Карлос — оказался физически и психически неполноценным. Испытывая смертельный страх перед отцом, он готовился тайно бежать в Нидерланды. Слухи об этом побудили Филиппа II заключить сына под стражу, где он вскоре умер.

Чисто политическим расчетом был продиктован второй брак 27-летнего Филиппа II с 43-летней английской королевой — католичкой Марией Тюдор. Филипп II надеялся объединить усилия двух католических держав в борьбе против Реформации. Через четыре года Мария Тюдор умерла, не оставив наследника. Притязания Филиппа II на руку Елизаветы I, английской королевы-протестантки, были отвергнуты.

Филипп II был женат 4 раза, но из 8 его детей выжили только двое. Лишь в браке с Анной Австрийской у него родился сын — будущий наследник престола Филипп III, не отличавшийся ни здоровьем, ни способностями к управлению государством.

Оставив старые резиденции испанских королей Толедо и Вальядолид, Филипп II устроил свою столицу в маленьком городке Мад-

165

179

Политический строй Нидерландов при Габсбургах.

Политический строй Нидерландов при Габсбургах. После гибели бургундского герцога Карла Смелого в 1477 г. его дочь и единственная наследница Мария вышла замуж за молодого Максимилиана Габсбурга, позже ставшего германским императором. Бургундско-нидерландские земли сделались достоянием этой династии, хотя Максимилиану пришлось выдержать за них нелегкую борьбу с французскими королями. Внук Максимилиана, император Карл V Габсбург, в 1523—1543 гг. расширил свои нидерландские владения за счет присоединения к ним новых территорий, расположенных к северу от низовий Рейна. По Прагматической санкции 1549 г. весь этот комплекс из 17 провинций был выделен в особый наследственный габсбургский округ, не подлежащий разделению. Он входил в состав империи и должен был платить небольшой имперский налог, но фактически жил своей жизнью, и, например, юрисдикция имперского суда на него не распространялась.

Нидерланды занимали тогда территорию современных Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и части Северной Франции. В состав округа входили на юге земли Фландрии, Брабанта, Геннегау Оно), Артуа, Намюра, Люксембурга, Лимбурга и другие, а на севере — Голландия, Зеландия, Утрехт, Фрисландия, Гельдерн, Гронинген и Оверейсел. К Нидерландам примыкало большое епископство Льежское, обладавшее как духовное княжество автономным правовым положением. Габсбургский округ просуществовал всего 30 лет: после отречения Карла V от престола он перешел в 1555 г. под власть его сына, испанского короля Филиппа II, а в 1579 г. в ходе войны за независимость от Испании распался на две части: провинции севера и юга.

При Карле V и Филиппе II политический строй Нидерландов отличался двойственностью. Габсбурги насаждали в стране абсолютистские порядки, а провинции, города, местная знать отстаивали свои прежние свободы и привилегии.

Управление Нидерландами возглавлял наместник императора, затем испанского короля — генеральный статхаудер. Преимущественно из состава высшей местной знати, узкого круга придворных — кавалеров ордена Золотого Руна — формировался Государственный

180

совет. Он ведал вопросами безопасности, состояния войск, назначения на высшие должности, арбитража в случае конфликтов центра и провинций. Финансовый совет занимался поступлением сборов, причитавшихся королю, состоянием денежного хозяйства, чеканкой монеты. В его состав входили поровну знать и специалисты по финансам, а также чиновники-служащие. Третий совет — Тайный — подготавливал законы, распоряжения, следил за текущими делами. Здесь работали прежде всего королевские легисты и другие образованные чиновники. Легисты заседали и в верховном суде для апелляций, который находился в городе Мехельне. Генеральному статхаудеру были подчинены органы центральной власти на местах — статхаудеры — управители провинций.

Рядом с этим крепнувшим аппаратом централизации страны существовала хорошо сохранившаяся традиция представительных учреждений и местного самоуправления: Генеральные штаты и штаты отдельных провинций. Они вотировали дополнительные сборы с населения и устанавливали их квоты. Значительной автономией в самоуправлении обладали города с их выборными магистратами, бургомистрами, судьями-шеффенами. Городское управление было, как правило, олигархическим: все основные должности прочно держали в своих руках патрициат, купечество, цеховая верхушка. Этот же круг поставлял офицеров стрелковых гильдий, возглавлявших в случае необходимости набранное из цеховых ремесленников городское ополчение. Такая система власти оказалась чрезвычайно устойчивой и упорно сопротивлялась попыткам унифицировать пестроту местных особенностей и привилегий.

Экономическое развитие Нидерландов в XVI в.

Экономическое развитие Нидерландов в XVI в. К началу XVI в. Нидерланды были одной из самых густонаселенных и хозяйственно развитых областей Европы. На небольшой территории страны проживали 2 млн человек, к концу столетия — до 3 млн. В Нидерландах насчитывалось около 300 городов и 6500 деревень.

Крупнейшим городом и портом стал Антверпен, расположенный в устье Шельды, соединенный с гаванью 8 каналами. В первые две трети века он бурно развивался как центр мирового рынка, посреднической торговли и финансового дела. Это был город необычайной хозяйственной динамики и резких контрастов богатства и нищеты. В его гавани собиралось до 2500 судов со всех концов света, в том числе с грузами колониальных товаров из Америки, Индии, Юго-Восточной Азии. Отсюда их потоки расходились по разным странам Европы.

Из 105 тысяч жителей города (1568) 15 тысяч составляли иноземцы — испанцы, португальцы, итальянцы, немцы, англичане, датчане. В городе находились их собственные жилые дома, конторы и склады крупных торговых фирм, отделения банкирских домов,

181

212

К началу XVI в. Италия продолжала оставаться страной с ярко выраженным полицентризмом: наметившийся в предшествующее столетие процесс территориального укрупнения ведущих итальянских государств не привел к их политическому объединению, наоборот, разобщенность усугублялась. На Апеннинском полуострове существовали десятки независимых государств, крупнейшими из которых были Миланское герцогство, Венецианская республика, Флорентийская республика, владевшая значительной частью Тосканы, Папская область и Неаполитанское королевство.

Итальянские войны 1494—1559 гг.

Итальянские войны 1494—1559 гг. Политически раздробленные, но экономически развитые, богатые итальянские земли начали привлекать взоры французского дворянства еще до окончания Столетней войны. Короли Карл VII, а позже Карл VIII поддерживали вынашиваемые воинственным рыцарством планы грабительских походов на Апеннинский полуостров — ведь они могли не только обогатить дворянство, но и резко ослабить торговых соперников французского купечества в Восточном Средиземноморье. "Юридическим основанием" этих планов служило так называемое "Анжуйское наследство": Неаполитанское королевство со второй половины XIII в. принадлежало Анжуйской династии и только в 1442 г. перешло к Арагонскому дому, потратившему многие десятилетия на борьбу за овладение им.

Вторжение войск Карла VIII на территорию Италии летом 1494 г. под предлогом возвращения французской короне "Анжуйского наследства" (после смерти в 1494 г. короля Неаполя Ферранте I Арагонского его трон оказался свободным) положило начало длительным войнам, главным театром боевых действий которых был Апеннинский полуостров. Итальянские войны можно разделить на два крупных этапа: 1494—1513 гг., время походов Карла VIII и Людовика XII, и второй этап, охватывающий 1515—1559 гг., когда французские короли Франциск I и Генрих II воевали с императором Карлом V Габсбургом.

Продвижение французских войск осенью и зимой 1494/95 г. на юг к Неаполитанскому королевству, не встретившее активного сопротивления со стороны итальянских государств, повсеместно со-

213

284

Франция вступила в XVI в., завершив свое территориальное объединение. С присоединением к королевскому домену герцогств Бургундия и Бретань и графства Прованс французское государство в основном приобрело географические контуры, существовавшие в течение всего XVI и первой половины XVII в. По территории и численности населения (20 млн человек) Франция не знала себе равных в Западной Европе. Объединение страны создало благоприятные условия для ее дальнейшего экономического развития и политической консолидации.

Аграрный строй.

Аграрный строй. Три региона Франции, очень несхожие между собой, определяли ее аграрный строй. На Севере (Парижский бассейн) в крестьянском хозяйстве издавна сочетались возделывание злаков, огородничество и разведение домашней птицы и животных. Юг (Аквитанский бассейн и средиземноморские провинции) был царством унаследованной от античности поликультуры — возделывание зерновых, виноградных лоз, оливы и фруктовых деревьев. Третью часть составляли горные области, там преобладало скотоводство, а земледелие играло меньшую роль.

Земля находилась в собственности феодалов. На территории своих сеньорий они взимали с крестьян, сидевших на их земле, ценз (денежную ренту) и другие феодальные платежи (баналитеты, шампар). В то же время крестьяне, рассчитавшись с феодалом, могли свободно распоряжаться своей землей и даже ее продать, уплатив сеньору продажную пошлину. При таких условиях землевладение крестьян — цензива — приобрело к XVI в. черты фактической собственности. При продаже цензивы ее новый владелец должен был уплачивать впредь все положенные с этой земли феодальные платежи. На Севере Франции все формы феодальной ренты были невыкупаемы; на Юге обычаи некоторых провинций допускали такой выкуп. Размеры феодальных платежей в зависимости от состояния феодальных отношений в целом варьировались от одной местности к другой. В северных областях с богатыми городами, развитыми товарно-денежными отношениями и господством денежной ренты тяжелым побором была церковная десятина с зерна, скота и вина. Другие феодальные платежи в зерне были невелики,

285

денежный ценз был ничтожен, баналитеты редки. В областях с замедленными темпами разложения феодального строя (Центр, Восток, Северо-Запад) феодальные платежи были выше и многочисленнее.

В начале XVI в. сложилась гораздо более однородная, чем в предшествующие века, масса крестьянства. Главной фигурой французской деревни стал цензитарий — лично свободный наследственный держатель своей цензивы. Лично зависимые крестьяне (сервы и менмортабли) остались в незначительном числе лишь в некоторых восточных и центральных провинциях. Для французской деревни

XVI — первой половины XVII в. характерно сохранение крестьянской общины. Верность традиции объяснялась главной хозяйственной функцией, которую играла община в условиях местных ландшафтов и климатических различий. Общины Северной Франции обладали наиболее развитой системой коллективной организации сельскохозяйственного производства: открытые поля, чересполосица, принудительные севооборот и выпас, строгая регламентация использования общинных угодий, общие для всех хозяев сроки сева, сенокоса, жатвы, сбора винограда. Община Южной Франции была другого типа: регион поликультуры требовал иного хозяйствования. Там не было чересполосицы и принудительного севооборота, но существовала регламентация использования общинных угодий, сроков жатвы и сбора винограда. В общинах горной части Франции регламентация выражалась прежде всего в установлении порядка использования горных пастбищ.

В XVI — первой половине XVII в. крестьянская община значительно расширила свои административные функции и укрепила самостоятельность в сношениях с окружающим миром. До конца

XVII в. она фактически осуществляла местное самоуправление: защищала через прокурора в королевском суде свои права пользования лесами и пустошами, рассматривала и утверждала расходы и раскладку государственных налогов, следила за соблюдением общественного порядка.

Арендные отношения.

Арендные отношения. В начале XVI в. на землях вблизи городов стала распространяться краткосрочная аренда. Она приобрела две основные формы, определявшиеся характером арендной платы: с фиксированными платежами — чисто денежными или в соединении с натуральными (денежная, или фермерская аренда) и с натуральными платежами, которые составляли ту или иную долю реального урожая (испольщина, испольная аренда). Фермерская аренда развивалась в местностях с повышенным плодородием почв и вблизи больших городов. Испольщина господствовала в районах с разными природными условиями близ средних и малых городов, как правило, она была распространена в южных областях Франции.

286

§ 4. НОРВЕГИЯ

Норвегия отставала от сильных соседей. К началу XVI в. это была бедная страна, с малочисленным и редким населением, со слабым дворянством и несложившимся национальным бюргерством. После разрыва Кальмарской унии Норвегия осталась под властью датских королей, хотя формально считалась королевством, имела свое правительство в виде Государственного совета — риксрода из местных дворян и высшего духовенства.

Незначительность пахотных площадей, горный рельеф не бла-

338

гоприятствовали развитию зернового хозяйства. Хлеба всегда не хватало, его ввозили, в частности, из Дании. Главным занятием населения, жившего преимущественно хуторами, были отгонно-пастбищное скотоводство и промыслы: рыбная ловля, охота на морского зверя. Сохранялась значительная прослойка свободного крестьянства, владельцев наследственной земли — одаля. Одальбонды были связаны обычаями большой семьи (в частности, сохранялось преимущественное право родичей на покупку одаля) и общинными правами на угодья; они несли государственное тягло. Верхушка одальбондов пополняла низшее дворянство, духовенство и чиновничество, а в торговле и промышленности соперничала с горожанами. Поземельно зависимые крестьяне также были лично свободными. Большинство их составляли срочные держатели дворянской, церковной, коронной земли, которые платили преимущественно продуктовую ренту. В отличие от них хусмены, получив в держание хижину с клочком земли, несли барщину. Хусмены и наемные работники использовались также богатыми хуторянами. Немногочисленное и небогатое дворянство, включавшее немало датчан и немцев, сохранило свои односословные собрания.

Достоянием Норвегии были лес и рыба, вывоз которых издавна монополизировала Ганза. В немногочисленных городах немцы составляли основную массу купечества, ремесленников, судовладельцев и домохозяев, они держали в руках магистраты. Складской город Ганзы — крупный порт Берген целиком находился в их руках. К XVII в. ганзейцы были вытеснены из коммерческой жизни Норвегии датчанами и голландцами.

Реформация.

Реформация. Закрепление господства датских королей. Государственные повинности в пользу датского короля и произвол его чиновников вызывали непрерывные крестьянские волнения, в которые вовлекались другие сословия страны. Восстания 1502 и 1508 гг. приняли национально-освободительный характер, в их подавлении участвовали датские феодалы. В 30-е годы XVI в., во время "графской распри", норвежская знать во главе с архиепископом Олофом приняла сторону Кристиана П. И одной из первых акций пришедшего к власти Кристиана III было лишение Норвегии остатков политической независимости, причем большая роль здесь отводилась королевской Реформации по датскому образцу.

Норвежцы упорно сопротивлялись реформе церкви, справедливо связывая ее с усилением власти датских королей. Лютеранство закрепилось в стране лишь с конца XVI в., когда оно получило опору в лице окрепшего местного бюргерства. Церковно-монастырские земли вместе с множеством крестьянских дворов достались датским монархам; часть этих земель получили датские дворяне. В богослужении в качестве государственного и литературного языка

339

утвердился датский. Во главе реформированной церкви встал датчанин, из датчан и немцев составлялось местное лютеранское духовенство. Книги ввозились из Дании; своего книгопечатания в Норвегии не было до XVII в. Но основная масса населения — крестьяне и низы привилегированных сословий — хранили национальный язык и богатую народную культуру.

Норвегия в составе Датско-Норвежской монархии.

Норвегия в составе Датско-Норвежской монархии. Реформация в Норвегии усилила ее политическую зависимость. В 1536 г, Норвегия была объявлена "на вечные времена" датской провинцией. Риксрод упразднили, сохранились лишь односословные съезды дворян. Управление страной перешло к датскому чиновнику, с 1572 г. — к наместнику (статсхолдеру), высшая администрация составлялась из датчан. Власть Дании была тяжелым бременем для норвежцев. Страдала не только национальная культура, но и экономика небогатой Норвегии, податные сословия которой оплачивали военные расходы Дании. Обложение крестьянского двора повысилось вдвое. Между тем из-за военных неудач Дании Норвегия понесла территориальные потери. Кроме того, борясь с ганзейскими купцами, датские короли раздавали торговые привилегии в Норвегии голландцам и англичанам, что наносило новый ущерб местному купечеству.

С конца XVI в., в условиях войн, соперничества со Швецией и Ганзой, сложностей со Шлезвигом и Гольштейном, датское правительство было вынуждено больше считаться с Норвегией. Методы управления страной стали более гибкими, особенно при Кристиане IV. Он ввел пожизненный срок земельных держаний, но распространил на держателей полицейскую власть землевладельцев. Это повысило стабильность держательского контингента, его заинтересованность в труде, вложения в хозяйство, но одновременно усилило власть землевладельцев. Чаще собираются сословно-представительные собрания, иногда с участием крестьян-собственников. На высшие должности в Норвегии стали допускать местных дворян. Была ликвидирована власть в городах ганзейцев. Столицей страны стал Осло, после опустошительного пожара 1624 г. заново отстроенный и переименованный в Кристианию. Были основаны новые города Кристианстад и Конгсборг. Создается регулярная армия из местных рекрутов-крестьян и под руководством норвежских офицеров. Во время датско-шведских войн 40—50-х годов XVII в. норвежцы яростно сопротивлялись шведам, все же захватившим ее восточные области Херьедален и Емтланд.

Экономический подъем Норвегии.

Экономический подъем Норвегии. Население страны в течение XVI — первой половины XVII в. выросло почти в три раза, вдвое увеличилось население городов. Возобновилась и расширилась внутренняя колонизация, она поощрялась правительством; восстановились многие заброшенные при кризисе усадьбы. С 20-х годов XVI в.

340

344

В XVI—XVII вв. Австрия входила в состав Священной Римской империи, но занимала в ней особое положение. Правители Австрии — Габсбурги — с 1438 г. бессменно занимали императорский трон, что повышало статус их владений. В 1526 г. власть австрийских Габсбургов распространилась на королевства Чехию и Венгрию с входящими в их состав землями. В Дунайско-Карпатском бассейне фактически образовалось новое государство, оказавшееся частично вне пределов империи, которое под разными названиями просуществовало до 1918 г.

Австрия до XVI в.

Австрия до XVI в. Уже задолго до рассматриваемого периода Австрия заметно выделялась среди других княжеств империи и была одной из наиболее мощных ее частей. Австрия была наследственным герцогством и ее правители могли сами назначать себе наследников как по мужской, так и — в случае отсутствия наследников-мужчин — по женской линии. Империи не могли принадлежать лены в Австрии. Австрийский герцог был фактически освобожден от участия в военных предприятиях империи, если только они не затрагивали Австрию. Ему принадлежали исключительные судебные права в австрийских владениях и никто из его подданных не мог обратиться в имперский суд, которому и сам герцог был неподвластен. В XV в. Австрия не вносила никаких сборов в имперские учреждения, в ней не взимались имперские налоги. С XV в. все члены австрийского дома Габсбургов стали носить титул эрцгерцогов, что должно было подчеркнуть их самый высокий статус среди князей империи.

Собственно Австрия первоначально представляла собой лишь земли на северо-востоке современного государства: Нижнюю и Верхнюю Австрию (бывшую Восточную марку). К концу XV в. владения Габсбургов включали, помимо этих герцогств, Штирию, Каринтию, Крайну, Тироль, Переднюю Австрию, в северо-восточной Италии Фриуль и порт Триест.

Каждая из австрийских земель обладала значительной автономией в управлении, имела свои сословные учреждения, финансы, войска, денежную систему.

Особенности социально-экономического строя Австрии в XVI—XVII вв.

Особенности социально-экономического строя Австрии в XVIXVII вв. Горная страна Австрия богата полезными ископае-

345

мыми. В XV в. она занимала первое место в Европе по добыче соли и являлась крупным экспортером серебра. В конце XVI в. в результате большого притока в Европу дешевого американского серебра его производство в Австрии сократилось, зато стала набирать силу разработка залежей железной руды, меди, свинца и обработка металлов. Эрцгерцоги стремились подчинить себе эти доходные отрасли экономики. Так, на все должности, связанные с добычей и реализацией соли, они ставили своих людей. Добытые серебро и золото должны были продаваться только короне.

С конца XV в. началось активное проникновение в австрийскую промышленность и торговлю южногерманского торгово-ростовщического капитала в лице его крупнейших представителей Фуггеров, Вельзеров, Бехаймов, Хохштеттеров и др. Эрцгерцоги поддерживали иностранцев, раздавая отдельным лицам и целым компаниям торговые монополии, права на разработку недр, а в счет долгов по займам — в залог — и целые рудники. Все это нарушало привилегии городов и вызывало недовольство местных купцов и предпринимателей.

Одна из особенностей развития австрийской экономики XVI— XVII вв. заключалась в том, что ведущей отраслью стала металлургия, прежде всего те ее отрасли, которые были связаны с войной (производство листового железа, пушек и другого огнестрельного оружия). Государственный военный заказ обусловил зависимость мануфактурного производства от короны, что в свою очередь повлияло на складывание австрийской буржуазии.

В XVI—XVII вв. австрийские крестьяне в целом находились в более благоприятных условиях, чем их собратья в Германии. Они располагали личной свободой, широкими владельческими правами на свои земли, правом на личную защиту и жалобы на своего господина, правом выхода; платили фиксированные подати, имели свой общинный суд и самоуправление и т.д. В Австрии сохранялось немало крестьян-аллодистов. В отдельных областях крестьяне могли носить оружие, а в Тироле были представлены в ландтаге.

В XVI—XVII вв. было немало выступлений австрийских крестьян. Крупнейшими из них стали Крестьянская война 1524—1525 гг., охватившая всю Австрию, восстания 1594—1597 гг. в Верхней и Нижней Австрии и в Тироле в 1626 г. Эти движения под лозунгами возвращения к старым обычаям были напрямую связаны с Реформацией, особенно с ее народными течениями. В отличие от немецких австрийские крестьяне действовали более удачно: они вынуждали власти идти на компромисс и принимать некоторые из своих требований.

Особенности политического развития.

Особенности политического развития. Основное содержание внутриполитического развития Австрии в XVI—XVII вв. составляли

346

централизаторская политика эрцгерцогов и становление австрийского абсолютизма. Эти процессы происходили в специфических условиях формирования многонационального государства австрийских Габсбургов, условно называемого в историографии Дунайской монархией Габсбургов, и непрекращавшихся турецких войн. Если войны способствовали централизации, поскольку только сильное централизованное государство могло противостоять такому могущественному противнику, как Порта, то необходимость подчинить одной власти разные по уровню развития и традициям страны усложняла интеграционные процессы. И без того противоречивая картина дополнялась тем, что правящая в Австрии династия одновременно возглавляла и Германскую империю, а это серьезно отвлекало Габсбургов от их наследственных владений. Одна из особенностей становления австрийского абсолютизма состояла в том, что эрцгерцогам противостояли не князья, а дворянство, чрезвычайно сильное как в самой Австрии, так и в присоединенных королевствах.

Первые шаги к превращению пестрого конгломерата принадлежавших Габсбургам австрийских земель в единое государство предпринял Максимилиан I (1508—1519) на рубеже XV—XVI вв. Он создал центральные органы управления для групп австрийских провинций, а их в свою очередь подчинил Вене. Показателем начавшейся политической интеграции служил и съезд первого объединенного ландтага Верхней, Нижней Австрии, Штирии, Каринтии, Крайны, состоявшийся в 1502 г. Однако сословия собрались вместе для выражения протеста объединительным усилиям Максимилиана, который был вынужден ослабить реформы и восстановить сословные права.

Реформы Фердинанда I.

Реформы Фердинанда I. Новый виток централизации относится к правлению Фердинанда Габсбурга (будущего императора Фердинанда I, 1556—1564), который по семейному разделу 1521 г. получил от старшего брата императора Карла V Австрию с некоторыми другими землями.

Фердинанд продолжил начатую Максимилианом I реформу центрального управления. В 1527 г. была восстановлена деятельность Придворного совета как высшего судебного и административного органа. Наиболее важные дела, касавшиеся династических и внешнеполитических вопросов, решались в Тайном совете, состоявшем из ближайших советников эрцгерцога — императора. Был создан Военный совет, который ведал военными делами не только Австрии, но и присоединенных королевств. Возобновила работу Придворная палата (казна) и были сформированы казначейства,

Здесь и далее приводится нумерация имен и даты правления эрцгерцогов как императоров.

347

ведавшие финансами Нижней и Верхней Австрии. Главной фигурой центральной администрации стал придворный канцлер, не только руководивший Придворной канцелярией, но и координировавший деятельность ведомств. Налаженная Фердинандом машина центрального управления продолжала действовать и при его преемниках.

Фердинанд первым из Габсбургов оценил перспективы расширения территорий владений династии в восточном направлении и формирования государственного объединения с центром на Среднем Дунае, в то время как Карл V все еще был одержим идеей создания всемирной универсальной монархии Габсбургов. После того, как в 1526 г. венгерские и чешские сословия избрали Фердинанда королем Чехии и Венгрии, он приступил к формированию там центральных органов управления, аналогичных австрийским, но подчиненных последним.

Несмотря на плодотворность централизаторских усилий Фердинанда, ему не удалось окончательно сломить сопротивление сословий. В начале XVII в. они вмешались в борьбу внутри правящей династии и поддержали эрцгерцога Матиаса в его претензиях на власть против душевнобольного Рудольфа II. В 1606 г. сословия Нижней и Верхней Австрии, Штирии, Моравии, Венгрии, а позже Силезии и Лужиц объединились в конфедерацию. Опираясь на силу ее оружия, Матиас добился передачи ему венгерского престола и управления над Австрией и Моравией.

Реформация и контрреформация в Австрии.

Реформация и контрреформация в Австрии. Серьезным оружием в руках австрийских сословий стала реформация. К 70—80-м гг. XVI в. в протестантизм (в основном лютеранство) перешло абсолютное большинство австрийских дворян и бюргеров. Особенно значительные уступки протестантам были сделаны Максимилианом II (1564—1576), известным своими симпатиями к лютеранству. В своих австрийских владениях он решил вопрос о свободе веры для дворян в духе Аугсбургского религиозного мира 1555 г. Его брат Карл Штирийский в своих южноавстрийских владениях предоставил свободу вероисповедания жителям всех населенных пунктов; в университете в Граце, ставшем в то время центром австрийского протестантизма, готовились кадры чиновников для эрцгерцогской администрации. Лишь в западных областях (в Тироле, Зальцбурге) католицизм сохранял свои позиции не без поддержки южногерманских католических князей.

Однако с конца XVI в., и особенно в правление Фердинанда II, контрреформация в Австрии перешла в наступление. Протестанты изгонялись из всех органов власти, Венский и Грацский университеты ставились под строгий контроль католической церкви, усилились позиции иезуитов, повсеместно открывавших свои школы и колле-

348

гии, всеми способами ограничивалась свобода веры. Массовые казни обрушились на анабаптистов.

В ходе Тридцатилетней войны австрийские дворяне, напуганные размахом крестьянских выступлений, стали проявлять больше лояльности по отношению к католической церкви и представлявшему ее монарху, помогая властям в подавлении крестьянских движений. В 1627—1628 гг. Фердинанд II нанес решительный удар по протестантизму, предписав протестантам-дворянам Нижней и Верхней Австрии в течение трехмесячного срока перейти в католичество или покинуть страну. Не имея такой поддержки, какую имели немецкие протестанты в лице немецких князей, австрийские дворяне были вынуждены признать свое поражение и подчиниться. С Фердинандом II принято связывать складывание раннего абсолютизма в Австрии.

349

§ 1. ВЕНГРИЯ И ТРАНСИЛЬВАНСКОЕ КНЯЖЕСТВО

К началу XVI в. Венгерское королевство было одним из самых крупных государств в Европе. В его состав входили Среднее Подунавье, Словакия, Закарпатская Украина, Трансильвания, Хорватия, области в Славонии, Сербии и Боснии. Эти земли населяли венгры, секеи, словаки, словенцы, сербы, хорваты, влахи, русины, немцы. С середины XV в. под напором турок усилилась иммиграция с Балкан славян и других народов. К началу XVI в. из 3,5—4 млн населения Венгерского королевства около четверти составляли не венгры. В последующие два века численность невенгерского населения страны еще более возросла.

Власть и сословия.

Власть и сословия. В XVI в. феодальная аристократия заметно усиливает свои позиции в государстве. После смерти Матяша Кор-вина венгерский престол достался чешскому королю Владиславу (Уласло II) из династии Ягеллонов (1490—1516), который был вынужден отказаться в пользу магнатов от всех нововведений Матяша, направленных на укрепление королевской власти. Опустела казна, так как феодалы добились освобождения от ряда платежей. В залоге у них оказались многие королевские рудники, рыночные местечки.. Перестало существовать постоянное наемное войско. Под давлением магнатов Уласло отказался от одного из основных принципов внутренней политики своего предшественника: поддержки дворянства, которое служило опорой Матяшу в его борьбе со своеволием баронов. Один за другим выходят законы, предоставляющие новые привилегии аристократам и подчиняющие им дворянство. Магнаты приобрели исключительные права в королевском совете, получали личное приглашение от короля на государственные собрания, имели право держать свои войска. В руках знати сосредоточились важнейшие государственные должности, а также власть над комитатами (административными округами). Назначение того или иного магната ишпаном сопровождалось укреплением его матери-

Секеи — одна из этнических венгерских групп в Трансильвании, несшая пограничную службу и пользовавшаяся за это привилегиями.

Ишпан — высшее должностное лицо в комитате, представлявшее короля или князя.

350

404

ти ее войн: она продолжала военные действия с Францией. Мир между ними был заключен только в 1659 г. Он дал Франции новые территориальные приобретения: на юге — за счет Руссильона; на северо-востоке — за счет провинции Артуа в испанских Нидерландах; на востоке к Франции перешла часть Лотарингии.

Тридцатилетняя война принесла невиданное разорение Германии и странам, входившим в империю Габсбургов. Население многих районов Северо-Восточной и Юго-Западной Германии сократилось вдвое, в ряде мест — в 10 раз. В Чехии из 2,5 млн населения в 1618 г. к середине столетия осталось лишь 700 тыс. Пострадало множество городов, сотни деревень исчезли, огромные площади пахотной земли заросли лесом. Надолго были выведены из строя многие саксонские и чешские рудники. Торговле, промышленности, культуре был нанесен тяжелый урон. Война, прокатившаяся по Германии, затормозила ее развитие на долгий срок. Это наложило отпечаток на всю систему взаимоотношений европейских государств в период после Вестфальского мира. Закрепив новый баланс сил в Европе, он стал рубежом двух крупных периодов ее истории.

1451—1506

Христофор Колумб.

1452—1519

Леонардо да Винчи.

1462—1525

Пьетро Помпонацци, итальянский философ.

1469—1536

Эразм Роттердамский.

1469-1527

Никколо Макиавелли, итальянский политический мыслитель, историк.

1471—1528

Альбрехт Дюрер, немецкий художник.

1472—1553

Лукас Кранах Старший, немецкий художник.

1473—1543

Николай Коперник.

1475-1564

Микеланджело Буонарроти.

1478—1535

Томас Мор, английский гуманист.

1483—1520

Рафаэль Санти.

1483-1546

Мартин Лютер.

1484—1531

Ульрих Цвингли, деятель Реформации в Швейцарии.

1485-1603

Династия Тюдоров в Англии.

1485—1509

Генрих VII Тюдор, король Англии.

1488—1523

Ульрих фон Гуттен, немецкий гуманист.

Ок. 1490—1525

Томас Мюнцер.

1492—1498

Открытие Америки Христофором Колумбом.

1493, 1502

Заговоры тайного крестьянского союза "Башмака" в Германии.

1493—1519

Максимилиан I, германский император.

1494—1576

Ганс Сакс, немецкий поэт.

1494

Договор в Тордесильясе о разделе сфер влияния между Испанией и Португалией.

1494—1553

Франсуа Рабле, французский гуманист.

1494—1559

Итальянские войны.

1497—1499

Экспедиция Васко да Гамы, открытие морского пути в Индию.

1497—1543

Ганс Гольбейн Младший, немецкий художник.

1498—1515

Людовик XII, король Франции.

1500

Открытие Бразилии португальцами.

1501-1576

Джироламо Кардано, итальянский математик и врач.

1509—1547

Генрих VIII Тюдор, король Англии.

1509—1564

Жан Кальвин.

1511

Захват Малакки португальцами.

1511—1553

Мигель Сервет, испанский гуманист, ученый.

1513—1523

Кристиан II, король Дании и Швеции.

406

1514

Крестьянская война в Венгрии под предводительством Дьердя Дожи.

1515—1547

Франциск I, король Франции.

1515

Битва при Мариньяно. Захват Франциском I Милана.

1516 (18 авг.)

Болонский конкордат.

1516—1555

Карл I, король Испании (с 1519 по 1556 г. — германский император Карл V).

1517

Выступление Лютера с "95 тезисами". Начало Реформации в Германии.

1518—1531

Деятельность Цвингли в Цюрихе.

1519—1572

Гаспар де Колиньи, лидер гугенотской партии во Франции.

1519—1521

Экспедиция Кортеса, завоевание Мексики испанцами.

1519—1522

Первое кругосветное плавание Ф. Магеллана.

1520

"Стокгольмская кровавая баня".

1520—1521

Восстание комунерос в Кастилии.

1521

Вормсский рейхстаг, осуждение Лютера.

1521

Договор между кантонами Швейцарии и Францией.

1522—1523

Рыцарское восстание в Германии.

1523

Расторжение Кальмарской унии между Швецией и Данией. Восстановление независимости Швеции.

1523—1560

Густав I Ваза, король Швеции.

1524—1585

Пьер Ронсар, французский поэт.

1524—1525

Крестьянская война в Германии.

1525

Битва при Павии, победа императора Карла V над французской армией Франциска I.

1526

Битва при Мохаче. Разгром венгерских сил османами.

1526—1527

Крестьянское восстание в Венгрии.

1527—1539

Реформация в Швеции и Финляндии.

1527—1530

Восстание во Флоренции против Медичи.

1529

Мир в Камбрэ между Францией и Испанией.

1530

Аугсбургский рейхстаг. "Аугсбургское исповедание веры".

1530—1596

Жан Боден, французский мыслитель и политик, теоретик права.

1531

Образование Шмалькальденского союза протестантских князей.

1531—1536

Экспедиция Писарро, завоевание Перу испанцами.

1532

Присоединение герцогства Бретани к Франции, завершение объединения страны.

1533—1592

Мишель Монтень, французский писатель, философ.

1534

"Акт о супрематии" в Англии.

1534—1535

Анабаптистское правление в Мюнстере.

1534—1536

Гражданская война в Дании — "графская распря".

1536

Реформация в Дании.

1536—1564

Деятельность Кальвина в Женеве.

1537—1539

Реформация в Норвегии и Исландии.

1539—1540

Восстание в Генте.

1540

Официальное утверждение папой Ордена иезуитов.

1541

Захват Буды османами. Раздел Венгрии между Османской империей и австрийскими Габсбургами.

1545—1563

Тридентский собор.

1546—1548

Шмалькальденская война в Германии между императором Карлом V и протестантскими князьями.

407

1547—1614

Эль Греко, испанский художник.

1547-1559

Генрих II, король Франции.

1547—1614

Мигель Сервантес де Сааведра.

1547-1553

Эдуард VI, король Англии.

1548—1600

Джордано Бруно.

1549

Восстание Роберта Кета в Англии.

1553—1558

Мария Тюдор "Кровавая", королева Англии.

1555

Аугсбургский религиозный мир.

1555—1598

Филипп II, король Испании.

1556-1564

Фердинанд I, германский император.

1558—1603

Елизавета Тюдор, королева Англии.

1558

Возвращение Кале Франции.

1559—1588

Фредерик II, король Дании.

1559—1560

Франциск II, король Франции.

1560

Амбуазский заговор во Франции.

1560—1574

Карл IX, король Франции.

1560—1598

Гражданские (религиозные) войны во Франции.

1561—1626

Фрэнсис Бэкон, английский философ и писатель.

1562—1635

Лопе де Вега, испанский драматург.

1563—1570

Семилетняя война между Данией и Швецией.

1564—1576

Максимилиан II, германский император.

1564—1616

Уильям Шекспир.

1564—1642

Галилео Галилей.

1566

Иконоборческое восстание в Нидерландах.

1566-1609

Борьба за независимость в Нидерландах.

1568—1639

Томмазо Кампанелла.

1571

Битва при Лепанто, победа объединенного флота Испании и Венеции над османами.

1571—1630

Иоган Кеплер, немецкий астроном.

1572

Захват гёзами Бриля и начало восстания на севере Нидерландов.

1572 (24 авг.)

Варфоломеевская ночь я Париже.

1574-1589

Генрих III, король Франции.

1576

Образование гугенотской Конфедерации и Католической лиги во Франции.

1576

Восстание на юге Нидерландов. "Гентское умиротворение".

1576-1612

Рудольф II Габсбург, германский император.

1579

Утрехтская уния северных провинций Нидерландов.

1579

Аррасская уния южных провинций Нидерландов.

1581—1666

Ф. Хальс, голландский художник.

1581

Присоединение Португалии к Испании.

1581

Низложение Филиппа II в Нидерландах.

1583—1645

Гуго Гроций, голландский политический деятель, ученый.

1584

Убийство Вильгельма Оранского, статхаудера Соединенных провинций.

1584-1595

Парижская лига.

1585

Падение Антверпена, поражение национально-освободительной борьбы в Южных Нидерландах.

1585

Крестьянская война в Арагоне.

1585-1625

Мориц Нассауский, статхаудер Соединенных провинций.

1587

Казнь Марии Стюарт, королевы Шотландии.

410 БИБЛИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА

Антология мировой философии: В 4 т. Т. 2.. М., 1970.

Демонология эпохи Возрождения. М., 1996.

Европейская новелла Возрождения. М., 1974.

Европейские поэты Возрождения. М., 1974.

История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли: В 5 т. Т. 2. М., 1962.

Купец. Гуманист. Придворный. Нравственные идеалы эпохи Возрождения: антология / Опыт тысячелетия. Средние века и эпоха Возрождения. Быт, нравы, идеалы. М., 1996.

Поэты Возрождения. М., 1955.

История средних веков: Хрестоматия / Сост. Степанова В.Е., Шевеленко А.Я. М., 1974. Ч. 2 (XV—XVII вв.); 2-е изд. М., 1981.

Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы / Под ред. В.М. Корецкого. М., 1961.

Хрестоматия по истории западноевропейского театра. Т. 1. М., 1953.

Хрестоматия по западноевропейской литературе. Эпоха Возрождения. М., 1947.

Хрестоматия по истории средних веков / Под ред. Н.П. Грацианского и С.Д. Сказкина. М., 1950. Т. 3.

Хрестоматия по социально-экономической истории Европы в новое и новейшее время / Под ред. В.П. Волгина. М.;Л., 1929.

Чаша Гермеса. Гуманистическая мысль эпохи Возрождения и герметическая традиция. М., 1996. Эстетика Ренессанса. Т. 1—2. М., 1981. Утопический роман XVI—XVIII вв. М., 1971.

Литература

Блок М. Короли-чудотворцы. Очерк представлений о сверхъестественном

характере власти, распространенных преимущественно во Франции и в

Англии. М., 1998.

Барг М.А. Проблемы социальной истории в освещении современной

западной медиевистики. М., 1973.

Барг М.А. Категории и методы исторической науки. М., 1984.

Вайнштейн О.Л. Историография средних веков. М.; Л., 1940.

Вайнштейн О.Л. История советской медиевистики. 1917—1966. Л., 1968.

Введение в специальные исторические дисциплины. М., 1990.

411

Вебер M. Избранные произведения. M., 1990.

Власть и политическая культура в средневековой Европе. М., 1992.

Всемирная история. М., 1958. Т. 4.

Грановский Т.Н. Лекции по истории средневековья. М., 1986.

Гутнова Е.В. Историография истории средних веков. 2-е изд. М., 1985.

Европейское дворянство XVI—XVII вв.: границы сословия. М., 1997.

Ивонин Ю.Е. Императоры, короли, министры. Смоленск, 1998.

История Европы. Т. 3. От средневековья к новому времени. М., 1993.

История ментальностей. Историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. М., 1996.

История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма: В 3 т. М., 1986. Т. 3.

Классы и сословия средневекового общества / Под ред. З.В. Удальцовой. М., 1988.

Косминский Е.А. Историография средних веков. V — середина XIX в. М., 1963.

Кудрявцев П.Н. Лекции. Сочинения. Избранное. М., 1991.

Самаркин В.В. Историческая география Западной Европы в средние века. М., 1976.

Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. М., 1973.

Социальная история: проблемы синтеза. М., 1994.

Средневековая Европа глазами современников и историков: Книга для чтения в пяти частях. М., 1994. Ч. IV—V.

Щеголев П.П. Очерки истории Западной Европы XVI—XVIII вв. Л., 1938. Ян Гус. Мартин Лютер. Торквемада. Лойола. М., 1995.

К главе 1

Альбина Л.Л. "Политическое завещание" Ришелье: споры о подлинности // Новая и новейшая история. 1982. № 1.

Вайнштейн О.Л. Западноевропейская средневековая историография. М.;Л., 1964.

Горфункель А.Х. Печатная и рукописная книга в Италии XVI в. // Рукописная и печатная книга. М., 1975.

Дядечкин В.Н. Австрийские поземельные описи, грамоты и уставы как

источник по аграрной истории австрийских владений Габсбургов XV —

начала XVI в. // Вопросы всеобщей истории. Хабаровск, 1975.

Владимиров Л.И. Всеобщая история книги. М., 1988.

Катуштна Л.Г. Изучение и издание итальянских кадастров XV в. //

Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1968. Т. 1.

Косминский Е.А. Историография средних веков. V — середина XIX в. М., 1963.

Люблинская А.Д. Источниковедение истории средних веков. Л., 1955.

Майер В.Е. Уставы как источник по изучению положения крестьян Германии в конце XV — начале XVI в. // Средние века. М., 1956.

Вып. 8.

Майер В.Е. Источники по истории развития производительных сил в сельском хозяйстве и аграрных отношений в Германии XIV—XVI вв. // Античные древности и средние века. Свердловск, 1975. Сб. 12.

Медведев И.П. О подделке византийских документов в XVI в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1969. Т. 2.

Ролова А. Д. Флорентийские хроники и дневники второй половины XVI в.

412

как исторические источники // Проблемы источниковедения западноевропейского средневековья / Под ред. В.И. Рутенбурга. Л., 1979.

Савин А.Н. Английская секуляризация. М., 1906. Гл. 1.

Семенов В.Ф. Из истории раннего капиталистического фермерства в Англии XVII в. (Ферма Роберта Лодера по его записям от 1610—1620 гг.) // Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та им. В.И. Ленина. М., 1969. № 24.

Проблемы экономического и политического развития стран Европы в средние века и античную эпоху.

Семенов В.Ф. Описи земель Вильяма Герберта, графа Пемброка, как источник по истории южноанглийского манора второй половины XVI в. // Очерки социально-экономической и политической истории Англии и Франции XIII—XVII вв. М., 1960.

Симонов В.Н. Немецкие газеты XVII в. как лингвистический источник // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. М., 1986. № 2.

Таценко Т.Н. Палеография немецких документов XVII в. // Вопросы истории. 1964. № 14.

Чистозвонов А.Н. Голландский город в зеркале "Информации" 1514 г. (источник, понятия и вопросы методики) // Средние века. М., 1993. Вып. 58.

Штекли А.Э. Источниковедческие аспекты изучения "Города Солнца" // Средние века. М., 1977. Вып. 41.

К главе 2

Адо A.B. Крестьянство в европейских буржуазных революциях XVI— XVIII вв. // Новая и новейшая история. 1983. № 1.

Андреев М.Л. Рыцарский роман в эпоху Возрождения. М., 1993.

Античное наследие в культуре Возрождения. М., 1984.

Ардашев П.Н. Абсолютная монархия на Западе. Спб., 1902.

Барг М.А. Место XVII века в истории Европы // Вопросы истории. 1985. № 3.

Барг М.А. Эпохи и идеи. Становление историзма. М., 1987.

Барг М.А., Черняк Е.Б. К вопросу о переходной эпохе от феодализма к капитализму (на примере Англии) // Новая и новейшая история. 1982. № 3.

Барг М.А., Черняк Е.Б. Социально-классовые отношения в эпоху перехода от феодализма к капитализму // Формации и социально-классовые структуры. М., 1985.

Бенеш О. Искусство Северного Возрождения. М., 1973.

Бояджиев Т.Н. Вечно прекрасный театр эпохи Возрождения: Италия, Испания, Англия. Л., 1973.

Возрождение: культура, образование, общественная мысль. Иваново, 1985.

Всеобщая история искусств. Т. 3, 4. М., 1962, 1963.

Генезис капитализма в позднее средневековье в Англии и Германии. М., 1979.

Гутнова Е.В. О движущих силах перехода от феодализма к капитализму // Вопросы истории. 1983. № 9.

Господствующий класс феодальной Европы. М., 1989.

Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М., 1980.

413

Гуманистическая мысль, школа и педагогика эпохи средневековья и начала нового времени. М., 1990.

Даннеман Ф. История естествознания. М.;Л., 1936. Т. 2.

Европейская педагогика от античности до нового времени (исследования и материалы). Ч. 3. М., 1994.

Идеи Возрождения и философия нового времени. М., 1986.

История всемирной литературы: В 9 т. М., 1985—1987. Т. 3, 4.

Йейтс Ф. Искусство памяти. Спб., 1997.

Канторович Я. Средневековые процессы о ведьмах. М., 1990.

Кареев Н.И. Западноевропейская абсолютная монархия XVI, XVII и XVIII веков. Спб., 1908.

Кудрявцев О.Ф. Ренессансный гуманизм и "Утопия". М., 1991.

Кузнецов Б.Г. Идеи и образы Возрождения. М., 1979.

Культура Возрождения и общество. М., 1986.

Культура Возрождения и средние века. М., 1993.

Культура эпохи Возрождения и Реформация. Л., 1981.

Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи. М., 1997.

Культура Возрождения XVI века. М., 1997.

Культура Западной Европы в эпоху Возрождения. М., 1996.

Ливанова Т.Н. История западноевропейской музыки до 1789 г. М., 1983. Т. 1.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982; М., 1998.

Люблинская А. Д. Роль дворянства в истории позднего феодализма // Средние века. М., 1971. Вып. 34.

Маркс К. Капитал. Т. 1, 3 //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23.

Островитянов К. В. Политическая экономия досоциалистических формаций // Островитянов К.В. Избранные произведения. М., 1972. Т. 1.

Проблемы генезиса капитализма. М., 1970; М., 1978.

Проблемы социальной структуры и идеологии средневекового общества. Л., 1974—1984. Вып. 1—4.

Пинский Л.Е. Реализм эпохи Возрождения. М., 1961.

Природа в культуре Возрождения. М., 1992.

Развитие капиталистической мануфактуры в Англии и Германии XVI— XVII вв. / Под ред. A.A. Кирилловой. М., 1981.

Рафаэль и его время. Л., 1986.

Ревуненкова Н.В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. М., 1988.

Ренессанс. Барокко. Классицизм. Проблемы стилей в западноевропейском искусстве XV—XVII вв. М., 1966.

Реформация и культура. (Материалы круглого стола) // Средние века. М., 1997. Вып. 60.

Рутенбург В.И. Титаны Возрождения. Л., 1976.

Рутенбург В.И. Ранние буржуазные революции. (К вопросу о начале капиталистической эры в Западной Европе) // Вопросы истории. 1984. № 3. Проблемы периодизации истории средних веков и раннего нового времени. (Круглый стол Ассоциации медиевистов и историков раннего нового времени) // Бюллетень Всероссийской Ассоциации медиевистов и историков раннего нового времени. М., 1993. № 2.

Сказкин С.Д. Возрождение, гуманизм и реформация // Сказкин С.Д. Из истории социально-политической и духовной жизни Западной Европы в средние века. М., 1981.

Сказкин С.Д. Проблемы абсолютизма в Западной Европе. (Время и

414

условия его возникновения) // Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. М., 1973.

Соколов В.В. Европейская философия XV—XVII вв. М., 1984.

Соколов М.Н. Бытовые образы в западноевропейской живописи XV—XVII вв. Реальность и символика. М., 1994.

Социальная природа средневекового бюргерства. XIII—XVII вв. М., 1979.

Социально-экономические проблемы генезиса капитализма. М., 1984.

Становление капитализма в Европе. М., 1987.

Тананаева Л. И. Рудольфинцы. Пражский художественный центр на рубеже XVI—XVII вв. М., 1996.

Теоретические и историографические проблемы генезиса капитализма. М., 1969.

Типология и периодизация культуры Возрождения. М., 1978.

Университеты Западной Европы. Средние века. Возрождение. Просвещение. Иваново, 1990.

Философия эпохи ранних буржуазных революций. М., 1983.

Цейшен Г.Г. История математики в XVI и XVII веках. М.;Л., 1938.

Чистозвонов А.Н. Генезис капитализма. Проблемы методологии. М., 1985.

Чистозвонов А.Н. Историческое место XVI века в процессе генезиса капитализма в Европе // Средние века. М., 1975. Вып. 38.

Школа и педагогическая мысль средних веков, Возрождения и начала нового времени: Исследования и материалы. М., 1991.

Энгельс Ф. О разложении феодализма и возникновении национальных государств // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21.

Эразм Роттердамский и его время. М,, 1989.

К главе 3
Источники

Агрикола Георгий. О горном деле и металлургии. М., 1962.

Меркантилизм. М., 1936.

Литература

Бессмертный Ю.Л. Историческая демография позднего западноевропейского средневековья на современном этапе // Средние века. М., 1987.

Вып. 50.

Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. М., 1991.

Блок М. Характерные черты французской аграрной истории, М., 1957.

Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV— XVIII вв. Т. 1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. М., 1986; Т. 2. Игры обмена. М., 1988; Т. 3. Время мира. М., 1992.

Бродель Ф. Что такое Франция? Кн. 1. Пространство и история. М., 1994; Кн. 2. Люди и вещи. М., 1995.

Вейс Г. Внешний быт народов с древнейших времен до наших дней: В

4 т. М., 1877—1879. Т. 3—4.

Виргинский B.C. Очерки истории науки и техники XVI—XIX веков. М., 1984.

Возникновение и развитие химии с древнейших времен до XVII в. М., 1980.

История техники. М., 1962.

415

Ковалевский M.M. Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства. М., 1900—1903. Т. 2, 3.

Кулишер И.М. История экономического быта Западной Европы. М.;Л., 1931. Т. 1, 2.

Литаврина Э.Э. Состояние земледелия в Испании во второй половине XVI в. // Социально-экономические проблемы истории Испании. М., 1965.

Рынок и экспортные отрасли ремесла в Европе XIV—XVIII вв. М., 1991. Сказкин С. Д. Очерки по истории западноевропейского крестьянства в средние века. М., 1968.

Техника в ее историческом развитии. М., 1979.

Цейтлин RA. Очерки истории текстильной техники. М.;Л., 1940.

Ястребицкая А.Л. Материальная культура и образ жизни в Европе на исходе средневековья // История Европы. Т. 3. М., 1993.

К главе 4
Источники

Егоров Д.Н. (публик. и пер.). Записки солдата Бернала Диаза. Л., 1924. Ч. 1. 2-е изд. Л., 1928; Л., 1925. Ч. 2.

Ланда Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. 1566 г. / Пер., ввод. статья Ю.В. Кнорозова. М., Л., 1955.

Лас Касас Бартоломе де. История Индии. Л., 1968.

Открытие великой реки Амазонки. Хроники и документы XVI в. о путешествиях Франсиско де Орельяны. M., 1963.

Пигафетта Антонио. Путешествие Магеллана. М., 1950.

Путешествия Христофора Колумба. Дневники, письма, документы. М., 1961.

Рэли У. Открытие обширной, богатой и прекрасной Гвианской империи.., совершенное в 1595 г. М., 1963.

Хроники открытия Америки. 500 лет. Антология. М., 1998.

Шумовский Т.А. Три неизвестные лоции Ахмада ибн Маджида, арабского лоцмана Васко да Гамы, в уникальной рукописи Института востоковедения АН СССР. М.;Л., 1957.

Литература

Бартоломе де Лас-Касас. К истории завоевания Америки. М., 1966.

Горнунг М.Б., Липец Ю.Г., Олейников И.Н. История открытия и исследования Африки. М., 1973.

Гуляев В.И. По следам конкистадоров. М., 1976.

Джеймс П., Мартин Дж. Все возможные миры. История географических идей. М., 1988.

Калашников В.М. Голландская колониальная экспансия в Северной Америке в XVII в. // Новая и новейшая история. Саратов, 1983. Вып. 9.

Керов В.Л. Развитие капиталистических отношений и предпосылки колониальной экспансии Франции XVI—XVIII вв. М., 1987.

Латинская Америка в исторической ретроспективе. XVI—XIX вв. М., 1994.

Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий: В 5 т. 3-е изд. М., 1983. Т. 2. Великие географические открытия (конец XV — середина XVII в.).

416

Малаховский К.В. Кругосветный бег "Золотой лани". М., 1980.

Митчелл М. Эль-Кано. Первый кругосветный мореплаватель. М., 1968.

Можейко И.В. В Индийском океане. Очерки истории пиратства в Индийском океане в южных морях (XV—XX вв.). 2-е изд. М., 1980.

Свет Я.М. В страну Офир. М., 1967.

Свет Я.М. Колумб. М., 1973.

Свет Я.М. Фернандо Магеллан. М., 1956.

Слезкин Л.Ю. Земля Святого Креста. Открытие и завоевание Бразилии. М., 1970.

Созина С.А. На горизонте — Эльдорадо. Из истории открытия и завоевания Колумбии. М., 1972.

Три каравеллы на горизонте. К 500-летию открытия Америки. М., 1991. Фрадкин Н.Г. Географические открытия и научное познание Земли. М., 1972.

Харт Г. Морской путь в Индию. Рассказ о плаваниях и подвигах португальских мореходов, а также о жизни и времени дона Васко да Гамы, адмирала, вице-короля Индии и графа Видигейры. М., 1959. Чистозвонов А.Н. Торгово-колониальная экспансия Нидерландов в XVI— XVII вв. и восстания на судах океанских флотов // Средние века. М., 1989. Вып. 52.

Яброва М.М. Очерки истории колониальной экспансии Англии в эпоху первоначального накопления. Саратов, 1966.

К главе 5
Источники

Бебель Г. Фацетии. М., 1970.

Брант С. Корабль дураков. Ганс Сакс. Избранное. М., 1989.

Гуттен Ульрих фон. Диалоги. Публицистика. Письма. М., 1959.

Дюрер А. Дневники, письма, трактаты. Т. 1,2. Л.;М., 1957.

Ермолаев В.А. Гейльброннская программа. Саратов, 1986.

Крестьянская война 1525 года во Франконии: Сб. док. / Сост. и пер. В.А. Ермолаева. Саратов, 1968, 1969. Вып. 1, 2.

Легенда о докторе Фаусте. М.;Л., 1958.

Лютер М. Время молчания прошло. Избранные произведения 1520— 1526 гг. Харьков, 1994.

Лютер М. Избранные произведения. Спб., 1994.

Лютер М. О рабстве воли // Эразм Роттердамский. Философские произведения. М., 1986. С. 290—545.

Мартин Лютер — реформатор, проповедник, педагог. М., 1996.

Майер В.Е., Иванов В.В. Памфлеты эпохи Крестьянской войны в Германии. Ижевск, 1992.

Мюнцер Т. Пражское воззвание. Письма // Средние века. Вып. 52. М., 1989.

Немецкие шванки и народные книги XVI в. М., 1990.

"Письма темных людей". М.;Л., 1935.

Цельтис К. Стихотворения. М., 1993.

Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм. Саранск, 1991.

Эразм Роттердамский. Похвальное слово Глупости. М., 1953 и др. изд. Эразм Роттердамский. Разговоры запросто. М., 1969.

Эразм Роттердамский. Философские произведения. М., 1986.

417

Эразм Роттердамский. Стихотворения. Иоанн Секунд. Поцелуи. М., 1983.

Литература

Бецолъд Ф. фон. История реформации в Германии. Спб., 1900. Т. 1, 2.

Вельфлин Г. Искусство Италии и Германии эпохи Ренессанса. М., 1934.

Володарский В.М. Гуманистические воззрения Ульриха фон Гуттена // Средние века. М., 1963. Вып. 24.

Володарский В.М. Социально-политические взгляды Ульриха фон Гуттена // Средние века. М., 1964. Вып. 26.

Володарский В.М. Немецкая публицистика и гравюра первых лет Реформации // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи. М., 1997.

Гейгер Л. История немецкого гуманизма. Спб., 1899.

Иванов В.В. Радикальная реформация и гуманизм — человек и бог в доктрине Ганса Денка // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи. М., 1997.

История немецкой литературы. Т. 1. М., 1962.

Лампрехт К. История германского народа. М., 1896. Т. 3.

Либман М.Я. Дюрер и его эпоха. М., 1972.

Майер В.Е. Деревня и город Германии в XIV—XVI вв. (развитие производительных сил). Л., 1979.

Майер В.Е. Крестьянство Германии в эпоху позднего феодализма. М., 1985.

Маркиш СП. Знакомство с Эразмом из Роттердама. М., 1971.

Материалы конференции к 500-летию У. фон Гуттена. Культура Возрождения XVI в. Ч. 1. М., 1997.

Некрасов Ю.К. Городские хронисты первой половины XVI в. о причинах и характере Крестьянской войны в Германии // Средние века. М., 1977. Вып. 41.

Некрасов Ю.К. Реформация и Крестьянская война в германских землях XVI в. как раннебуржуазная революция. (Историография, причины и предпосылки революции.) Вологда, 1984.

Немилое А.Н. Грюневальд. М., 1972.

Немилое А.Н. Немецкие гуманисты XV в. Л., 1979.

Савина Н.В. Южнонемецкий капитал в странах Европы и испанских колониях в XVI в. М., 1982.

Смирин М.М. Германия эпохи Реформации и Великой крестьянской войны. М., 1962.

Смирин М.М. К истории раннего капитализма в германских землях (XV—XVI вв.). М., 1969.

Смирин М.М. Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая Крестьянская война. 2-е изд. М., 1955.

Смирин М.М. Очерки истории политической борьбы в Германии перед Реформацией. М., 1952.

Смирин М.М. Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии. М., 1978.

Соловьев Э.Ю. Непобежденный еретик: Мартин Лютер и его время. М., 1984.

Таценко Т.Н. Немецкое дворянство в XVI в. // Европейское дворянство XVI—XVII вв.: границы сословия. М., 1997.

Фаусель Г. Мартин Лютер, жизнь и дело. Т. 1, 2. М., 1995, 1996.

418

Циммерман В. История Крестьянской войны в Германии (по летописям и рассказам очевидцев). М., 1937. Т. 1, 2.

Шаде В. Кранахи — семья художников. М., 1987.

Шиндлинг А., Циглер В. Кайзеры. Священная Римская империя, Австрия, Германия. Ростов-на-Дону, 1997.

Штекли А.Э. Томас Мюнцер. М., 1961.

Штраус Д. Ульрих фон Гуттен. Спб., 1896.

Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7.

Эпштейн А.Д. История Германии от позднего средневековья до революции 1848 г. М., 1961.

Эразм Роттердамский и его время. М., 1989.

К главе 6
Источники

Инфессура С., Бурхард И. Дневники. Документы по истории папства XV—XVI вв. М., 1939.

Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. М., 1997—1999. Т. 1—3. Кальвин Ж. О христианской жизни. М., 1995.

Литература

Ван-Мюйден. История швейцарского народа. Т. 1, 2. Спб., 1898—1900. Виппер Р.Ю. Церковь и государство в Женеве XVI в. в эпоху кальвинизма. М., 1894.

Володарский В.М. Социальная утопия Теофраста Парацельса // История социалистических учений. М., 1985.

Володарский В.М. Образы природы в творчестве Парацельса // Природа в культуре Возрождения. М., 1992.

Либман М.Я. Швейцарские художники. Ганс Гольбейн Младший // Либман М.Я. Дюрер и его эпоха. М., 1972.

Литература Швейцарии: Очерки. М., 1969.

Немилое А.Н. Ганс Гольбейн Младший. М.;Л., 1962.

Пахомоеа В.А. Графика Ганса Гольбейна Младшего. Л., 1989.

Порозовская Б.Д. Иоганн Кальвин, его жизнь и деятельность. Спб., 1891

и др. изд.

Порозовская Б.Д. Ульрих Цвингли, его жизнь и деятельность. Спб., 1892.

Ревуненкова Н.В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. М., 1989.

К главе 7
Источники

Инфессура С., Бурхард И. Дневники. Документы по истории папства XV—XVI вв. М., 1939.

Лойола Игнатий. Духовные упражнения. Париж, 1996.

Литература

Григулевич И.Р. Инквизиция. 3-е изд. М., 1985.

419

Косминский Е.А. Эрудиты XVII—XVIII вв. // Косминский Е.А. Историография средних веков. М., 1963.

Кудрявцев О.Ф. Контрреформация // История Европы. Т. 3. М., 1993.

Лозинский С.Г. История папства. М., 1986.

Руденко O.A. Контрреформация в Англии при Марии Тюдор // Англия в эпоху абсолютизма: Статьи и источники. М., 1984.

Серегина А.Ю. "Истинная" реформация церкви в представлении английской католической эмиграции конца XVI в. // Средние века. М., 1997. Вып. 60.

Ян Гус. Мартин Лютер. Жан Кальвин. Торквемада. Лойола. М., 1995.

К главе 8
Источники

Бартоломе де Лас-Касас. К истории завоевания Америки. М., 1966.

Жизнь Ласарильо с Тормеса. М., 1955.

Завещание Изабеллы I Кастильской (1451—1504) / Публ., пер. и коммент. Н.П. Денисенко // Европа и Америка на перекрестке эпох.

Иваново, 1992.

Испанская эстетика. Ренессанс. Барокко. Просвещение. М., 1977.

Испанский театр. М., 1969.

Лопе де Вега. Избранные драматические произведения. Т. 1, 2. М., 1955.

Лопе де Вега. Новеллы. М.;Л., 1960.

Сервантес Сааведра Мигель де. Назидательные новеллы. М.; Л., 1934.

Сервантес Сааведра Мигель де. Собр. соч.: В 5 т. М., 1961.

Плутовской роман. М., 1975.

Сервантес Сааведра Мигель де. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. Ч. 1, 2. М., 1951.

Литература

Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. М., 1951. Т. 2.

Варьяш О.И. Королевская власть и ордена в Испании XVI века // Россия и Испания: Историческая ретроспектива. М., 1987.

Ведюшкин В.А. Идальго и кабальеро: испанское дворянство в XVI—XVII

вв. // Европейское дворянство XVI—XVII вв.: границы сословия. М., 1997.

Денисенко Н.П. Испанская корона и крестьянство в XVI в. // Россия и Испания: Историческая ретроспектива. М., 1987.

Денисенко Н.П. Отчуждение селений и земель королевской властью в Испании XVI в. // Средние века. М., 1976. Вып. 40.

Балашов Н.И. Испанская классическая драма. М., 1975.

Державин К.Н. Сервантес: жизнь и творчество. М., 1958.

Каптерева Т.П. Искусство Испании. Средние века. Эпоха Возрождения. М., 1989.

Каптерева Т.П. Эль Греко. М., 1965.

Кудрявцев А.И. Испания в средние века. Л., 1937.

Литаврина Э.Э. Испания в эпоху великих географических открытий // Бартоломе де Лас-Касас. К истории завоевания Америки. М., 1966.

Литаврина Э.Э. К проблеме экономического упадка Испании в XVI в. // Из истории средневековой Европы (X—XVII вв.). М., 1957.

420

Литаврина Э.Э. Некоторые проблемы генезиса капитализма в испанской деревне XVI в. // Проблемы испанской истории. М., 1975.

Литаврина Э.Э. "Революция цен" и государственные финансы Испании в XVI—XVII вв. // Проблемы испанской истории. М., 1979.

Литаврина Э.Э. Крестьянство Испании и Португалии в XVI—XVIII вв. // История крестьянства в Европе. Т. 3. М., 1986.

Менендес Пидал Р. Избранные произведения. Испанская литература средних веков и эпохи Возрождения. М., 1961.

Петров Д.К. Очерки бытового театра Лопе де Вега. Спб., 1901.

Сервантесовские чтения. Л., 1985.

Силюнас В. История испанского театра XIII—XVI вв. М., 1995.

Снеткова Н.П. "Дон Кихот" Сервантеса. Л., 1970.

К главе 9
Источники

Ван Мандер Карел. Книга о художниках. М., 1940.

Вондел. Трагедии. М., 1988.

Гроций Гуго. О праве войны и мира. Три книги... М., 1956.

Питер Пауль Рубенс. Письма. Документы. Суждения современников. М., 1977.

Эразм Роттердамский. Жалоба мира, отовсюду изгнанного и поверженного / Пер., вступ. статья и комм. В.Д. Балакина // Эразм Роттердамский и его время. М., 1989.

Литература

Бааш Э. История экономического развития Голландии в XVI—-XVIII веках. М., 1949.

Бенеш О. Искусство Северного Возрождения. М., 1973.

Буткевич В.Г. Политико-правовые взгляды Гуго Гроция // Советское государство и право. 1984. № 9.

Варшавская М.Я. Ван Дейк. Картины в Эрмитаже. М., 1963.

Виппер Б.Р. Становление реализма в голландской живописи XVII в. М., 1957.

Гершензон-Чегодаева Н.М. Брейгель. М., 1983.

Гершензон-Чегодаева Н.М. Нидерландский портрет XV века. Его истоки и судьбы. М., 1972.

Звездина Ю.Н. Эмблематика в мире старинного натюрморта. М., 1997.

Люди эпохи завоеваний. Вильгельм Оранский. Фернандо Альба. Ростов-на-Дону, 1998.

Мотлей Д.Л. История Нидерландской революции и основания Республики Соединенных провинций. Спб., 1865—1866. Т. 1, 2. Спб., 1871. Т. 3.

Никулин H.H. Искусство Нидерландов XV—XVI вв. Л., 1987.

Новикова О.Э. Нидерландский гуманист Юст Липсий о гражданских войнах // Культура Возрождения XVI веха. М., 1997.

Ошис В.В. История нидерландской литературы. М., 1983.

Пиренн А. Нидерландская революция. М., 1937.

Фомин Г. Иероним Босх. М., 1974.

Фромантен Э. Старые мастера. М., 1966.

Чистозвонов А.Н. Бюргерство и буржуазия в Нидерландах (XV—XVIII

421

вв.). // Социально-экономические проблемы генезиса капитализма. М., 1984.

Чистозвонов А.Н. Нидерландская буржуазная революция XVI века. М., 1984.

Чистозвонов А.Н. Реформационное движение и классовая борьба в Нидерландах в первой половине XVI века. М., 1964.

Чистозвонов А.Н. Генезис капитализма в Нидерландах // Проблемы генезиса капитализма. М., 1987.

Чистозвонов А.Н. Становление государственного строя Республики Соединенных провинций // Средние века. М., 1987. Вып. 50.

К главе 10
Источники

Ариосто Лудовико. Неистовый Роланд. Т. 1, 2. М., 1993.

Бруно Джордано. Диалоги. М., 1949.

Бруно Джордано. Изгнание торжествующего зверя. Спб., 1914.

Бруно Джордано. О героическом энтузиазме. Киев, 1996.

Вазари Джордже. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. М., 1956—1971. Т. 1—5.

Галилей Галилео. Избранные труды. Т. 1, 2. М., 1964.

Гвиччардини Франческо. Сочинения. М., 1934.

Кампанелла Т. Город Солнца. М., 1954 (В прилож.: О наилучшем государстве. Из сонетов Кампанеллы).

Кардано Джироламо. О моей жизни. М., 1938.

Леонардо да Винчи. Избранные произведения: В 2 т. М.;Л., 1935. Т. 1, 2.

Леонардо да Винчи. Сказки, легенды, притчи. Л., 1983.

Макиавелли Никколо. Избранные сочинения. М., 1982.

Макиавелли Никколо. История Флоренции. Л., 1973.

Микеланджело: Поэзия. Письма. Суждения современников. 2-е изд. М., 1983.

О любви и красотах женщин. Трактаты о любви эпохи Возрождения. М., 1992.

Помпонацци Пьетро. Трактаты о бессмертии души. О причинах естественных явлений или о чародействе. М., 1990.

Поэзия Микеланджело. М., 1992.

Эстетика Ренессанса. Т. 1, 2. М., 1981.

Челлини Бенвенуто. Жизнь Бенвенуто Челлини, им самим рассказанная. Спб., 1987. Т. 1, 2.

Литература

Андреев М.Л., Хлодовский Р.И. Итальянская литература зрелого и позднего Возрождения. М., 1988.

Боткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989.

Боткин Л.М. Итальянское Возрождение. Проблемы и люди. М., 1995.

Бицилли П.М. Место Ренессанса в истории культуры. Спб., 1996.

Буркгардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. Спб., 1904—1906. Т. 1, 2.

Буркхардт Я. Культура Возрождения в Италии. М., 1996.

Виллари П. Никколо Макиавелли и его время. Спб., 1914. Т. 1.

422

Гарэн Э. Проблемы итальянского Возрождения. М., 1986.

Горфункель А.Х. Джордано Бруно. М., 1973.

Горфункель А.Х. Томмазо Кампанелла. М., 1969.

Гусарова Т.П. Город и деревня в Италии на рубеже позднего средневековья. М., 1983.

Дажина В.Д. Микеланджело. Рисунок в его творчестве. М., 1986.

Дживелегов А.К. Очерки итальянского Возрождения: Кастильоне, Аретино, Челлини. М., 1929.

Дживелегов А.К. Творцы итальянского Возрождения: В 2 кн. М., 1998.

Зубов В.П. Леонардо да Винчи. 1452—1519. М.;Л., 1962.

Искусство и культура Италии эпохи Возрождения и Просвещения. М., 1997.

История Италии. В 3 т. М., 1970. Т. 1.

Котельникова Л.А. Из истории дворянского землевладения в Центральной Италии XVI в. // Средние века. М., 1985. Вып. 48.

Котельникова Л.А. Ремесленники-арендаторы в городе и деревне Тосканы в XVI в. (по материалам Государственного архива Флоренции) // Средние века. М., 1986. Вып. 49.

Котельникова Л.А. "Феодальное возрождение" или "старый" феодализм? (Некоторые проблемы аграрной эволюции Северной и Средней Италии XVI — середины XVII в.) // Средние века. М., 1989. Вып. 52.

Культура и общество Италии накануне нового времени. М., 1993.

Лазарев В.Н. Старые итальянские мастера. М., 1972.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1998.

Петров М.Т. Итальянская интеллигенция в эпоху Ренессанса. Л., 1982.

Рафаэль и его время. М., 1986.

Голова А.Д. Конец эпохи Возрождения в Италии: специфика экономики и общества в XVI в. Рига, 1987.

Ролова А.Д. Основные черты экономического развития Италии в XVI— XVII вв. // Возникновение капитализма в промышленности и сельском хозяйстве стран Европы, Азии и Америки. М., 1968.

Голова А. Д. Экономическое положение трудящихся масс Флоренции во второй половине XVI в. и в начале XVII в. Рига, 1974.

Гутенбург В.И. Италия и Европа накануне нового времени. Л., 1974.

Гутенбург В.И. Истоки Рисорджименто: Италия в XVII—XVIII вв. Л., 1980.

Гутенбург В.И. Теория и практика итальянского абсолютизма // Европа в средние века: экономика, политика, культура. М., 1972.

Гутенбург В.И. Титаны Возрождения. Л., 1976.

Стам С.М. Корифеи Возрождения. Саратов, 1991.

Хлодовский Р.И. Кризис в ренессансной Италии и гуманизм Макьявелли: трагедия "Государя" //Из истории социальных движений и общественной мысли. М., 1981.

Чиколини Л.С. Социальная утопия в Италии. XVI — начало XVII в. М., 1980.

Штекли А.Э. Галилей. М., 1972.

Штекли А.Э. "Город Солнца": утопия и наука. М., 1978.

Юсим М.А. Этика Макиавелли. М., 1990.

423

К главе 11
Источники

Английская лирика первой половины XVII в. М., 1989.

Английская реформация / Под ред. Ю.М. Сапрыкина. М., 1990.

Англия в эпоху абсолютизма. (Статьи и источники) / Под ред. Ю.М. Сапрыкина. М., 1984.

Бэкон Фрэнсис. История правления короля Генриха VII. М., 1990.

Бэкон Фрэнсис. Новая Атлантида. Опыты и наставления нравственные и

политические. М., 1962.

Бэкон Фрэнсис Сочинения: В 2 т. М., 1977—1978.

Донн Джон. Избранное. М., 1994.

Джонсон Бенджамин. Драматические произведения: В 2 т. М.;Л., 1931, 1933.

Марло Кристофер. Трагическая история доктора Фауста. М., 1949.

Младшие современники Шекспира. М., 1986.

Мор Томас. Утопия. М., 1978.

Мор Томас. Эпиграммы. История Ричарда III. M., 1973.

Рэли Уолтер. Открытие Гвианы. М., 1963.

Сидни Филип. Астрофил и Стелла. Защита поэзии. М., 1982.

Шекспир Уильям. Полное собрание сочинений: В 8 т. М., 1957—1960.

Литература

Аникст A.A. Творчество Шекспира. М., 1963.

Англия XV—XVII вв. Проблемы разложения феодализма и генезиса капитализма. Горький, 1981.

Англия XVII века: социальные группы и общество. Спб., 1994.

Англия XVII века: социопрофессиональные группы и общество. Спб., 1997.

Барг М.А. Шекспир и история. М., 1976.

Винокурова М.В. Английское крестьянство в канун буржуазной революции середины XVII в. М., 1992.

Горбунов АН. Джон Донн и английская поэзия XVI—XVII вв. М., 1993. Дмитриева О.В. Социально-экономическое развитие Англии в XVI в. М., 1990.

Дмитриева О.В. Елизавета I. M., 1998.

Исаенко AB. Английская королевская реформация XVI века. Орджоникидзе, 1982.

Исаенко A.B. Пуританская реформация в Англии в XVI — начале XVII века. Орджоникидзе, 1980.

История английской литературы. М., 1953—1958. Т. 2, 3.

Комарова Т.А. Шекспир и Монтень. Л., 1984.

Кондратьев СВ. Идея права в предреволюционной Англии. Тюмень, 1996.

Кудрявцев О.Ф. Ренессансный гуманизм и "Утопия". М., 1991.

Кузнецов К.А. Английская палата общин при Тюдорах и Стюартах. Одесса, 1915.

Мещерякова Н.М. Основные черты генезиса капитализма в промышленности Англии XVI — первой половины XVII в. // Проблемы генезиса капитализма. М., 1978.

Михаленко Ю.П. Бэкон и его учение. М., 1975.

424

Морозов М.М. Театр Шекспира. М., 1984.

Мортон АЛ. Английская утопия. М., 1956.

Евсеев В.А Английский город в XVI—XVII вв.: специфика регионального развития. Нижний Новгород, 1997.

Лавровский В.М. Проблемы исследования земельной собственности в Англии XVII—XVIII вв. М., 1958.

Осиновский И.Н. Томас Мор. М., 1974.

Осиновский И.Н. Томас Мор: утопический коммунизм, гуманизм, реформация. М., 1978.

Осипова Т.С. Освободительная борьба ирландского народа против английской колонизации (вторая половина XVI — начало XVII в.). М., 1962. Потехин АН. Очерки из истории борьбы англиканства с пуританством при Тюдорах (1550—1603 гг.). Казань, 1894.

Савин АН. Английская деревня в эпоху Тюдоров. М., 1903.

Савин А.Н. Английская секуляризация. М., 1906.

Савин А.Н. Лекции по истории английской революции. М., 1937.

Сапрыкин Ю.М. Английское завоевание Ирландии (XV—XVII вв.). М., 1982.

Сапрыкин Ю.М. От Чосера до Шекспира: этические и политические идеи в Англии. М., 1985.

Сапрыкин Ю.М. Социально-политические взгляды английского крестьянства в XIV—XVII вв. М., 1972.

Семенов В.Ф. Огораживания и крестьянские движения в Англии XVI в. М.;Л., 1949.

Соколов В. Реформация в Англии. (Генрих VIII и Эдуард VI.) M., 1881.

Субботин А.Л. Фрэнсис Бэкон. М., 1974.

Томас Мор. 1478—1978. Коммунистические идеалы и история культуры. М., 1981.

Тревельян Дж.М. Социальная история Англии. М., 1959.

Федоров СЕ. Пуританизм и общество в стюартовской Англии. (Позднее индепендентство.) Спб., 1993.

Хейг К. Елизавета I Английская. Ростов-на-Дону, 1997.

Шведов Ю.Ф. Исторические хроники Шекспира. М., 1964.

Шведов Ю.Ф. Эволюция шекспировской трагедии. М., 1975.

Штокмар В.В. Очерки по истории Англии XVI века. Л., 1957.

Штокмар В.В. Экономическая политика английского абсолютизма в эпоху его расцвета. Л., 1962.

Эшли У.Дж. Экономическая история Англии в связи с экономической теорией. М., 1897.

Яброва М.М. Очерки истории колониальной экспансии Англии в эпоху первоначального накопления. Саратов, 1966.

К главе 12
Источники

Брантом. Галантные дамы. М., 1998.

Внутренняя политика французского абсолютизма. 1633—1649 / Под ред. А.Д. Люблинской. М.;Л., 1966.

Декарт Рене. Избранные произведения. М., 1950.

Д'Обинье Агриппа. Трагические поэмы. Мемуары. М., 1949; М., 1996.

425

Документы по истории гражданских войн во Франции. 1561—1563 / Под ред. А.Д. Люблинской. М.;Л., 1962.

Документы по истории Франции середины XVI в. / Публ. Т.П. Вороновой, Е.Г. Гурари; под ред. А.Д. Люблинской // Средние века. М., 1958. Вып. 12 и 13; М., 1959. Вып. 14 и 15; М., 1961. Вып. 19.

Дю Белле Ж., Ронсар П. дe. Стихи. М., 1969.

Ла Боэси Этьен де. Рассуждения о добровольном рабстве. 2-е изд. М., 1962.

Маргарита Наваррская. Гептамерон. М., 1993.

Мемуары королевы Марго. М., 1995.

Монтень Мишель. Опыты. Разн. изд.

Поэзия Плеяды. М., 1984.

Рабле Франсуа. Гаргантюа и Пантагрюэль. М., 1981.

Ронсар П. Избранная поэзия. М., 1985.

Ронсар П. Лирика. М., 1963.

Паскаль Блез. Мысли. М., 1995.

Письма Анны Австрийской в Российской Национальной Библиотеке в Санкт-Петербурге / Вступ. статья, коммент. В.В. Шишкина // Средние века. М., 1997. Вып. 60.

Кардинал де Рец. Мемуары. М., 1997.

Ларошфуко Ф. де. Максимы. Паскаль Б. Мысли. Лабрюйер Ж. де. Характеры, или Нравы нынешнего века. М., 1974.

Эльфонд И. Я. Политические учения эпохи Возрождения и Реформации (Франция): Учебное пособие. Саратов, 1991.

Литература

Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965.

Быховский Б.Э. Гассенди. М., 1979.

Виппер Ю.Б. Поэзия Плеяды. М., 1976.

Зенон-Дэвис Н. Возвращение Мартена Герра. М., 1990.

История Франции: В 3 т. М., 1972. Т. 1.

История французской литературы. Т. 1. М., 1946.

Кнехт Р. Ришелье. Ростов-на-Дону. 1995.

Лозинский A.A. Генеральный Совет лиги (из истории Католической лиги во Франции) // Средние века. М., 1971. Вып. 33, 34.

Лучицкий И. В. Гугенотская аристократия и буржуазия на юге после Варфоломеевской ночи (до Булонского мира). Спб., 1870.

Лучицкий И.В. Католическая лига и кальвинисты во Франции. Киев, 1877. Т. 1.

Лучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции. Киев, 1871. Ч. 1.

Люблинская А.Д. К вопросу о классовой природе французского абсолютизма. (Конец XV — середина XVII вв.) // Новая и новейшая история. 1979. № 4.

Люблинская А.Д. Франция в начале XVII в. (1610—1620). Л., 1959.

Люблинская А.Д. Франция при Ришелье. Французский абсолютизм в 1630—1640 гг. Л., 1982.

Люблинская АД. Французские крестьяне в XVI—XVII вв. Л., 1978.

Люблинская АД. Французский абсолютизм в первой трети XVII в. М.;Л., 1965.

Молдавская М.А. У истоков рабочего движения во Франции. Киев, 1989. 426

Петрусевич. Я. Искусство Франции XV—XVI вв. М., 1973.

Плешкова С.Л. Французская монархия и церковь (XV — середина XVI в.). М., 1992.

Плешкова С.Л. Абсолютная монархия и судьба цехового ремесла во Франции // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 1982. № 1.

Плешкова С.Л. Французская реформация. Спецкурс и переводы источников. М., 1993.

Плешкова С.Л. Екатерина Медичи, Черная королева. М., 1994.

Поршнев Б.Ф. Народные восстания во Франции перед Фрондой (1623— 1648). М.;Л., 1948.

Райцес В. И. Аженская коммуна в 1514 г. Малоизвестная глава из истории средневекового города. Спб., 1994. Трофимова О. В. Города в гугенотском движении во Франции XVI века. Ярославль, 1983.

Уваров П.Ю. Французы XVI века; Взгляд из Латинского квартала. М., 1993.

Червонная Т.М. Французская деревня по юридическим источникам XVI века. Саратов, 1992.

Эльфонд И.Я. Тираноборцы. Саратов, 1991.

К главе 13
Источники

Русско-шведские экономические отношения в XVII веке: Сб. документов. М.;Л., 1960.

Литература

Анохин Г.И. Общинные традиции норвежского крестьянства. М., 1971.

Гуревич А. Я. Основные этапы социально-экономической истории норвежского крестьянства в XIII—XVII вв. // Средние века. М., 1959. Вып. XVI.

Дементьев Г.А Введение реформации в Дании. Спб., 1900.

Дементьев Г.А. Введение реформации в Швеции. Спб., 1892.

Жербин A.C., Шаскольский И.П. Крестьянская война в Финляндии в конце XVI в. // Вопросы истории. 1981. № 8.

История Норвегии. М., 1980.

История Швеции. М., 1974.

Йордан Б. "Повелевается жителям содержать бедных". Социальная политика датской монархии в XVI в. Средние века. М., 1997. Вып. 59.

Кан А.С. Развитие капитализма в Швеции до промышленного переворота и буржуазная революция начала XIX в. // Скандинавский сборник. Таллинн, 1980. Вып. 25.

Кан АС. Социально-экономическая характеристика шведской деревни первой половины XVII в. // Средние века. М., 1957. Вып. IX.

Савельева Е.А. Олаус Магнус и его "История северных народов". Л., 1983.

Форстен Г.В. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях (1544—1648). Спб., 1893—1894. Т. 1, 2.

Чернышева О.В., Комаров Ю.Д. Церковь в скандинавских странах. М., 1988.

427

К главам 14—15
Источники

Гусарова Т.П. Антикрестьянское законодательство 1514 г. в Венгрии (седьмой декрет Уласло II) // Средние века. М., 1984. Вып. 47.

Гусарова Т.П. (сост.) Венгерская деревня конца XV — середины XVI в. и Крестьянская война 1514 г. Источники и материалы: Учебно-метод. пособие. М., 1990.

Из "Трипартитума" Иштвана Вербеци // Антология истории права. Средневековье. Т. 2. М., 1999.

Литература

Грекул Ф.А. Аграрные отношения в Молдавии в XVI — первой половине XVII в. Кишинев, 1961.

Гусарова Т.П. "Я хотел обновить мир" // И живы памятью столетий. Очерки о вождях народных движений в средневековой Европе. Минск, 1987.

Гусарова Т.П. Экономическое и социальное развитие Венгрии в XVI— XVII вв. // История Европы. Т. 3. М., 1995.

Гусарова Т.П. Дворянство Венгрии в XVI—XVII вв. // Европейское дворянство XVI—XVII вв. / Отв. ред. В.А. Ведюшкин. М., 1997.

Гусарова Т.П. Культура Венгрии в конце XV — начале XVII в. // Культура Западной Европы в эпоху Возрождения / Под ред. Л.М. Брагиной. М., 1999.

Исламов Т.М., Фрейдзон В.И. Переход от феодализма к капитализму в Западной, Центральной и Юго-Восточной Европе // Новая и новейшая история. 1986. № 1.

История Венгрии: В 3 т. М., 1971. Т. 1.

История Молдавской ССР. С древнейших времен до наших дней. Кишинев, 1982.

Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987.

Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV—XVI вв. М., 1984.

Пах Ж. П. Барщина и наемный труд в помещичьем домениальном хозяйстве Венгрии в XVI—XVII вв. // Вопросы истории. 1972. № 9.

Полтавский М.А. История Австрии: пути государственного и национального развития: В 2 т. Т. 1. М., 1992.

Пристер Е. Краткая история Австрии / Пер. с нем. М., 1952.

Семенова Л.Е. Дунайские княжества в международных отношениях в Юго-Восточной Европе (конец XIV — первая треть XVI в.). М., 1994.

Сопко Т.М. Венгерское законодательство XVI века о закрепощении крестьян // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. История. 1963. № 6.

Хеди К. Место и положение Венгерской провинции в составе Османской империи // Средние века. М., 1997. Вып. 59.

Чизмадиа А., Ковач К., Асталош Л. История венгерского государства и права / Пер. с венгер. М., 1986.

Шушарин В.П. Крестьянская война 1514 г. в Венгрии. М., 1994.

428

К главе 16
Источники

Аграрный строй Османской империи XV—XVII вв. Документы и материалы / Сост., пер. и коммент. A.C. Тверитиновой. М., 1963.

Малое В.Н. Документы по истории франко-турецких отношений в коллекции Ламуаньона. Средние века. М., 1979. Вып. 59.

Литература

Алексеев В.М. Тридцатилетняя война. Л., 1961.

Арш Г.Л., Сенкевич И.Г., Смирнова Н.Д. Краткая история Албании. М.,

1965.

Балашова Н.Ю. Альберико Джентиле и его трактат "Три книги о посольствах" (1585) // Культура Возрождения XVI века. М., 1997.

Грох М.К. К вопросу об экономических отношениях стран Восточной и Западной Европы в переломный период Тридцатилетней войны // Средние века. М., 1963. Вып. 24.

Достян И.С. Борьба сербского народа против турецкого ига. XV — начало XIX в. М., 1958.

Ивонин Ю.Е. Становление европейской системы государств. Англия и Габсбурги на рубеже двух эпох. Минск, 1989.

Ивонин Ю.Е. У истоков европейской дипломатии нового времени. Минск, 1984.

История Болгарии. М., 1954. Т. 1.

История дипломатии. 2-е изд. / Под ред. В.А. Зорина, B.C. Семенова, С.Д. Сказкина, В.М. Хвостова. М., 1959. Т. 1.

История Югославии. М., 1963. Т. 1.

Малое В.Н. Великие географические открытия. Международные отношения конца XV—XVI в. в Западной Европе // История Европы. Т. 3. М.,

1993.

Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV—XVI вв. М., 1984.

Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVI в. Ч. 1. М., 1998.

Османская империя: система государственного управления, социальные и этнорелигиозные проблемы. М., 1986.

Поршнев Б.Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М., 1976.

Сказкин С.Д. Итальянские войны // Сказкин С.Д. Из истории социально-политической и духовной жизни Западной Европы в средние века. М., 1981.

Сказкин С.Д. Международные отношения в Европе в конце XV и первой половине XVI в. // Там же.

Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 83—93, 146—166.

Тодоров Н. Балканский город XV—XIX вв. Социально-экономическое и демографическое развитие. М., 1976.

Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1989.

429


Глава 1. Источники по истории позднего средневековья (раннего нового времени). О.В. Дмитриева...3

Глава 2. Основные тенденции исторического развития Западной Европы в конце XV — первой половине XVII в. Л.М. Брагина, О.В. Дмитриева...10

Глава 3. Экономическое развитие стран Западной Европы в раннее новое время. Л.М. Брагина...33

Глава 4. Великие географические открытия и возникновение колониальной системы. Э.Э. Литаврина...54

Глава 5. Германия в XVI — первой половине XVII в. В.М. Володарский...73

Глава б. Швейцария в XVI — первой половине XVII в. В.М. Володарский... 124

Глава 7. Католическая церковь в раннее новое время. Контрреформация и католическая реформа. С.Л. Плешкова....145

Глава 8. Испания в XVI — первой половине XVII в. Э.Э. Литаврина...155

Глава 9. Нидерланды в XVI — первой половине XVII в. В.М. Володарский...180

Глава 10. Италия в XVI — первой половине XVII в. Л.М. Брагина...213

Глава 11. Англия в XVI — первой половине XVII в. О.В. Дмитриева...250

Глава 12. Франция в XVI — первой половине XVII в. С.Л. Плешкова...285

Глава 13. Страны Северной Европы в XVI — первой половине XVII в. A.A. Сванидзе...321

Глава 14. Австрия в XVI — первой половине XVII в. Т.П. Гусарова...345

430

Глава 15. Венгрия, Трансильвания, Молдавия и Валахия в XVI — первой половине XVII в. Т.П. Гусарова... 350

§ 1. Венгрия и Трансильванское княжество... 350

§ 2. Молдавское и Валашское княжества... 371

Глава 16. Международные отношения в XVI — первой половине XVII в... 378

§ 1. Развитие международных отношений в Европе в XVI в. С.Л. Плешкова... 378

§ 2. Европа и Османская империя в XVI — первой половине XVII в. Т.П. Гусарова... 384

§ 3. Тридцатилетняя война. В.М. Володарский... 391

Хронологическая таблица. О.В. Дмитриева... 406

Библиография. О.В. Дмитриева... 411


Учебное издание

ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ

Том 2 Раннее новое время

4-е издание

Зав. редакцией

Г.М. Степаненко

Редактор

Г. В. Кошелева

Художественный редактор

Ю. М. Двбрянская

Переплет художника

Б.С. Казакова

Технический редактор

H.H. Смирнова

Корректоры

В.А. Ветров, A.B. Яковлев,

Н.В. Иванова

Верстка на компьютере

Н. И. Филимонова

Подписано в печать 03.03.2003.

Формат 60x90 1/16. Бумага офс. № 1.

Гарнитура "Таймс". Офсетная печать.

Усл. печ. л. 27,0. Уч.-изд. л. 20.0.

Тираж 6000 экз. Заказ №575 Изд. № 7691.

Ордена "Знак Почета"

Издательство Московского университета.

125009. Москва, ул. Б. Никитская, 5/7.

Тел.: 229-50-91. Факс: 203-66-71.

Тел.: 939-33-23 (отдел реализации).

E-mail:

В Издательстве МГУ

работает служба «КНИГА-ПОЧТОЙ»

Тел.: 229-75-41

ФГУП «Издательство "Высшая школа"» 127994. ГСП-4. Неглинная ул.. д. 29/14.

Факс: 200-03-01, 200-06-87. E-mail: http://www.v-shkola.ra

Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография ИПО профсоюзов Профиздат», 109044, Москва, Крутицкий вал, 18.

Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || || || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу. АНОНС КНИГ

update 03.05.07

 


Источник: http://yanko.lib.ru/books/hist/ist_sred_vv-mgu-a.htm

Закрыть ... [X]

Тема 1 Понятие римского права. Его системы и Конкурсы города орши



Пути развития феодальных отношений МОНГОЛО -ТАТАРСКОЕ НАШЕСТВИЕ НА РУСЬ /
Пути развития феодальных отношений История Польши История Вики FANDOM powered
Пути развития феодальных отношений Всемирная история. Энциклопедия
Пути развития феодальных отношений Вся философия в кратце - vmede. org
Пути развития феодальных отношений Bizarre Car of the Week: 1978 Dodge Warlock - NY Daily News
Пути развития феодальных отношений Cached
Lotus Lotus Thai Sp Спа Салон тайского традиционного массажа Во время полового акта у меня слишком много выделений и кажеться в Декупаж - Сайт любителей декупажа - Подрисовка Интернет-магазин платьев в Новосибирске, магазин Красивые цитаты о мужчинах Обнаженная еда. Вкуснейшие рецепты для здоровья, красоты и Постановление Правительства РФ от 10.05.2017 N 550 - Про-Инфо